Туркменизация

Автор: | 2021-07-05
Туркменизация

Туркменизация

Туркменизация

Намедни, глядя в телеэкран и пережидая рекламную паузу, автор этих строк вдруг оказался выведен из раздумий одновременно вкрадчивым и торжественным голосом, который произнёс «Для каждого из нас есть значимые дни». К чему бы это? Параллельно словам идёт видеоряд с матерью, нянчащей младенца, каким-то семейным праздником. Разобрало любопытство. Прибавив громкость, я всмотрелся внимательнее — но продолжал недоумевать. Социальная реклама что ли? «День рождения, День знаний, День памяти, День гордости», перечислял телевизор, демонстрируя то торт со свечками, то девочку с колокольчиком и Первый звонок, то колонну Бессмертного полка, то стартующего Гагарина. Но тут, наконец диктор с пафосом провозгласил: «И день общения с президентом!».

Вот здесь автор этих строк и понял — паршивый он журналист и политический публицист! Шутка ли — умудрился совершенно позабыть о «главном политическом событии года», моменте, когда Национальный лидер к этой самой нации обращался прошло уже несколько дней. Вот просто выпало из головы да и всё. Что ж, спешу исправиться и даже перевыполнить план — записные эксперты, обладающие высокими профессиональными навыками сочно, с глубоким анализом и красивыми оборотами описывать пустоту, выскажутся только завтра. А я вот выдам на гора статью про прямую линию с Нашим Всем (нет-нет, что вы, это уже давно не Пушкин), на сутки раньше!

Как же так? Да просто не требуется гадать на картах таро и глядеть в хрустальный шар, чтобы предсказать как будет дело. Президент непременно остановится на борьбе с коронавирусом, призовёт сплотиться и проявить ответственность, бросит косточку точечной соцподдержки. На этом специфика момента окажется исчерпана, и всё пойдёт по привычному сценарию. Будут дома с разваливающимися стенами, глядя на которые Путин авторитетно констатирует «Да, действительно разваливаются» – и в это же мгновение прозреют все чиновники и все службы соответствующего региона – словно пелена спадёт с глаз, и все вслед за Гарантом конституции повторят: да, а ведь и в самом деле разваливаются. Нехорошо! Будет больной ребёнок, которому Сам выразит всё положенное сочувствие и даже поделится личной историей – да, он тоже не железный, тоже может чувствовать: смотрите, люди – вот он, близкий и понятный. Будет пятиминутка о «международном положении» с ироничным комментарием по поводу прохода английского эсминца. Будет… вроде бы много всякого – и ничего действительно интересного, осмысленного, из чего этот самый смысл не нужно будет вытягивать с усилием, как жилы из куска мяса. Не будет анализа, стратегии, даже просто лозунгов, способных зажечь для кого-нибудь путеводную звезду.

Про Петра I говорили, что он был «и швец, и жнец, и на дуде игрец», император Николай I мог лично прорабатывать число пуговиц на гвардейском мундире – но всё это не мешало им обоим в первую очередь оставаться правителями великой державы – и мыслить, работать и отдавать распоряжения в её масштабе. А что мы видим здесь? В интернете, причём уже не в первый раз, в преддверии пресс-конференции начала ходить шутка о том, что у президента нужно непременно попросить хорошую погоду – и тогда чиновники российского отдела Небесной канцелярии по аналогии со своими коллегами с грешной земли немедленно возьмут под козырёк. Юмор юмором, но в самом деле всё чаще возникает ощущение, что скоро куры перестанут нестись в стране, а вороны каркать не получив свою долю высочайшего внимания.

Лидера государства нередко сравнивают с капитаном корабля – есть множество плакатов и масса литературных и публицистических аллюзий – но может ли капитан параллельно со своей работой драить палубу, как последний юнга? Едва ли. В одной из частей серии фильмов «Пираты Карибского моря» капитан Джек Воробей, единый в множестве лиц, разом исполнял на своём судне все обязанности – и это было иллюстрацией подступающего к нему безумия. А не сходим ли и мы с ума, когда то, что необходим не больше и не меньше, чем президент страны, чтобы залатать ямы на дороге, достроить больницу, чтобы хоть где-то начали вертеться колёсики машины, именуемой государственная власть, становится для нас нормой? Если только в присутствии капитана матросы лезут на реи, откачивают воду из трюма и травят якорную цепь – то этот корабль скоро пойдёт ко дну. Потому что капитан не может быть во всех местах одновременно. И то легко сказать – капитан: Россия всё же будет побольше даже самых вместительных галеонов. Система мертва – или, вернее сказать, она просто построена для иной цели – отнюдь не для обеспечения благоденствия простого человека, человека труда – а (не может этого быть – какая неожиданность!) вовсе наоборот. И не сдвинуть и не перенастроить её одному человеку, даже если бы он в самом деле этого хотел.

Разгадка, суть и истина в том, что всё Постсоветское пространство с 1991 года идёт назад по дороге истории, движется по пути регресса – где-то медленнее, а где-то быстрее. Есть такая замечательная страна – Туркмения, где ещё не столь давно правил Сапармурат Ниязов, более известный как Туркменбаши, то есть Глава всех туркмен — один из самых «весёлых» – и в кавычках, и без — диктаторов современности. Академик всех наук (закрывший в 1998 году Академию – вскоре после получения последней из научных степеней), переименовавший даже дни недели, человек, чья позолоченная статуя вращалась на постаменте слегка опережая движение солнца по небу — так, чтобы перст скульптуры как бы указывал светилу куда тому надлежит переместиться. Очень интересный деятель – особенно советую ознакомиться с его биографией и достижениями тем, кто верит, как этому нынче учат, что в СССР был страшный и ужасный тоталитаризм с культом личности, а после 1991 — пусть и не в самой России — на просторах бывшего Союза настало торжество свободы и демократии.

Интересный материал:  Председатель Совета Министров Республики Крым Сергей Аксенов назвал «ударом в спину» убийство Александра Захарченко

Но сейчас не о Туркменбаши речь. Вернее, не только о нём. В числе прочих ниязовских новаций, идей и управленческих методов был и такой: в ходе прямых трансляций обращений к населению он мог внезапно и прямо в студии разжаловать и приказать отдать под суд какого-нибудь чиновника, не оправдавшего доверия некоронованного султана (что, впрочем, было чистой формальностью – и ряд льстецы даже предлагал переименовать страну в Ниязовскую Туркмению по аналогии с Саудовской Аравией). Виновный падал ниц, взывал к жалости – но грозный и непреклонный президент был глух к мольбам – коррупционер отправлялся за решётку. Разумеется, чтобы тут же освободить место для нового… Конечно, дело тут вовсе не в воровстве и борьбе с ним – наиболее лояльные могли воровать годами, а в том Туркменбаши требовалась показывающая его непреклонную решимость картинка.

Архаика? Да. Знакомо это нам? Безусловно! Уходящие в отставку едва ли не во время эфира губернаторы, утрачивающие доверие буквально за считанные минуты управленцы, о достоинствах которых те же самые телеканалы могли до того твердить хоть год, мановением руки разрешающиеся многолетние вопросы – а в центре всего этого Он, преобразующий и созидающий порядок из хаоса. Про Ниязова во время одного из государственных праздников (кажется, Дня национального флага, совершенно случайно совпадавшего с его днём рождения) были сказаны с туркменских голубых экранов следующие слова: «Каждый подданный нашей страны прекрасно осознает ценность Вашей выдающейся деятельности. Ваш священный труд на ниве внутренней и внешней политики достоин великого признания. Вы, истинный сердар (вождь) нашего народа, за считанные годы независимости стали известным политиком мирового уровня. Этому мы радуемся вместе со всем нашим народом».

Нашим пока не хватает восточной изысканности — но дайте им время, господа стараются! В 2014 году, охваченный верноподданническим экстазом, господин Володин — в те поры первый замруководителя Администрации президента, а ныне спикер Государственной Думы, заявил, что: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Кому как, а автору этих строк, когда он впервые услыхал данную сентенцию, тут же вспомнился Рудольф Гесс и его «Гитлер — это Германия, Германия — это Гитлер». В Туркменистане один из городов прямо переименовали в Туркменбаши – у нас пока стесняются, хотя разномастные лизоблюды то и дело предлагают.

А чего стесняться? Господин президент, не стоит – это ерунда. Ну был бы один Путинград, или Путинск – подумаешь. Тут другого стесняться надо – у вас страна не работает! И знаменитая вертикаль сломалась. Да, пора бы уже назвать город, или хотя бы горный пик – ведь действительно же как раб на галерах: и всё сам! Редких птиц спасать – сам! Археологию поднимать – сам! Воду горячую и даже холодную давать – сам! Асфальт – сам! Пожары тушить! Строить спортивные объекты! Хорошо хоть ещё солнцу указывать место на небосводе, как статуе Ниязова, не приходится! От великого до смешного – один шаг. И у нас этот шаг уже сделан — решительно, всею ногой мы уже несколько лет как встали на путь туркменизации нашего политического пространства.

А система – она и дальше будет тихо жить – сама для себя. Медленно, со скоростью и основательностью ленивца переваривать деньги, ресурсы, сырьё. Хороший царь, плохие бояре, близкий, понятный, свой в доску XV или XVI век. И даже лучше: раньше был ящик для челобитных – он был маленький, до него ехать надо, а здесь – челобитный телевизор! Вот он – прогресс! И ведь работает беспроигрышная лотерея! Кому-то везёт – одному из сотни тысяч… Кому то Путин поправит стену, окно или дверь. Поправит ли он экономику, социальную сферу, судебную систему, бюджет? Едва ли – где же ему успеть? Он, конечно, великий, но столько дел сразу человек делать не может – только бог. А богом ещё не провозгласили… Вот может потом… А вы пока держитесь и хорошего настроения, дорогие граждане – может быть и вам, да-да, вот лично вам в ходе новой беседы царя с народом выпадет билетик счастья…

Мизеров Иван

Источник.



Просмотров: 79

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.