Великая депрессия по-русски: «Новую реальность» страна встретит со старыми лицами в правительстве

Автор: | 2020-04-08
Великая депрессия по-русски: «Новую реальность» страна встретит со старыми лицами в правительстве

Великая депрессия по-русски: «Новую реальность» страна встретит со старыми лицами в правительстве

Российские власти готовы к наступающему этапу «новой реальности», заявил в эфире телеканала «Россия-1» министр финансов Антон Силуанов.

«Накоплен достаточный запас золотовалютных резервов у Центрального Банка и резервов правительства, которых будет достаточно, чтобы отреагировать на все изменения, которые происходят в экономике и в бюджет», — заверил чиновник.

«Новая реальность», о которой предупреждает министр, уже вызывает вопросы. Так, депутат Госдумы Алексей Журавлев на своей странице в Facebook заметил, что управлять новой реальностью будут старые лица.

«В мировой экономике, может быть, и новая реальность, но российской экономикой управляют все те же старые либерал-экономы. Они будут продолжать экономить на гражданах, теперь под предлогом „новой реальности“», — опасается парламентарий.

Кстати, о реальности: только за последнюю отчетную неделю (13−20 марта) золотовалютные резервы сократились на 5,1%, а это почти $ 30 млрд. При этом на борьбу с коронавирусом правительство зарезервировало 1,4 трлн. рублей, что составляет 1,2% ВВП. То есть расходы, связанные с пандемией и ее последствиями, будут немалые. А тут еще цены на нефть рухнули.

«Тучные времена прошли, сейчас приходится более эффективно распоряжаться теми ресурсами, которые есть в государстве», — сетует Силуанов.

Вот только были ли эти тучные времена? А если были, то для кого? Не секрет, что последние 5−6 лет реальные доходы населения падали и, как прогнозируют эксперты рейтингового агентства АКРА, по итогам 2020 года они могут снизиться более чем на 5%.

«Заработная плата — одна из основных составляющих доходов многих граждан, и при ее снижении доходы могут ощутимо сократиться», — считает старший аналитик АКРА Максима Паршина.

По его мнению, граждане почувствуют ухудшение уже по итогам нерабочего апреля. С цифрами экспертов АКРА согласны и в Альфа-банке, хотя и связывают их падение главным образом с убытками по финансовым доходам и сокращением предпринимательских доходов.

Главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко считает, что проблемы экономики не должны ложиться только на плечи рядовых граждан.

«Давайте на период экономического кризиса обнулим мега-зарплаты футболистов-хоккеистов и миллионные бонусы топ-менеджеров нефтяных и газовых госкорпораций — пусть затягивают пояса вместе с народом! Не так?» — написал он на своей странице в Twitter.

Удивление словами министра высказывают в соцсетях многие россияне.

«Стоп-стоп! Так это были тучные времена?!» — интересуется BadRussian.

«Непросто понять, о чем говорит Силуанов. Тучные годы прошли. У кого прошли? У большинства людей в РФ они так и не наступили, а значит, и пройти не могли. У чиновников и Ротенбергов тучные годы при этой власти никогда не пройдут. Для них ФНБ всегда имеется. О чем вы, Антон Германович?» — недоумевает Дмитрий Попов9

«А как же будут выглядеть не-„тучные“? Коренья будем выкапывать, силки на голубей ставить, сеять морковь на балконе, а репу в кладовке?» — возмущается Марина Молчанова.

И как заметил один из участников дискуссии «Проф.Преображенский»: «В связи с этим отныне средним классом в России будут считаться все, кто ест каждый день».

Так что же подразумевает Антон Силуанов под «тучными годами»?

Доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов считает, что слова министра означают лишь то, что с учетом бюджетного правила Россия имела профицитный бюджет и возможность накапливать резервы.

— То есть цена на нефть довольно долго была заметно выше, чем цена, установленная для покупки дополнительно заработанной валюты для пополнения резерва. С точки зрения министра финансов, «тучные годы» означают именно это. Не стоит ассоциировать его слова «тучные годы» в том значении, что людям хорошо жилось. «Тучными» они были с точки зрения пополнения международных резервов.

«СП»: — Надолго ли хватит этих резервов?

— Если б я мог точно ответить на этот вопрос, меня бы тут же начал разыскивать Нобелевский комитет, а многие правительства на шикарных условиях приглашали бы консультантом. К сожалению, это уравнение с очень многими неизвестными. К тому же ответ на этот вопрос невозможен в принципе, потому что мы не знаем, как будет себя вести наше правительство.

Можно заметить, что и кризисы 2008-го, и 2015-го, с точки зрения управления, правительство прошло уверенно. Оба раза было потрачено около трети резервов и никаких системных коллапсов не случилось. Хотя в 2008 году процент падения нефтяных цен от максимума до минимума был гораздо серьезнее, чем сейчас. Сейчас ниже абсолютные цифры, а экономика сильнее чувствует относительные изменения.

Плюс — тогда никто не ждал кризиса, а о нынешнем кризисе предупреждали уже года два большинство ответственных экономистов. К сожалению, невозможно было сказать точно, когда он начнется, но о том, что надвигается, говорили многие.

Если посмотреть на политику российских властей, то буквально с марта 2015 года они перешли от трат резервов к накоплению. И когда нефтяные цены более-менее восстановились, удалось накопить достаточно большие резервы. К этому кризису мы подошли практически с такими же резервами, какие были в 2014 году. И это заслуга как раз Минфина и ЦБ.

Другой вопрос, что это никак не связано с жизненным уровнем населения. Это говорит лишь о том, что государство живет по средствам. До формирования Стабилизационного фонда это было не так. И это обусловило очень тяжелое прохождение кризиса 98-го года, да и в позднесоветские времена государство не по средствам жило.

При том, что мы сейчас столкнулись с огромным падением экспортной выручки (еще не ясно, с каким), года полтора-два даже при нынешнем падении цен на нефть мы выдержим без сильных сокращений бюджета. Думаю, что как только высшее руководство само для себя решит, что низкие цены это надолго, то бюджет, конечно, секвестируют и довольно сильно. Пока отсутствие секвестра говорит о том, что те, кто принимает решения, думают, что это ненадолго: либо надеются возобновить сделку ОПЕК+, либо на произвольный рост цен. Но думаю, что этого не произойдет.

У российских властей нет традиции объяснять свои действия, поэтому приходится самому понимать, что на самом деле происходит. Надо отдать должное главе ФРС (США — ред.) и членам совета, которые регулярно выступают, комментируют. У них даже есть специальные аналитики, которые специализируются на комментариях для главы ФРС.

«СП»: — Силуанов говорит, что теперь надо «более эффективно» распоряжаться имеющимися ресурсами. А раньше было менее эффективно?

— Это риторика. Возможно, слова Силуанова, прежде всего, сигнал другим министерствам и ведомствам, госокрпорациям о том, что «придется затянуть пояса». Почти всегда есть прямой или косвенный антагонизм: Минфин всегда сталкивается с тем, что у него просят денег, он заинтересован, чтобы не давать. Свой посыл о том, что надо умерить аппетиты глава Минфина, скорее всего, будет продвигать на всех совещаниях.

Интересный материал:  Сводки с фронтов. 18.10.2018

«СП»: — А это не приведет к тому, что урежут зарплаты бюджетников, пенсии, социальные пособия и прочее?

— Думаю, что это во вторую очередь. Может, какие-то доплаты и сократят, но более вероятна заморозка, или есть такое красивое выражение «перенос в расходы будущих периодов», каких-то крупных инфраструктурных проектов, без которых можно пока обойтись.

Очень вероятно, что в ближайшее время мы увидим приличный всплеск безработицы. Боюсь, что если ситуация затянется, у нас вымрут целые сектора экономики. Драматичность в том, что распределены люди в них в основном в мегаполисах. В сельской местности человек, столкнувшийся с трудностями, в крайнем случае, картошку посадит, будет тяжело, но не катастрофа.

Сильнее всего в нынешнее обвальное падение доходов попали сфера услуг и мелкая торговля. А это низкомаржинальный бизнес: запаса прочности у этих предприятий нет, золотые горы они не зарабатывают. И сотрудники этих предприятий — люди с не самой высокой зарплатой и у них даже на месяц запас прочности не рассчитан. Предприятия начнут закрываться, люди начнут оказываться на улице. С учетом того, что они сконцентрированы в крупных городах, где особенно развита сфера услуг, то для социальной стабильности это может быть опасно.

По некоторым данным, ближе к маю у нас будет около миллиона безработных. Для такой страны как Россия это немного, но они сконцентрированы в крупных городах.

Мне кажется, было бы разумно, как только притормозится число новых зараженных, начинать маленькими шагами карантин снимать, иначе будет хуже.

Я по первому образованию биофизик и изучал вирусологию. Те цифры, которые есть в реальном доступе, позволяют предположить, что реальная опасность, если человек не попадает в рискованные группы, не велика. Вероятность попасть в ДТП в полтора раза больше. Мне не очень понятно такое усиленное введение карантинных мер. Скорее всего, через пару месяцев острая фаза эпидемии спадет и будет жутко интересно проанализировать, что будет с экономикой.

У меня сложилось четкое впечатление, что не совсем компетентное восприятие властями многих стран и сильное раздувание со стороны СМИ, подтолкнули политиков к не самому оптимальному решению. Даже в одной из самых пострадавших стран — Италии, смертность выросла по сравнению с обычным уровнем на 2,3%. Это не должно вызывать таких последствий, это ненормально. То, что у них творится, говорит о грубых ошибках в госуправлении и, соответственно, в здравоохранении.

И еще одно вызывает вопросы: вирус-то новый, но само семейство, в котором около 30 вирусов, изучено хорошо. Его специфика в высокой заразности, но довольно низком показателе летальности. Это говорит о том, что со временем переболеют все. 95% могут не заметить этого из-за легкой формы, иногда даже без температуры.

Пока нет вакцины, а это минимум год (причем всё упрется в бюрократию), все крайние меры бесполезны. Они никак не повлияют на число потерянных жизней. А вот на экономику повлияют сильно. Более того, исследования периода последних двухсот лет говорят, что экономический спад на 10% ведет к росту смертности на 5%. Это в 2 раза больше, чем уже умерло в Италии.

Если безработица в США вырастет настолько, насколько указано в докладе ФРС (а они ждут примерно 25-процентного уровня безработицы), то это уровень Великой депрессии. Это намного больше 10% спада. Страшно подумать, если этот сценарий реализуется. Удивительно, что никто из экономистов, допущенных давать советы практическим политикам, это не объяснят. Для экономики во всем мире будут такие последствия, что коронавирус покажется жалким.

Если сделать хотя бы тысяч 20 тестов на антитела, чтобы понять, кто переболел уже, можно четко определить, нужен ли реально карантин. И у меня есть подозрения, что он не нужен. Но сделают ли это, и когда — а это довольно затратно, и предадут ли огласке результаты — большой вопрос.

Источник.

 

Капитан ОчевидностьМы полностью согласны с тем, что говорить о прошедших «тучных годах» вряд ли корректно. Выгоду от мнимой экономической стабильности (если о ней вообще можно говорить даже с натяжкой) получала узкая кучка лиц, фактически обделяя большинство российского населения. Тем не менее, масштабного кризиса и обвала финансово-экономической системы не наблюдалось. Теперь же, судя по всему, надвигается мощный шторм. Однако ответственное правительство не ограничивалось бы констатацией факта. Да, России предстоит пережить очередной кризис. Но что будут делать власти не только для смягчения его последствий, не только для вывода нашей экономики из состояния рецессии, но и для перехода на путь устойчивого развития? Об этом мы не слышали ни слова. Россиян снова будут призывать ожидать у моря погоды, когда рынок якобы сам всё выправит? Играли мы в эти игры все последние тридцать лет — результата нет и быть не может в принципе. Создаётся впечатление, что исполнительная власть словно стремится умыть руки, отстранившись от регулирования. Видите ли, кризис неизбежен. Если функционирующая в стране система отвечает потребностям времени и интересам общества, то шанс пережить лихолетья огромный. В противном случае страна столкнётся с неприятными и вполне предсказуемыми последствиями. Выход из сложившейся ситуации один. Его поставило время: социализм или жизнь. И построить социализм без пролетарской революции невозможно. Нам не нужны никакие правительства аля черномырденское, нам не нужен “китайский путь” в рабство капитала. Нам нужен Советский социализм!

 



Просмотров: 3