Вопросы о труде. Продолжаем дискуссию

Автор: | 2021-10-19
Вопросы о труде. Продолжаем дискуссию

Вопросы о труде. Продолжаем дискуссию

Вопросы о труде. Продолжаем дискуссию

В ответ на нашу предыдущую статью о труде «И снова о труде. Ответ читателю» пришел новый ответ от нашего постоянного читателя. Приводим его полностью и попытаемся разобраться, как всегда разбивая серию вопросов на части:

Уважаемая редакция, вот ответы на ваши пояснения:

“Естественно, единственной мерой справедливой оплаты труда является рабочая сила”. Следует добавить: и затраченное время.

 

….”совершить помимо мускульной еще и умственную работу для совершения целенаправленно действия”.

Нет таких работ где бы не затрачивалась умственная энергия. В любой даже на первый взгляд простой физической работе затрачивается уйма умственного труда при \том одномоментно, т. е. Вы работаете физически и умственно в одно и тоже время, т. е. Несете двойную нагрузку.

Ну про «работягу» – нарицательный смысл. И только в этой статье я узнала, что это слово нарицательное, наверное не везде. Говорили так: «он надежный человек — работяга», а про женщин: «такая труженица — просто работяга.» сейчас пытаются все это перевенрнуть.

А про «кумовство» так это не обязательно дети начальников или родственники высокопоставленных работников. Это могут быть совершенно чужие люди устроившиеся «по блату» на хорошее место с подачи не совсем порядочного человека. А детей сюда не надо вмешивать потому, что дети должны иметь одинаковые стартовые возможности в жизни без ярлыков.

 

Первое:

Совершенно справедливо замечание нашего читателя о том, что не только рабочая сила является справедливой мерой труда, но рабочая сила затраченная за определенное время. Действительно, одномоментная затрата любой силы невозможна, поскольку важен сам процесс производства некого продукта. А процесс — это некая последовательность приложения сил во времени. То есть, труд — это некая совершенная работа по изменению природы таким способом, чтоб увеличивалось благо человеку. Этот вопрос мы обсуждали в нашей статье «Вопросы о труде. Нашему подписчику».

Примечательно, что отчуждая результаты труда, капиталисты могут воровать у трудящихся именно время, например, оплачивая только часть затраченного на производство продукта времени, а остальную часть прикарманивая себе. Как это происходит на практике?

Устраиваясь на работу к какому-то буржую, трудящийся оговаривает сумму оплаты за ту величину рабочей силы, которую трудящийся продает.

Выглядит это так: трудящийся нанимается на определенную работу, которая требует известных затрат рабочей силы. За такую работу работодатель обязуется выплачивать ему оговоренную сумму. При этом, оговаривается еще и продолжительность рабочего дня, которую трудящийся обязуется затрачивать не на себя, а на буржуя.

Естественно, такая схема взаимоотношений является ни чем иным, как сделкой. Сделкой, между продавцом рабочей силы в течении оговоренного времени — трудящимся и ее покупателем — буржуем, например, в лице представителя его интересов — менеджера.

Наличие двух сторон в сделке автоматически порождают противоположность целей у каждой из сторон. Со стороны буржуя (или его представителей), совершенно выгодно купить побольше рабочей силы в пересчете на рабочее время за как можно более низкую цену — дешевле и больше. Со стороны трудящегося, выгодно продать дороже и по-возможности меньше.

Проще говоря, в буржуазном обществе отношения между буржуями и трудящимися носят антагонистический характер. То, что выгодно «фирме» (читай — буржую), не выгодно работникам на этой фирме. И наоборот.

Естественно, в буржуазном обществе все рычаги давления, причем давления не только экономического, находятся в руках у правящего класса — буржуев. Пользуясь механизмами принуждения, ка прямого, так и экономического, буржуи теми или иными способами устанавливают неравный обмен затрат рабочей силы и оплаты за нее. Делать буржуи это умеют двумя способами: путем повышения интенсивности труда — когда за единицу времени тратится большая величина рабочей силы при той-же оплате рабочее время, и при помощи увеличения продолжительности рабочего времени, без увеличения оплаты труда.

Более того, буржуи весьма охотно прибегают именно к увеличению продолжительности рабочего дня. Они, как опытные торгаши-спекулянты, прекрасно усвоили основное правило буржуазной торговли: нельзя обсчитывать, нужно обвешивать. Правило вполне логичное, поскольку вес, или время — это некие величины, которые невозможно сразу представить в виде объектных сущностей. Время, как и вес — это меры, а не сами объекты. Поэтому, у нечестных на руку людей: буржуев, спекулянтов, ростовщиков, появляется возможность обдурить трудящихся не так наглядно, как если бы просто обсчитать: монетки можно тут-же пересчитать и обман раскроется, а для уточнения веса требуется уже приборное измерение — взвешивание на эталонных весах. Аналогично и со внеурочной работой. Трудящийся ставится тем или иным способом в положение не справившегося вовремя, или ему рассказывают о трудностях для фирмы и «совершенной надобности» сделать работу сейчас, не перенося ее на другое, рабочее, время. Или поступают проще: используя силу диктатуры буржуазии увеличивают продолжительность рабочего времени без увеличения расценок труда.

Способов, при помощи которых буржуи обдирают трудящихся масса. Но речь у нас в статье шла не о буржуазно, а о социалистическом производственном процессе. Причем, социализм мы, коммунисты-большевики, понимаем исключительно в коммунистическом, марксистском смысле. Мы, естественно, знаем о существовании буржуазных и даже феодальных социализмах. Но такие «социализмы» не имеют ничего общего с социализмом коммунистическим — первой, начальной фазой коммунизма. При социалистическом, в коммунистическом смысле, устройстве общества, продолжительность труда будет строго нормирована. Более того, изменяется и сам смысл труда. Из антагонистических отношений между буржуем и трудящимся, труд превращается в отношения между общественной и личной необходимостью. Причем, личная необходимость при социализме — это правильно понятая общественная. То есть, сделав благо для общества — для общего дела, труженик автоматически пользуется частью этих общественных благ. И чем больше благ будет у общества, тем большие блага будут доступны каждому его члену. Отсюда, при социализме, отпадает неустранимое противоречие капиталистического отчуждения результатов труда. Отсюда отпадает, снимается, противоречие между «работодателем» и трудящимся.

Нормированный рабочий день, нормированные и четко рассчитанные расценки за труд — это основа социалистической системы оплаты труда. Но поскольку, для всего народного хозяйства рабочий день становится известной, четко нормированной продолжительности, кстати, среди прочего, определенной санитарными нормами, то такая переменная, как время, когда трудящийся затрачивает рабочую силу, из расчетов исчезает, заменяясь константой — продолжительностью рабочего дня. Естественно, для особых случаев, особых видов работ и проч., могут быть установлены другие, меньшие нормативы рабочего времени. Эти нормативы рассчитываются вовсе не исходя из увеличения доходности кого-то, а исходя из охраны здоровья трудящихся. И такое уменьшение времени труда, учитывая его большую сложность и вредность, будет скомпенсировано увеличением стоимости каждого часа. Более того, в случае с вредными и прочими условиями труда, общество непременно обязано поощрять работников на таких производствах различным, в том числе и не экономическим, путем.

Мы в рамках данного обсуждения сознательно не рассматриваем понятие «время» в его физическом смысле, как составляющую пространства-времени, но рассматриваем этот термин, как приборную величину, влияющую на стоимость произведенного в результате труда продукта. Время рассматривается в данном случае, как трудовой день, трудовая неделя, трудовой час и т. п., то есть, как продолжительность процесса труда.

Таким образом:

Совершено верное замечание нашего читателя относительно величины времени затраченного на труд, как величины измерения стоимости самого труда, в условиях социалистического производства становится иным, нежели при капитализме. Сам труд изменяет свою общественную суть, превращаясь из антагонистического, при капитализме, процесса в процесс общественно признанный и не содержащий неустранимого противоречия капитализма: противоречия между общественным характером труда и частным присвоением его результатов.

Интересный материал:  М.Розенталь о марксизме

Второе:

По поводу того, что нет таких работ, где бы не затрачивалась умственная энергия:

Т.е., Вы, уважаемый читатель, признаете в работника физического труда человека. В общем случае, конечно, верный посыл. Но этого крайне мало. Тут следует пояснить, что количество и качество той или иной умственной энергии, затрачиваемой при совершении труда, весьма радикально различен. Более того, отношение такой энергии к мускульной энергии, зачастую позволяет утверждать о ее ничтожно малой роли в определенных видах труда. Например: труд землекопа, естественно требует от трудящегося умения обращаться с лопатой, минимального умения ориентации в пространстве и прочих элементарных навыков и умений, относящихся к работе центральной нервной системе обычного человека и т. п. Но требования к таким навыкам, а главное затраты энергии для их реализации совершенно несоизмеримы по отношению к уровню физических затрат землекопом. Поэтому мы и разделяем труд на умственный и физический. Именно потому, что такое разделение существует и носит определенный дискриминационный классовый смысл, мы — коммунисты, стремимся к ликвидации различий между трудом физическим и трудом умственным, понимая под этим, как равенство возможностей трудящихся, занятых тем или иным видом труда, так и направление рабочих масс на совершенствование своих умений применительно к труду умственному — обучение трудящихся.

Утверждать же, что, раз в физическом труде присутствует и умственная составляющая, хотя-бы на зачаточном уровне — это нивелировать работу направленную на повышение роли учебы, творческого потенциала, стремления к самосовершенствованию у трудящихся заняты физическим трудом. Действительно: зачем стирать различия между одним и другим видами труда, когда таких различий нет. Если они и так стерты?

Есть. Увы, пока еще есть различия между трудом умственным и трудом физическим. Хотя, несомненно, некая толика труда умственного присутствует в любом труде. Есть и будет еще какое-то время необходимость в стирании этих граней. Нужна и будет еще долго нужна работа по обучению и направлению в сторону учебы трудящихся.

Таким образом:

Несмотря на наличие известной толики умственного труда в любом труде, следует четко выделять главные и второстепенные составляющие и констатировать, что различия в масштабах, объемах, качестве и т. п. умственного труда в различных видах труда заставляет нас акцентировать внимание на основной составляющей: физической либо умственной, при этом, конечно понимая, что поскольку любой труд осуществляется человеком, то в нем непременно присутствует и умственная составляющая. Такое положение сохранится до момента преодоления различий между умственным и физическим трудом.

Третье:

Различия в отношениях к человеку труда в социалистической и капиталистической системе продиктовано различной направленностью этих двух систем, различиями в производственных отношений. Если при социализме задачей производственных отношений было обеспечение потребности всего общества, а посему, главная цель, главный результат труда были увеличение потребительной стоимости, то при капитализме главной целью является уже не потребительная, а меновая стоимость, как источник прибыли.

То есть, если при социализме продукт производился не для участия в товарно-денежных отношениях, а для решения задач по обеспечению граждан теми или иными благами, то при капитализм продукт производится с целью его продажи и становится товаром. Обеспечение же общества какими-либо благами нужно буржуям только и исключительно для повышения спроса на тот или иной товар. При этом, естественно, потребности общества в ряде продуктов не обеспечиваются, или обеспечиваются не полностью, а в целом ряде отраслей наблюдаются кризисы перепроизводства, связанные в первую очередь с невозможностью у широкой массы людей покупать самую необходимую продукцию в результате крайне неравномерного распределения капитала.

Идеологически капитализм поддерживает не потребности общества в чем либо, а стремление к обогащению. Людей же производящих продукцию — трудящихся, противопоставляет «успешным предпринимателям» и проч. Паразитам на теле трудового народа. Отсюда, после контрреволюции 90-х и изменение в общественном обиходе отношения к терминам «труженик», «трудяга» и т. п. с почтительного в советский период, до презрительно-уничижительного в нынешний, капиталистический.

Справедливости ради следует отметить, что уничижительное отношение к «работягам» и их противопоставление «нормальным людям» началось не в 90-е, а значительно раньше. Носителем таких изменений были чаще всего представители т. н. интеллигенции, конечно, далеко не все, но те из них, кто уже в поздне-советское время пропитался ядом мещанской и мелкобуржуазной идеологии.

Поэтому, использовать термин «работяга» вне контекста текущего времени — вероятнее всего вызвать, в лучшем случае, недоумение у людей труда, многие из которых уже не помнят советского времени и советского отношения к тому или иному слову. Этот момент следует учитывать при проведении любой идеологической работы, дабы не оказаться не понятыми, либо понятыми превратно.

Четвертое:

Про кумовство и детей начальников. Мы вновь возвращаемся к этому вопросу, напрочь игнорируя явную фразу, которую мы вынуждены повторить с подчеркиванием целого ряда слов: «получает как целый министр, только на основании родственных связей». Думается, что дальнейшее обсуждение по данному вопросу следует проводить именно в обозначенном ключе, заодно рассмотрев вопрос о том, кому проще оказаться в числе «подснежников» и «позвоночников» – папенькиному сынку, или «неизвестному», приведенному «недобросовестным гражданином».

Дети, конечно, не несут юридической ответственности за дела родителей. Но при этом, связи детей живущих в семье, например, носителей Государственной Тайны, так же тщательно проверяются, как и связи взрослых. Семья, являясь элементарной ячейкой общества рассматривается обществом, как единое целое. И дети, родившись в той или иной семье рассматриваются обществом не в отрыве от семьи, а как составляющее этой элементарной ячейки. Поэтому, отношение к ребенку начальника будет таково же, как и ко всей семье начальника. И оно будет еще долгое время отличаться от отношения к любому другому человеку из любой другой семьи. Такое положение вещей следует не только знать, но и правильно принимать решения управленческого характера для недопущения, как перегибов, так и обострения социальной напряженности. Люди нам должны верить. Они должны понимать, что мы — коммунисты-большевики не допустим продолжения буржуазных перегибов, в том числе и при трудоустройстве. А для такой веры нам следует не только вести идеологическую работу с трудящимися, но и предотвращать саму возможность таких подозрений при организации всех систем, входящих в социалистическое государство.

Иван КЭП



Просмотров: 89

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.