Судьбоносное решение. XI съезд РКП(б)

Автор: | 05.04.2019
Судьбоносное решение. XI съезд РКП(б)

Судьбоносное решение. XI съезд РКП(б)

Когда говорят об XI съезде РКП(б), то прежде всего отмечают, что это был последний из партийных съездов, в работе которых участвовал Владимир Ильич Ленин. А ещё этот съезд, а точнее, состоявшийся сразу после него и проходивший под председательством Ленина организационный пленум Центрального Комитета, избранного съездом, ввёл должность Генерального секретаря ЦК партии и избрал на неё Иосифа Виссарионовича Сталина.

ОТКРЫВАЯ 27 марта 1922 года XI съезд РКП(б), В.И. Ленин выделил две важнейшие черты, как тогда говорили, текущего момента. Во-первых, он отметил: «Первый год мы имеем возможность посвятить свои силы настоящим, главным, основным задачам социалистического строительства». Во-вторых, он особо подчеркнул роль большевистской партии в этом процессе: «Я уверен, что если мы сделанное нами оценим с надлежащей трезвостью и не побоимся глядеть прямо в глаза действительности, не всегда приятной, а иногда и совсем неприятной, то все трудности, которые только вырисовываются перед нами во всём размере, все эти трудности мы, несомненно, преодолеем». И добавил: «Если мы сохраним и укрепим единство нашей партии».

В начале 1920-х партия, которая возглавляла послеоктябрьское общество, вступила в новый этап, который существенно повышал требования к ней. Теперь она работала в условиях нэпа, когда приходилось взаимодействовать со многими укладами, включая частнокапиталистический. Навязанная Троцким всего год назад, перед Х партсъездом, профсоюзная дискуссия показала, что, во-первых, необходимо существенно повысить влияние партии в профсоюзах, а во-вторых, для ЦК важнейшей задачей является укрепление партийного единства.

К этому надо добавить, что существенно выросла и сама партия. Если в августе 1917 года, когда проходил VI съезд РСДРП(б), в партии было 240 тысяч членов, то менее чем через пять лет в рядах РКП(б) состояло 532 тысячи коммунистов (кстати, незадолго до съезда была проведена первая в истории партии чистка её состава). Всё это побуждало иметь более чёткую структуру партийного руководства. В целом она была определена в 1919 году VIII съездом и за многие десятилетия практически не менялась. Тогда были сформированы Политбюро и Оргбюро ЦК партии, в состав обоих руководящих органов был избран И.В. Сталин.

После VIII партсъезда была введена должность ответственного секретаря ЦК. Её сначала занимал член Политбюро ЦК Н.Н. Крестинский, а в 1921 году — кандидат в члены Политбюро ЦК В.М. Молотов. Избрание их ответственными секретарями ЦК свидетельствовало о том, что Секретариат из технического должен был приобрести политический характер. Однако подобное преобразование шло с трудом. Так, Ленин в феврале 1922 года писал Молотову: «Вам надо себя избавить от мелочей (свалить их на помов и помпомов) и заняться целиком делом политсекретаря и заведующего направлением работы по организации, учёту и т. п.».

Потребность в политическом секретаре ЦК побудила Владимира Ильича предложить организационному пленуму Центрального Комитета, состоявшемуся 3 апреля 1922 года, преобразовать должность ответственного секретаря в Генерального секретаря ЦК РКП(б) и избрать им Иосифа Виссарионовича Сталина (одновременно Молотов был, как и год назад, избран секретарём ЦК партии). Предложение В.И. Ленина о повышении политического статуса Секретариата и об избрании Генеральным секретарём ЦК Сталина пленум утвердил, подчеркнув, что Секретариат должен стать деловым центром ЦК и не допускать волокиты и бюрократизма.

Некоторые авторы, чтобы принизить значение этого судьбоносного решения, утверждают, во-первых, что идея избрания И.В. Сталина Генеральным секретарём ЦК принадлежит не В.И. Ленину, а Л.Б. Каменеву, во-вторых, и сама должность не играла-де в партии существенной роли. Оба утверждения являются не чем иным, как фальсификацией истории. Но обратимся к фактам. Факт, что не Каменев, а Ленин предложил пленуму кандидатуру Сталина, имеет документальные подтверждения. Отметим, что, внося это предложение, Ленин видел в Сталине политика, способного сохранить и укрепить единство партии.

Поскольку это искажение фактов продолжается, обратимся к заключительному слову В.И. Ленина по Политическому отчёту ЦК РКП(б) 28 марта 1922 года. В нём он дал фактически политическую характеристику Сталину, кстати, единственному из партийных деятелей, которых он называл в этой достаточно пространной речи. Приведём его слова:

«Вот Преображенский здесь легко бросил, что Сталин в двух комиссариатах… Что мы можем сейчас сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Ведь это всё политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это — вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле разрешены в демократических республиках. Мы их разрешаем, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой бы из представителей наций мог бы пойти и подробно рассказать, в чём дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы назвать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина.

То же относительно Рабкрина. Дело гигантское. Но для того, чтобы уметь обращаться с проверкой, нужно, чтобы во главе стоял человек с авторитетом, иначе мы повязнем, потонем в мелких интригах».

Что касается места Секретариата ЦК в жизни партии и отношения Ленина к его роли, то известен проект постановления пленума ЦК, написанный Лениным 3 апреля, в день избрания Сталина Генсеком ЦК:

«ЦК поручает Секретариату строго определить и соблюдать распределение часов официальных приёмов и опубликовать его; при этом принять за правило, что никакой работы, кроме действительно принципиально руководящей, секретари не должны возлагать на себя лично, перепоручая таковую работу помощникам и секретарям.

Товарищу Сталину поручается немедленно приискать себе заместителей и помощников, избавляющих его от работы (за исключением принципиального руководства) в советских учреждениях.

ЦК поручает Оргбюро и Политбюро в 2-недельный срок представить список кандидатов в члены коллегии и замы Рабкрина».

Как видим, Ленин предполагал, что Сталин, став Генсеком ЦК, будет одновременно возглавлять и два наркомата. Однако пленум ЦК РКП(б) принял ленинский проект со следующим дополнением: «с тем, чтобы т. Сталин в течение месяца мог быть совершенно освобождён от работы в РКИ».

В соответствии с постановлением ЦК Сталин от обязанностей наркома Рабоче-крестьянской инспекции был освобождён 25 апреля 1922 года, но наркомом по делам национальностей оставался вплоть до июля 1923 года, пока наркомат не был ликвидирован после образования СССР.

Интересный материал:  25 октября 1922 года – завершилась Гражданская война в России

Здесь надо заметить, что все сталиноеды, как правило, повторяющие жёлчные антисталинские версии и фальшивки Л.Д. Троцкого, опровергаются и документами, и свидетельствами тех, кто со Сталиным вместе работал. Так, В.М. Молотов подчёркивал, что выбор Лениным кандидатуры Сталина на должность Генерального секретаря ЦК большевистской партии был основательно обдуман. Он видел в своём соратнике дельного, оперативного и смелого партийного деятеля. Молотов отмечал, что отчётливо помнит, как практически все участники того пленума ЦК поддержали ленинское предложение. Это подтверждал и Л.М. Каганович, работавший в 1922 году заведующим Организационно-инструкторским отделом ЦК РКП(б).

Ныне встречаются недобросовестные утверждения, будто В.И. Ленин неоднократно пытался снять И.В. Сталина с поста Генерального секретаря Центрального Комитета партии. В действительности есть только одно письмо, адресованное партийному съезду, где Ленин «предлагал товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места». Но из этого письма следовало, что, во-первых, Сталин должен был оставаться в руководстве партии и государства, во-вторых, он при этом не указывал, на какую должность следовало переместить Сталина, в-третьих, не писал, кем предлагает его заменить на посту Генсека ЦК. Так, может, это была специфическая форма критики Сталина за допускаемую им грубость? Иначе В.И. Ленин при свойственной ему прямоте написал бы и кем заменить Сталина, и на какой пост его переместить. Что касается Сталина, то он признавал справедливость ленинской критики за его грубость. Делегатам XIII партсъезда он прямо говорил: «Да, я груб, но по отношению к тем, кто выступает против Коммунистической партии, нещадно борется с ней, ленинской партией большевиков».

Товарищи по партии действительно знали, что из всех политиков, входивших тогда в руководящее ядро ЦК, именно Сталин вёл наиболее принципиальную борьбу с фракционно-раскольническими атаками троцкизма, с «Рабочей оппозицией» и другими оппозиционными группами, агрессивно нападавшими на ленинскую линию Коммунистической партии большевиков. В этой сложной борьбе Иосиф Виссарионович показывал образец принципиальности, мужества, стойкости, теоретической и политической прозорливости. Вместе с тем И.В. Сталин проявил большое терпение к предводителям оппозиции. Достаточно вспомнить, сколько раз ЦК их предупреждал об исключении из партии, но в итоге терпел их недопустимые выходки и по настоянию Сталина оставлял в составе ЦК и Политбюро.

Делегаты ХIII съезда РКП(б), проходившего вскоре после кончины В.И. Ленина, выразили уверенность, что И.В. Сталин будет продолжать великое дело вождя Октябрьской революции. Состоявшийся после окончания съезда организационный пленум ЦК высказался за сохранение И.В. Сталина на посту Генерального секретаря Центрального Комитета РКП(б). Даже Троцкий не возражал против этого, а Зиновьев и Каменев такое решение поддержали.

Решительные меры против Троцкого и его соратников пришлось принимать после того, когда их последователи в 1927 году устроили в Москве антисоветскую демонстрацию в дни празднования десятилетия Великой Октябрьской социалистической революции. После этого ХV съезд ВКП(б) объявил принадлежность к троцкизму несовместимым с пребыванием в Коммунистической партии. Тем самым партия обеспечила единство своих рядов, укрепила союз рабочих и крестьян.

На XV съезде была одержана победа над троцкистско-зиновьевской оппозицией. Но при подготовке резолюции по отчёту ЦК члены Политбюро ЦК Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский и кандидат в члены Политбюро ЦК, секретарь Московского комитета ВКП(б) Н.А. Угланов выступили против провозглашения коллективизации в качестве основной задачи партии. Очевидно, следствием именно этого нового внутрипартийного конфликта стало заявление Сталина об отставке, которое он сделал на послесъездовском организационном пленуме ЦК. В нём он писал: «Прошу освободить меня от поста генсека ЦК. Заявляю, что не могу больше работать на этом посту, не в силах больше работать на этом посту». Однако участники пленума отклонили это заявление Иосифа Виссарионовича.

В связи с убийством 1 декабря 1934 года С.М. Кирова троцкистами была запущена версия (эта ложь до сих пор ещё гуляет по миру), будто трагедия произошла потому, что И.В. Сталин видел в С.М. Кирове конкурента. Но, во-первых, известно, что между Сталиным и Кировым были дружеские, братские отношения, во-вторых, Киров был известен партии как замечательный пропагандист, но большинство членов ЦК не видели в нём человека, способного руководить большевистской партией и советским обществом. Даже созданная в годы «перестройки-горбостройки» комиссия под руководством А.Н. Яковлева, перед которой стояла цель найти хотя бы косвенные основания для обвинения Сталина в гибели Кирова, была вынуждена публично признать, что в этом деле никаких улик против Сталина не обнаружено.

И ещё одна деталь, характеризующая Сталина. Председательствуя на организационном пленуме ЦК ВКП(б) после XVII партсъезда, он сумел сделать так, что Генеральный секретарь ЦК вообще не избирался. Потому-то с 1934 года решения Центрального Комитета ВКП(б), совместные постановления ЦК партии и Совнаркома (Совмина) СССР И.В. Сталин подписывал коротко: Секретарь Центрального Комитета.

В 1952 году на октябрьском пленуме ЦК КПСС, проходившем сразу по окончании XIX партсъезда, И.В. Сталин просил освободить его от обязанностей секретаря Центрального Комитета КПСС. Это был трезвый и мужественный шаг выдающегося политического и государственного деятеля. Но пленум не внял его просьбе, хотя Иосиф Виссарионович настаивал: на партийных пленумах вопросы надо решать по-деловому. Через полгода его не стало…

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.