Ярослав Адрианов. Из записей моей Мамы. Сталинская забота коснулась лично меня

Автор: | 31.03.2019
Ярослав Адрианов. Из записей моей Мамы. Сталинская забота коснулась лично меня

Ярослав Адрианов. Из записей моей Мамы. Сталинская забота коснулась лично меня (Фото Мамы — приблизительно 1934-35 гг.)

Из записей моей Мамы:

СТАЛИНСКАЯ ЗАБОТА КОСНУЛАСЬ ЛИЧНО МЕНЯ.

Всё меньше и меньше остаётся людей, которые на себе лично испытали результаты разносторонней деятельности Сталина. Я отношусь к этим счастливцам.
На всю жизнь останутся в памяти события, происшедшие со мной в конце 1943 года.
Перед самой войной наша семья переехала жить в город Кексгольм недалеко от Ленинграда, а уже 29 июня мой отчим, простой рабочий, был мобилизован, а нас с мамой эвакуировали в 24 часа.
Эшелон шёл под бомбёжками, и никто точно не знал, куда мы, в конце концов, приедем.
Тогда мне было 8 лет, а мама моя была беременна.
В один прекрасный день наш эшелон прибыл в Рыбинск, как на промежуточную станцию. А там жила родная сестра матери.
Эшелон должен был простоять сутки. За это время мы с мамой поехали повидаться с тёткой. Увидев, какие мы измученные и без вещей, тётка предложила матери оставить меня у неё до конца войны. (В ту пору многие, как ни странно, верили, что война быстро закончится.) Мама согласилась.
Пока она неизвестно каким путём добиралась до Ростова-на-Дону — нашей родины, немцы подошли к Рыбинску, и нас тоже эвакуировали на баржах по Волге, и тоже, неизвестно куда.
Наконец, добрались мы до Нижнего Тагила — конца нашего пути, Ростов дважды побывал в руках немцев, и никакой связи с мамой я не имела, тем более, что ей пришлось сменить местожительство.
Жизнь у тётки сложилась так, что я ушла от неё в детский дом, а отправили меня в маленький городок Верхнюю Тавду, в очень хороший детский дом, с прекрасным директором и заботливыми воспитателями. В войну, наверное, все люди имели сердце. Там я пробыла до октября 1943 года.
И вот. Вызывает как-то меня директор и говорит:
— «Эда, мы отправляем тебя домой к маме в Ростов и даём провожатую.» Я тогда посчитала это в порядке вещей — раз нашлась мать — ребёнка отправляют к ней. Детским умом я не смогла тогда понять, что произошло чудо. Когда страна стояла не на жизнь, а на смерть, когда день и ночь шли на Запад эшелоны с солдатами и оружием, КАКУЮ-ТО ЗАТЕРЯННУЮ МАЛЕНЬКУЮ ДЕВОЧКУ, БЫВШУЮ К ТОМУ ЖЕ ДОЧЕРЬЮ РАССТРЕЛЯННОГО ВРАГА НАРОДА, НАЙДУТ В ЭТОМ КИПЯЩЕМ КОТЛЕ И ОТПРАВЯТ К МАТЕРИ, РЯДОВОМУ УПРАВДОМУ!
Но так сталось.
11 ноября 1943 года, сделав 5 пересадок, в том числе в до основания разрушенном Сталинграде, мы с провожатой прибыли в Ростов-на-Дону.
Там меня, умирающую от радости, приняла под расписку такая же умирающая от радости мать. Провожатая уехала.
Когда улеглись первые радости, я стала спрашивать мать, как же она меня нашла?
Мать ответила, что она написала письмо товарищу Сталину, и вот меня привезли.
Прошло ещё некоторое время. Однажды к нам в комнату пришла женщина-милиционер и спросила мать: «Это вы, Кошеварова Татьяна Владимировна?» Услышав утвердительный ответ, взяла под козырёк и вручила матери под расписку большой пакет, запечатанный пятью сургучными печатями, а затем удалилась.
Мы вскрываем пакет и читаем бумагу с грифом: «Личная приёмная Верховного Главнокомандующего товарища Сталина»
Текст гласит: «Ваше письмо на имя товарища Сталина нами получено. Ваша просьба выполнена». Дальше должность и фамилия, не помню чья. А текст запечатлелся в памяти фотографически навсегда.
Разумеется, я понимаю, что лично Сталин не мог заниматься такими делами. Но он создал порядок ВНИМАНИЯ к простым людям и этот порядок неукоснительно исполнялся.
К сожалению, бумага не сохранилась: её разорвала моя маленькая сестрёнка, а я была слишком мала, чтобы понять, что эта бумага — важный документ нашей истории
Символично, что года 2 назад я посылала примерно такое же письмо в газету «Советская Россия». Не опубликовали. Неужели не поверили?
Адрианова Эдит Иоганновна


Интересный материал:  3 декабря 1949 года американцами был разработан план войны с СССР «Троян»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.