Так называемая личная жизнь

Автор: | 07.03.2020
4+
Так называемая личная жизнь

Так называемая личная жизнь

Автор статьи — Алексей Парфёнов, рабочий, член ЦК КПРФ

Советская эпоха была временем великих свершений в экономике, науке, культуре, налаживании новых общественных отношений, в том числе отношений мужчины и женщины. Советская литература, литература нового мира, запечатлела образ этого нового мира. Она раскрыла идеалы советских людей, их духовную жизнь и нравственные качества.

МЫ ВИДИМ, что в романе Николая Островского «Как закалялась сталь» отношение Павла Корчагина к женщине — любовь к Тоне Тумановой, страстное влечение к Рите Устинович, глубокая привязанность к Тае Кюцам — исполнено безукоризнен-ной моральной чистоты. Благородны в самом высоком значении этого слова герои другого романа писателя «Рождённые бурей» — революционеры Западной Украины в 1918 — 1920 годах, борющиеся с гнётом панской Польши.

Но откуда возникло это поистине рыцарское отношение к женщине — не в среде аристократии, а у представителей пролетариата и крестьянства, как у Николая Островского или у поколения российской интеллигенции, рождённой Октябрьской революцией, как у Константина Симонова? И не выдуманы ли эти отношения самими писателями?

Одной из особенностей российского освободительного движения было активное участие в нём женщин. Участие женщин придавало движению более гуманный оттенок и создавало особую нравственную атмосферу в организациях революционеров. Лучшие традиции «Народной воли» были восприняты марксистами. Но марксизм принёс своё, новое видение в личные отношения людей.

«Марксизм неразрывно связан с изменением взглядов не только на движущую силу революции, он изменяет в корне старые, собственнические взгляды на семью, на женщину, на детей, на условия их развития, на воспитание, на цели воспитания. Отрицая частную собственность на средства производства, марксизм отрицает и взгляд на семью и детей как на собственность», — писала Н.К. Крупская в работе «Облик Ленина как человека», вышедшей в 1933 году.

После Великой Октябрьской социалистической революции полное равноправие женщин, привлечение их к равному с мужчинами участию в общественной, производственной и культурной жизни стало одной из первостепенных задач социалистического государства. Но этого было мало. Следовало коммунистические отношения внести в личную жизнь.

Очень много сделал для этого В.И. Ленин. К 1920-м годам ХХ века он приобрёл гигантский авторитет. Народы России видели в Ленине не только политического вождя, но и духовного учителя, носителя новых морально-нравственных ценностей. Ошибкой было бы сводить культурную революцию, о которой так много говорил и писал Ленин в последние годы жизни, только к повышению уровня образования. Культурная революция предполагает «окультуривание» всех человеческих отношений, в том числе и межличностных и семейных. И, конечно, в этой сфере — устранении не только формального, но и реального принижения женщины — особый спрос был с коммунистов.

Как порой драматически трудно шёл этот процесс, показал Ф. Гладков в романе «Цемент» (1925 год).

«Почему ты не чувствуешь во мне товарища?» — спрашивает большевика Глеба Чумалова его жена Даша. Её не удовлетворяет положение женщины, интересы которой ограничены домашними заботами. Новая жизнь разбудила в пролетарке Даше чувство собственного достоинства. Но как должны строиться при этом новая жизнь, семья, отношения с любимым, она ещё себе плохо представляет.

В 1934 году Николай Островский закончил работу над романом «Как закалялась сталь» — книгой об осуществлении идеалов революции, о том, как складывались новые нравственные отношения между людьми, вступившими на путь революции.

В середине 1930-х годов эти отношения в основном сложились, и корчагинским поколением были приняты. Это время — не только период индустриализации, коллективизации и культурной революции. Это и годы подлинной эмансипации женщины. При этом тогда не было радикального феминизма — явления, модного сейчас на Западе. Советский опыт говорит: феминисткам следовало бы понять, что женщина должна быть не врагом мужчине, а подругой и товарищем.

Больше всего Октябрьская революция и Советская власть дали женщине. Я это вижу, сравниваю судьбу своей бабушки, родившейся в конце XIX века, нигде не учившейся, еле умевшей читать и с 14 лет пошедшей работать, и моей мамы, 1920 года рождения, окончившей среднюю школу, а уже в годы войны — Московский текстильный институт.

Но и потеряли после буржуазной контрреволюции 1990-х годов больше всего женщины. Потеряли как в социально-экономической, так и в личной жизни. Победа буржуазных, то есть исключительно товарно-денежных, отношений между людьми привела к росту экономической зависимости женщины, прямой или скрытой форме проституции. Даже поклонение женской красоте вырождается в уродливые формы культа женского тела (ажиотаж вокруг «конкурсов красоты», использование «красоток» в коммерческой рекламе, порнография), являющиеся, в сущности, утончёнными формами торговли и спекуляции женщиной. А феминизм, проталкиваемый либералами и в наше общество, нередко разжигающий войну между полами, служит цели отвлечь женщин от подлинной борьбы за свои права.

Что же делать? Советский социализм накопил огромный опыт построения гармоничных отношений между мужчиной и женщиной. Опыт этот зафиксирован в документах КПСС, в Советской Конституции, в практике партийных, советских, профсоюзных организаций. Зафиксирован и в литературных памятниках той великой эпохи — в романах Николая Островского, Константина Симонова, других писателей.

Нам же, коммунистам XXI века, следует всемерно пропагандировать опыт той великой эпохи, в том числе и в области так называемой личной жизни.

Источник.


Обсудить статью и оставить комментарии можно на форумах сайта «Искра ДНР»

Товарищи! Подписывайтесь на наши группы и наш «Телеграм» канал!

Интересный материал:  «Идейный порох необходимо держать сухим»

4+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.