Тут виноват не коронавирус, а капитализм

Автор: | 2020-04-27
1+
Тут виноват не коронавирус, а капитализм

Тут виноват не коронавирус, а капитализм

Теперь разговоры обычно крутятся вокруг пандемии коронавируса: она, по всем прогнозам, приведёт к закрытию многочисленных предприятий и породит массовую безработицу. Сегодня рассказ об истории смерти орденоносного предприятия — ОАО «Ногинский хлебокомбинат». Он закончил свою жизнь до пандемии. Смертный приговор ему подписал не воцарившийся этой весной в нашей стране коронавирус, а диктующий свои волчьи порядки капитализм, который мы терпим уже три десятилетия. Этот рассказ — ещё и урок представителям рабочего класса, часто за сиюминутной выгодой забывающим про свои коренные интересы. Жизнь убеждает: за подобное забвение приходится всегда расплачиваться.
Открытый в 1929 году хлебозавод, после акционирования ставший ОАО «Ногинский хлебокомбинат», фактически прекратил работу «лишь» в год своего 90-летия, в октябре 2019 года. Продукцию этого предприятия любили жители Ногинска и многих других населенных пунктов Восточного Подмосковья. Хлебозавод работал слаженно, надёжно служили печи ещё советского производства, реконструированные под газовое топливо. По оценкам работников, всё было нормально до 2016 года, на предприятии трудилось около 1500 работников, прибыль от реализации продукции составляла порядка 1 миллиона рублей в неделю.
Но потом начались сбои. За 2017–2019 годы сменилось три финансовых директора. Единый хлебокомбинат был разделен на пять отдельных фирм со своими названиями и регистрациями в разных точках страны и за рубежом. Кстати, рабочим были неведомы владельцы завода, то есть основные акционеры, которые благодаря имеющимся в их собственности акциям способны оказывать влияние и на предпринимательскую деятельность, и в целом на судьбу завода, и на наёмных работников. Новые директора прибыль завода стали вкладывать не в обновление и расширение производства и соблюдение санитарных и технологических норм, а в строительный бизнес и на многие другие цели. Появились долги перед перевозчиками хлеба.
Но главное, начались хитрости с оформлением трудовых договоров работников. В них появилась «неразглашаемая» (конфиденциальную) часть, которая состояла в следующем. Рабочие смены на комбинате длились по 12 часов – с 7 до 19 часов и с 19 до 7 часов утра следующего дня. Пользуясь тем, что на предприятии не было профсоюза, трудовой договор официально стал оформляться на неполный рабочий день – всего лишь на 4 часа рабочего времени. За них работодатель и выплачивал «белую часть» зарплаты, к примеру, 13 тысяч рублей. Остальные 8 часов рабочие трудились без оформления официальных документов – «по-чёрному», получая, правда, за это весомый довесок к «белой» зарплате – 52 тысячи рублей.
Лукавство этой операции состояло в том, что «чёрная часть» оплаты труда уменьшала налоги работодателя, но одновременно вела к снижению отчислений на счёта работников в Пенсионном фонде, на оплату больничных листов и другие выплаты. Поскольку общий приходящийся на руки месячный заработок был приличным (в районе 65 тысяч рублей), рабочие соглашались на такие махинации хозяев завода. Экономия на трудозатратах стала на предприятии повсеместной, поэтому в производственных помещениях воцарилась антисанитария: деревянные поддоны и лотки не мыли, вопреки нормам ставили их на пол и т.п.
Задержки, а потом и невыплаты заработной платы на Ногинском хлебокомбинате начались в феврале 2019 года, после того, как в очередной раз сменился владелец предприятия. Поняв длительность этой ситуации, некоторые сотрудники стали увольняться. Руководство хлебокомбината быстро «решило» эту проблему: освободившиеся места заполняли трудовые мигранты, которым платили ежедневно наличными. На работу их принимали без трудовых и санитарных книжек, каких-либо профессиональных умений от новых сотрудников не требовалось, зато работали они по 12 часов в день. Для новых владельцев было главным, чтобы ещё оставшимся заказчикам отгружалась продукция необходимого веса.
Потом рабочим не выплатили зарплату сразу за три месяца – за май, июнь и июль 2019 года. Как всегда, «кормили» обещаниями. Рабочие стали увольняться. В феврале в ОАО «Ногинский хлебокомбинат» работало 800 человек, а в августе осталось менее 200 тружеников. Из объекта крупного бизнеса (то есть такого, где занято более 500 работников) предприятие попало в разряд среднего предпринимательства.
В общем, Ногинский хлебокомбинат, считавшийся прежде одним из лидеров среди промышленных предприятий города, неуклонно двигался к положению банкрота, возглавляемого к тому же бесчестным работодателем. Таков один из типичных результатов господства в стране частной собственности и погони за наживой, без чего немыслим капитализм.
В середине сентября оставшаяся часть работников без соблюдения предусмотренных Трудовым кодексом процедур объявила забастовку, требуя немедленной выплаты зарплаты. Средства для выплаты «белой» зарплаты руководство нашло, и забастовка прекратилась. Но работники хотели получить, как и раньше, зарплату и «по-чёрному». Но не тут-то было. Некоторые из них обратились в Ногинскую городскую прокуратуру, к министру труда Топилину, в Трудовую инспекцию города Электростали. Ответ отовсюду был один: расчёт произведен правильно, то есть за «белую часть» трудового дня, проходящую по документам. О забастовке узнали СМИ. На комбинат в сентябре и октябре приезжали съемочные группы телеканалов «360» и «VRT», представители Российского комитета рабочих из Электростали. Потом в интернете появились краткие репортажи о забастовке и интервью с обманутыми и возмущенными работниками комбината.
10 октября в местной газете было опубликовано уведомление о проведении 1 ноября 2019 года собрания акционеров по вопросу о добровольной ликвидации акционерного общества и назначении ликвидационной комиссии.
В связи с этим следственный комитет начал проверку предприятия. Однако случилось это слишком поздно: последний собственник довел когда-то орденоносное предприятие до банкротства, деньги оказались разворованы, а руководство с основными документами сбежало. Потом и прокуратура решила заняться разбирательством произошедшего на хлебокомбинате – стратегическом ресурсном предприятии города.
По результатам доследственной проверки было возбуждено уголовное дело по факту невыплаты заработной платы свыше 3 месяцев работникам ОАО «Ногинский хлебокомбинат» и преднамеренного банкротства комбината. По подозрению в совершении указанных преступлений задержаны председатель совета директоров, генеральный директор и бухгалтер, допрошено свыше 60 работников, в том числе изъята необходимая информация. Судьба предприятия оставалась неясной.
24 октября делегаты от работников отвезли петицию в приемную президента РФ с изложением состояния дел на комбинате и своих требований, а 25 октября, уведомив администрацию Богородского (Ногинского) городского округа, начали голодовку. Заявления на участие в голодовке написали 78 оставшихся работников, при этом они находились преимущественно на предприятии.
Глава округа Игорь Сухин, узнав о ситуации, совместно с правительством Московской области принял активное участие в поиске инвестора. И инвестор был найден. О нём говорили: «Это частный инвестор, который имеет опыт работы по выпуску хлебобулочных изделий. Это – инвестор нового формата, который будет применять новые технологии и выведет предприятие на хороший безубыточный уровень».
30 октября, на шестой день голодовки, на хлебокомбинат прибыла делегация из представителей администрации Богородского округа и группа «многообещающих инвесторов». Кандидатов в новые собственники провели по комбинату, показали территорию и все помещения. Вечером рабочих собрали в конференц-зале и объяснили, что инвесторам комбинат, как объект покупки, вроде бы понравился. Речь шла о том, чтобы сохранить профиль предприятия. Дело в том, что в Ногинске, как и во всей России, закрылось очень много предприятий, а в их корпусах открылись супермаркеты, склады или технопарки.
Для инвесторов сложность состояла в том, чтобы договориться с банком об отсрочке выплаты долгов комбината на 2 месяца. Они готовы были купить все долги комбината (порядка 650 миллионов рублей), кроме долгов по зарплате (12 миллионов рублей). Можно предположить, что своё несогласие в короткий срок погасить долги по зарплате они связывали с более длительным разбирательством этого вопроса из-за неправильного оформления трудовых договоров, его юридической неясностью и возможным решением только через суд. Но вернее, это была классическая логика эксплуататоров: и крупный, и средний капитал всегда стремится увеличить свою прибыль за счёт работников наёмного труда.
Потом рабочим сказали, что им немедленно будет выплачена «белая» зарплата за сентябрь. Люди получили деньги, и большая их часть разошлась по домам. На предприятии остался костяк из шести человек, которые стали думать, что им делать дальше: ведь они не были уволены, к тому же и всех долгов по зарплате не получили. Организаторам сделки хотелось бы, чтобы народ прекратил голодовку, но рабочие всё равно продолжали ходить на комбинат и настаивали на выплате всех долгов по зарплате. Была мысль найти хорошего юриста, который руководил бы действиями работников и с помощью свидетельских показаний, сменных заданий и другой документации помог бы рабочим доказать через суд, что они работали не по 4, а по 12 часов, и потому заслуживают оплаты всего отработанного времени.
В местных СМИ ситуация на хлебокомбинате не освещалась. Коммунисты узнали о ней в середине октября из сообщений телеканала «360». Была организована встреча с рабочими, им предлагали помощь в создании профсоюза «Хлеб», был составлен и передан грамотный проект трудового договора. Но рабочие считали, что эти действия запоздали и им уже не нужны.
На 27 октября коммунисты наметили проведение пикета с информацией о событиях на хлебокомбинате и пригласили рабочих выступить на митинге в честь 7 ноября. Но, ссылаясь на необходимость присутствия во время голодовки на предприятии, хлебопёки в этих мероприятиях участия не приняли. Тем не менее, коммунистами голодающим была оказана материальная помощь, а также закуплена и передана минеральная вода. Голодовка работников проходила в сложных температурных условиях. Они находились на территории предприятия, которое уже не отапливалось, а в середине ноября на нём отключили электроэнергию и воду. Потом работников попросили удалиться с комбината, так как 19 ноября его полностью закрыли и доступ на его территорию был запрещён.
21 декабря 2019 года в газете «Ведомости. Подмосковье» появилось интервью с представителем инвестора Ногинского хлебокомбината Дмитрием Авдеевым. Он заверил всех в том, что в 2020 году хлебокомбинат возобновит свою деятельность. Утверждал, что предприятие начинают очищать от мусора и перекладывать плитку, ждут подключения электроэнергии, газа и воды. Как только появится горячая вода, цеха начнут отмывать. Обещал закупить недостающее оборудование и, возможно, уже к 23 февраля или к 8 марта будет запущена первая линия по производству мелкоштучных изделий. Дальнейшие планы связывались с производством макаронных изделий. Авдеев упомянул, что начат диалог с бывшими работниками хлебокомбината и в ближайшее время им начнут выплачивать заработную плату.
Но в первых числах марта последние работники получили уведомления заказными письмами о том, что они будут уволены с комбината 5 мая 2020 года. На сайте предприятия появилась информация о том, что со 2 марта Ногинский хлебокомбинат находится в процессе ликвидации.Итог: хлебозавода в Ногинске больше нет.

Наипростейший и наипервейший вывод из этой горькой истории должен быть такой: если на предприятии есть хотя бы больше трёх работников, они должны создать профсоюз, составить коллективный договор и выйти на его заключение с работодателем. В коллективном договоре целесообразно зафиксировать правило заключения трудовых договоров с каждым работником без каких-либо «конфиденциальных частей», без «коммерческой тайны». Затем предстоит строго следить, чтобы работодатель не смел без правильного оформления трудовых договоров с работниками, «по-чёрному» принимать людей на работу. Даже в нынешней Конституции РФ бесплатный (принудительный) труд запрещен (ст. 37).

Интересный материал:  К 100-летию Александра Солженицына

Источник.



Просмотров: 3

1+