Владимир Меньшов: Сегодня вовсе не государственная цензура, а цензура рубля

Автор: | 31.07.2018
Владимир Меньшов: Сегодня вовсе не государственная цензура, а цензура рубля

Владимир Меньшов: Сегодня вовсе не государственная цензура, а цензура рубля

«Двадцатый — это век России. 70 лет мы были светочем, маяком для трёх четвертей человечества. Нам подражали. Волна освобождения от колониализма — это, безусловно, наше влияние. И тем более обидно видеть, что мы от этого величайшего наследия открещиваемся…

Когда сошла перестроечная пена гласности, поднявшая ­истерическую волну вокруг 1917 г., обнажилась ­истина. В год столетия революции для меня всё очевиднее, что революция — это наше национальное достояние, которым мы должны гордиться.

Я до сих пор не понимаю премуществ частной собственности над государст­венной. Не понимаю, зачем нам нужны богатеи, которые иногда бросают куски с барского стола то нашему спорту, то искусству.

Сталинские наркомы умирали за рабочим столом от переработки. Но именно они и создали то, чем пользуются сегодня эти чёртовы олигархи!

Всё это началось с перестроеч­ных времён, когда мы отреклись от социализма. А кончилось всё тем, что, оказывается, многие у нас хотят капитализма и бросились его строить. Может быть, они руко­водствовались благими намерениями. Хотя у меня большие подозрения, что нет. Главное было — уничтожить тоталитарного монстра под названием Советский Союз. Разрушить КГБ, милицию, армию… А потом и промышленность — она тоже вся «неправильно устроена»!

Были уничтожены не просто какие-то отдельные заводы, нет! От-рас-ли про-мыш-лен-нос-ти пошли под нож! Статистика показывает, что мы потеряли едва ли не больше, чем в Великую Отечественную войну.

Сейчас только начинают выкарабкиваться обороно­строение, судостроение, авиастроение. И люди, которые совершили эти страшные преступления (слово «ошибки» здесь не годится), до сих пор определяют нашу экономическую политику. Они должны за это ответить.

Для многих свобода слова оказалась вольницей: эх, всё скажу. Сказать ему нечего, а желания наговорить всем и обо всём гадостей много.

Свобода — это ограничение. Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека. Ты не должен оскорблять и задевать другого человека.

Сейчас никакой свободы нет, сейчас существует институт продюсеров-цензура вернулась, только теперь она носит характер необжалуемый. Продюсер сказал — и надо либо выполнять, либо уходить с работы. В общем, сегодня вовсе не государственная цензура, а цензура рубля…»

Владимир Меньшов

Интересный материал:  Главный итог уходящего года – запредельный цинизм чиновников всех уровней власти

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.