Теория и политическая практика

Автор: | 2020-11-11
1+
Теория и политическая практика

Теория и политическая практика

Теория и политическая практика

О докладе Зюганова на пленуме ЦК КПРФ

В октябре прошел пленум ЦК КПРФ, на котором с докладом выступил председатель ЦК КПРФ Зюганов.

В докладе было много правильных слов, цитат из Ленина, ссылок на историю борьбы большевиков и коммунистов в других странах. Однако, не было, конечно, сказано про то,  что деятельность КПРФ – это политика не коммунистов-большевиков, а (в лучшем случае) социал-демократов – меньшевиков. Но сложно было бы ожидать от Зюганова каких-то признаний на этот счет.

Интереснее то, что, даже если не смотреть на практическую деятельность возглавляемой Зюгановым партии, в самом докладе Зюганова можно найти немало утверждений, невозможных для коммуниста и показывающих оппортунистическую сущность КПРФ не только на практике, но и в теории.

1. Например, Зюганов начинает доклад с заявлений

«России объявлена война гибридного характера. Это война на уничтожение, и она ужесточается …

Ястребиная фракция глобалистов давно поставила целью уничтожение нашей страны…

И они не успокоятся. Сегодня им удаётся всё крепче консолидировать Запад против России. Наступил этап, когда свою привычную русофобию так называемые партнёры переводят в плоскость стрельбы на поражение…»

Т.е. Зюганов поддерживает и даже усиливает правительственную пропаганду о «внешнем враге» – «Западе», «глобалистах», которые собирается якобы уничтожить Россию. И он говорит не о противоречиях российских капиталистов и западных, а именно о «России» и «Западе» в целом.

При этом трагизм ситуации Зюгановым до предела преувеличен. Грызня российских и части (далеко не всех) западных олигархов, которая, к тому же, пока ограничивается риторикой и не самыми жесткими экономическими санкциями, выдается им как чуть ли уже не начавшаяся смертельная битва добра и зла. Зюганов игнорирует и тот факт, что основным соперником США сейчас является вовсе не путинская Россия, а мощнейший Китай.

Зюганов использует данные заявления для критики режима за якобы неспособность противостоять Западу. Но сама по себе такая постановка вопроса («Запад против России, война на уничтожение, русофобия Запада» и т.д. и т.п.), да еще без достаточных для того оснований, показывает Зюганова как обычного буржуазного патриота и социал-шовиниста, а не коммуниста.

2. Также Зюганов очень много ярости обрушил на …либерализм.  Целый раздел доклада так и называется: «Либеральный фашизм». Деятельность буржуазных правительств в интересах капитала представляется не как естественная политика буржуазного государства, а как политика «неолиберализма», который всячески демонизируется. Вот пример – цитирование из доклада:

«В 1945-м благодаря подвигу советского социализма германский фашизм пал. Но эстафету приняли либеральные фундаменталисты с их финансово-экономическим и социальным расизмом. Основоположник неолиберализма Фридрих Хайек в книге «Дорога к рабству» прямо объявил, что действия правительства, «основанные на идее справедливого распределения» неприемлемы и, мол, не нужно здесь прятаться за «формальное равенство перед законом». Строго говоря, воплотить в жизнь такие постулаты невозможно без циничной социальной сегрегации, попрания идеи народовластия, взлома суверенитета государств, а значит, и без фашизации управления обществом.

Главный идейный штаб неолибералов во главе с М. Фридманом свил гнездо в Чикагском университете. Здесь ковались кадры, воплощавшие теорию Хайека в разных частях планеты. Основные рецепты Фридмана: дерегуляция, приватизация, снижение социальных расходов».

Сильно сказано. Но насколько научно? Что такое либерализм? Это всего лишь одно из буржуазных идейно-политических направлений. Либерализм возник в период борьбы буржуазии против феодализма и был тогда прогрессивной идеологией. Требования политической и экономической свободы в нем тогда органично уживались между собой и были направлены на подрыв господства феодалов.

После того, как буржуазия пришла к власти и стала господствующим классом, тем более, после перехода капитализма в империалистическую (монополистическую) стадию, либеральная идеология в прежнем виде потеряла смысл и стала внутренне противоречивой. В частности, разделились политический и экономический либерализм.

Требования политической свободы уже не нужны финансовой олигархии.  И в этой части либерализм стал в ряде случаев знаменем буржуазно-демократических сил против всё большего ограничения буржуазной демократии финансовой олигархией и ее государством.

В то время как идея «свободы частной собственности и предпринимательства», прежде направленная против феодальных ограничений, стала интерпретироваться реакционными буржуазными идеологами как свобода капитала от каких-либо государственных ограничений и регулирования. Что на самом деле прикрывает требование ликвидации любых социальных гарантий для трудящихся – ограничений на продолжительность рабочего времени, минимального размер зарплаты, пенсий, пособий по безработице, бесплатного медицинского обслуживания и образования, системы охраны труда, возможности объединения в профсоюзы и т.д. Т.е. ликвидация всего, что трудящиеся смогли добиться в борьбе с капиталом. Государственной регулирование в интересах монополистического капитала (госзаказы, перевод денег из бюджета в частный сектор) никто из «неолибералов», конечно, не отрицает. Такой, «экономический», либерализм стал идеологией реакционной буржуазии.

В то же время, требования обеспечения свободы частной собственности и предпринимательства могут использоваться и классом мелких собственников, а также мелкими и средними капиталистами против крупного капитала, который, часто с помощью государства, отнимает у них сектора рынка и саму собственность, создает им различные затруднения и ограничения.

Т.е. само развитие капитализма привело к тому, что идеология либерализма, противоречия внутри которой в период, когда капитализм был молодой прогрессивной формацией, шедшей на смену феодализму, были не так заметны, сейчас рассыпалась и превратилась в множество разных, даже враждебных друг другу течений. Сейчас либералами кто только себя не называет. Например, если в США на либерала смотрят как на «почти коммуниста», то в России либерал (или, как таких часто называют, либераст) – это для оппозиции почти что фашист.

Интересный материал:  Рубль с 1990 года обесценился в 40 тысяч раз

Поэтому использовать для обозначения главного противника такой неопределенный термин как «либералы» – это попытка запудрить мозги пролетариату. Тем более «неолиберальную» экономическую политику проводят сейчас почти все буржуазные правительства, в том числе и социал-демократические.

Когда вместо разоблачения капитализма как такового мы слышим вопли про либералов, это верный признак оппортунизма. Значит, надо дать отлуп плохому – либеральному курсу, а значит есть, мол, хороший, не фашистский, не нео-либеральный капитализм. И такой капитализм Зюганов находит в лице «нового курса» Рузвельта. Т.е. мы видим, что идея Зюганова все та же – это «хороший», национально-ориентированный, социальный капитализм.

«Если сравнить меры, принятые в рамках «Нового курса», и деятельность левых правительств Народных фронтов во Франции или Испании, то обнаружится немало общего. Причём осуществлялись эти меры параллельно — в одни и те же годы», – продолжает Зюганов.

В нормальной марксистской терминологии для обозначения этих направлений буржуазной политики используется не демагогия про либерал-фашистов и социально-ориентированных патриотов-государственников, а такие термины, как «политика наступления капитала на права трудящихся» или «политика частичных уступок трудящимся».

3. Основная идея доклада – создание широкого фронта лево-патриотических сил вокруг КПРФ. В ход идут и цитаты Ленина о поддержке марксистами любого демократического движения, и исторические примеры Народных фронтов для борьбы с фашизмом в 1930-е – 40-е годы, и «Народное единство» Сальвадора Альенде в Чили. Только вместо борьбы за социализм трудящимся подсовывают борьбу даже не за буржуазную демократию, а парламентский кретинизм и иллюзии возможной победы на выборах. И главная задача зюгановского «фронта» – агитация голосовать за КПРФ, при полном отсутствии какой-либо попытки развития классовой борьбы самих масс трудящихся. КПРФ не ведет никакой агитации в пользу забастовочной или уличной борьбы пролетариата. Получаемые миллиарды из бюджета тратятся на содержание бюрократического аппарата партии и формирование имиджа главной оппозиции для следующих выборов, а ведь могли бы пойти на создание забастовочного фонда, подготовку лидеров рабочего движения …

К тому же, фронт – понятие военное. Он создаётся для непримиримой борьбы, войны против противников. Все перечисленные в докладе фронты – действительно воевали против угнетателей или оккупантов, или фашистов. То, что хотят создать КПРФ, – имитация борьбы.  Они даже пленум свой только онлайн провели.

В заключение отметим, что заговорил Зюганов о создании своего очередного фронта как раз сразу после решения Верховного суда РФ о ликвидации с подачи Минюста регистрации в качестве партии Российского Объединенного Трудового Фронта. Ещё вопрос рассматривался в Конституционном суде, ещё РОТ ФРОНТ ведет борьбу в Европейском суде, а Зюганов со товарищи уже пытаются занять место в общественном сознании масс для новых выборов. Ну что ж, прием известен. По большому счету Путин ещё в 2000 г. в интервью для книги «От первого лица» на вопрос корреспондента о судьбе КПРФ говорил, что «коммунисты  –  единственная крупная, действительно  большая  партия  с социальной базой, но с идеологическими “тараканами”, от которых надо избавиться». Корреспондент попросил уточнить, что за тараканы, – назовите поименно? Путин отвечал: «Например, требование конфискации и национализации». Не говоря уже о революции и диктатуре пролетариата. И затем ещё раз повторил: «Коммунисты либо изменят свои программные установки, и тогда они станут крупной  левой партией, повторяю, европейского типа, или они не смогут этого сделать  и  тогда  потеряют  свою социальную базу  по мере  ее естественного убывания и постепенно будут сходить с политической сцены».

Корреспондент поинтересовался: – Сами-то они вряд ли так считают?

Путин высказал понимание ситуации:  «Лидеры все это понимают, как ни покажется неожиданным.  И они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться.  Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство. А ведь тут достаточно важно не упустить момент – когда, в какой степени и сколько им нужно менять в себе».

Таким образом мы имеем крупную оппортунистическую партию, с коммунистическим названием, но с исчерпанным лимитом на революции и выполняющую функцию демпфирования энергии народного протеста в парламентские ожидания и словесные протесты без реальной борьбы. В своем соглашательстве и приспособленчестве Зюганов со товарищи, надо отдать им должное, последователен и настойчив.

Аналитическая группа Идеологической комиссии ЦК РКРП-КПСС

Источник.



Просмотров: 105

1+