Юрий Мелитонян. «Оптимизация» населения

Автор: | 27.01.2019
Юрий Мелитонян. «Оптимизация» населения

Юрий Мелитонян. «Оптимизация» населения

Село Волово в Липецкой области совсем не маленькое: четыре с половиной тысячи жителей. Тридцать лет назад здесь был процветающий колхоз. Перед зданием бывшего правления до сих пор стоит памятник Ленину. Рядом — клуб и школа. Есть и больница. Только попасть туда на лечение и даже просто получить первую помощь может не каждый. Не с любой хворью сюда пускают: ликвидированы многие профильные отделения. И это сейчас волнует сельчан, пожалуй, больше всего.

МЕСТНАЯ ЖИТЕЛЬНИЦА Надежда Сафронова рассказала корреспондентам телеканала «Красная Линия», что, когда у неё заболел муж, она три дня умоляла воловских медиков: помогите, спасите, положите пожилого человека в больницу.

— Он сидел на лавочке, качался от боли, а врачи были рядом, но разводили руками: нет мест, — вспоминает Надежда. — Потом я отошла за результатами анализов, а ко мне прибегает внучка, кричит: «Дедушке совсем плохо!»

И всё равно в тот день главу семьи Сафроновых в больницу не положили. А когда на следующее утро ему стало ещё хуже и пришлось вызывать «скорую», в местную больницу умирающего человека даже тогда не взяли. Супруге пришлось везти его за сорок километров в районную больницу в Тербуны.

— Там сделали осмотр, сказали: «У него ротавирусная инфекция, пусть лечится сам», — продолжает Надежда.

В больницу мужа удалось положить только через день. Помогли друзья, поговорили с нужными людьми. Но было уже поздно. Месяц Александр Сафронов пролежал в коме и скончался…

Местные жители рассказывают, что в Воловской больнице всё окончательно пошло вразнос, когда её лишили статуса центральной районной и передали в подчинение медучреждению в селе Тербуны. Такого рода реорганизации проходили несколько лет назад по всей стране и назывались «оптимизацией». Только для Александра Сафронова и его близких результаты этой «оптимизации» оказались трагическими. А сколько таких трагедий произошло по всей России, мы никогда не узнаем.

В Липецкой области проблемой местного здравоохранения занимается областной комитет КПРФ. Первый секретарь обкома Николай Разворотнев давно бьёт тревогу и обращается во все инстанции, включая и.о. губернатора.

— До 2013 года, когда объявили пресловутую «оптимизацию», в области было более ста многопрофильных больниц, — рассказывает Николай Разворотнев. — Осталось меньше половины.

По словам лидера липецких коммунистов, в селе Волово, где средний возраст жителей довольно молодой — 30—35 лет, ситуация со здравоохранением не просто тяжёлая. Здесь зашкаливают показатели смертности. Многие случаи связаны с запущенными онкологическими заболеваниями. А как им не быть запущенными, если диспансеризацией населения медики толком не занимаются. Да и нет этих медиков — в больнице недокомплект.

Разворотнев уверен, что переподчинять и «оптимизировать» воловскую больницу было нельзя. И он говорил об этом областным властям ещё в 2013 году. Настаивал на том, чтобы районной больнице добавили финансовых средств. Но тогдашний губернатор Олег Королёв всё сделал по-своему. А если совсем точно — так, как распорядились в Москве «либеральные реформаторы», затеявшие «оптимизацию» здравоохранения в масштабах страны.

Виталий Пикалов живёт в селе Волово с самого рождения. Это он помог Надежде Сафроновой отвезти смертельно больного мужа в Тербуны. Тот случай был далеко не единственным. Возить туда больных Виталию приходилось не раз. А причину всего этого безобразия он видит даже не в позиции районных или областных властей, а в том, что всё нынешнее государство, руководимое «либеральной командой», не заинтересовано в развитии сельских территорий.

— Частные агрохолдинги сельскими территориями заниматься никогда не будут, — убеждён Виталий. — Они для своих хозяев деньги зарабатывают, им больше ничего не нужно. Требуется серьёзная государственная программа реабилитации сельской медицины: увеличивать число специалистов, возвращать койко-места. Их ведь реально не хватает!

Когда жительницам села Волово приходит время родов и они вызывают «скорую», то кое-кому врачи пеняют: дескать, могли бы и на собственной машине в больницу доехать, нечего, мол, государственный транспорт гонять. А между тем добираться приходится за сорок километров в Тербуны, а то и в Елец, до которого все 160. Водитель «скорой помощи» Александр Сулохин рассказал, что как раз недавно у него в машине женщина родила по дороге в больницу.

— Первый раз в жизни сам принимал роды, на пару с фельдшером, — с волнением вспоминает он.

В его машине люди не только рождаются, но, бывает, и умирают. Доехать из села до больницы успевают не всегда.

У специалистов «скорой помощи» в ходу словосочетание «золотой час». Этот час критически важен для оказания медицинской помощи после начала болезненного приступа. Только вот дорога в тот же Елец даже при удачном стечении обстоятельств занимает не меньше полутора часов.

Юлия Коковина проработала в воловской больнице без малого 45 лет. Начинала медицинской сестрой, на пенсию уходила уже как фельдшер «скорой помощи». Женщина вспоминает, что в прежние времена в больнице были и родильное, и детское, и инфекционное отделения. А также терапия и хирургия.

На «оптимизацию» здравоохранения у Юлии свой взгляд. Она считает, что началась эта беда не в 2013-м, а гораздо раньше, ещё в 1990-е, когда распоясавшиеся «реформаторы», по её убеждению, «стирали всё советское с лица земли».

— При Советской власти у нас в больнице все лекарства были, — говорит бывший фельдшер. — А пропадать они стали уже в начале девяностых.

Много воды утекло с тех пор. Многое изменилось к худшему. А самое страшное, как утверждает бывший фельдшер, что люди привыкают к мысли: завтра будет ещё хуже. Не будет бесплатных лекарств. Закроется школа. Вырастет плата за воду и электричество, подорожает хлеб. Платить за жизнь надо будет всё больше и больше. А вот денег на это взять неоткуда.

Интересный материал:  Гитлер рядом не стоял — как американцы убивали коренных индейцев

Первый секретарь Липецкого областного комитета КПРФ Николай Разворотнев возмущён тем, что людей исподволь приучают к мысли: платить придётся за всё, в том числе и за врачебную помощь. И отфутболивают всеми возможными способами.

— Так и говорят: «Хотите лечиться, поезжайте в Елец, а ещё лучше в Липецк». Они и в Москву пошлют и глазом не моргнут.

На самом деле так и получилось. Селяне обратились в Москву. Только не к медикам. О ситуации со здравоохранением в селе Волово рассказали руководителю фракции КПРФ в Государственной думе Геннадию Андреевичу Зюганову. Он направил депутатский запрос в администрацию Липецкой области.

Временно исполняющий обязанности главы области Игорь Артамонов на запрос лидера КПРФ ответил. Разобрался в ситуации и пообещал, что в ближайшее время сельская больница в селе Волово снова получит статус районной, а это скажется на финансировании, на лекарствах, на койко-местах. Кроме того, здесь откроют детское отделение.

Журналисты телеканала «Красная Линия» будут следить за тем, сдержит ли Игорь Артамонов своё обещание. А также продолжат серию репортажей об «оптимизации» здравоохранения в сельской глубинке. Но даже если в Волове положение улучшится, это вряд ли скажется на общей картине в стране. Простому человеку медицина стала практически недоступна. Если нет денег — ложись и умирай. Такая вот «оптимизация» населения в России получается.

Специальный репортаж «Оптимизация населения» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.