Страх и ненависть в Вильнюсе

Автор: | 17.02.2019
Страх и ненависть в Вильнюсе

Страх и ненависть в Вильнюсе

В декабре 2018 г. литовская полиция задержала Валерия Иванова – российского историка, философа и публициста, председателя Союза русских литераторов и художников в Литве «РАРОГ», уже отсидевшего несколько лет в литовской тюрьме за оспаривание официальной версии событий 13 января 1991 года. После допроса и содержания в КПЗ Валерия Васильевича отпустили. Но теперь, в феврале, литовская Фемида продолжает бездоказательно преследовать гражданина России. Как и почему это произошло?

– Валерий Васильевич, 18 декабря в российских СМИ появились сообщения о Вашем аресте в Вильнюсе. После этого Вы перестали, что называется, выходить на связь. А на следующий день СМИ сообщили, что Вы арестованы, поскольку при обыске в Вашей квартире было найдено огнестрельное оружие. Что же случилось на самом деле? Чем был вызван обыск у Вас? И как проявило себя в этой истории российское посольство?

– Появление полиции во вторник 18 декабря минувшего года, в 6 часов утра, стало для меня совершенной неожиданностью. Каких-либо сигналов или повесток никто мне до этого из полиции вот уже несколько лет не присылал. Каких-либо преступных действий, нарушающих литовское законодательство, за собой даже не предполагал, ибо всецело занимался все минувшие годы творческой деятельностью на поприще русской культуры и искусства в Литве, писал книги по истории и философии, мои статьи публиковались в СМИ Литвы, России, Польши, США и других стран. Поэтому людей, назойливо звонивших мне, которых увидел сквозь глазок двери, я принял за каких-то неадекватных лиц. По компьютеру сообщил в консульский отдел посольства России и поставил на свою страничку в Фейсбуке информацию, что осуществляется попытка проникнуть в мою квартиру каких-то неизвестных.

Сотрудники криминальной полиции (замечу, не департамента государственной безопасности или военной контрразведки Литвы), когда я впустил их в 9 часов утра (уже хотели выпиливать дверь), предъявили мне решение прокурора от 3 декабря 2018 г. (прошло уже полмесяца с момента подписания этого документа) об обыске у меня в связи с «подозрением в шпионаже». Как выяснилось, в связи с возбужденным делом против видного политического деятеля Литвы левых взглядов, гражданина Литвы Альгирдаса Палецкиса и еще нескольких литовцев по аналогичному обвинению в «шпионаже в пользу России», в котором, видимо, по мнению прокурора Генеральной прокуратуры Литвы Вильмы Видугирене, я должен был играть роль «связного с Кремлем».

Обыск в моей вильнюсской квартире длился почти 8 часов. Нашли старый, неработающий стартовый револьвер (установила экспертиза криминалистов; такой револьвер дает громкий хлопок во время старта бегунов на дистанцию), подаренный мне другом около 15 лет назад «для отпугивания местных националистов», порой неадекватно ведущих себя на улице по отношению ко мне. Эта «хлопушка» уже тогда не работала, и я забросил ее в платяной шкаф, начисто забыв о ее существовании. После обыска, изъятия компьютера, фотоаппарата, диктофона, записей, визитных карточек, а также этого неработающего предмета – как я думал, газового револьвера – меня отвезли в бюро криминальной полиции Литвы, где предъявили ордер на 48 часов задержания в камере предварительного заключения. Провел в ней 16 часов, после чего был доставлен вновь в названое бюро полиции и там получил извещение о том, что освобождаюсь «по подписке о невыезде» (изъят мой паспорт гражданина России и вид на жительство, должен два раза в неделю отмечаться в полиции) в связи с расследованием дела о «шпионаже в пользу России» А. Палецкиса и еще шести лиц.

Еще в КПЗ я написал заявление с просьбой предоставить мне встречу с представителем Российского посольства в Литве, но так и не получил такой возможности. Поэтому, когда меня в половине четвертого вечера 19 декабря выпустили на свободу, я прямо пошел в наше посольство, где был радушно и очень тепло встречен самим Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Литовской Республике Александром Ивановичем Удальцовым. За бутербродами с красной икрой и кофе с коньяком (сутки ничего не ел) вкратце рассказал ему о своих пережитых мытарствах, а он мне – о тех упорных усилиях, которые предпринимало его посольство для организации встречи со мной, которую литовские власти так и не предоставили. Из посольской приемной посол позвонил прямо на телеканал «Россия 24», и уже через минуту на экране телевизора появилась строка о том, что «историк В. Иванов на свободе и находится в посольстве России в Литве». Затем на своей машине сотрудник посольства отвез меня домой, где меня с нетерпением ожидали мои родные и друзья.

Я являюсь гражданином России, родился в Каунасе в 1947 г. Сейчас живу с семьей по виду на постоянное жительство в Вильнюсе. Гражданство России получил в 1992 г., после того как меня зверски избили в следственном изоляторе Шауляйской тюрьмы за то, что я как бывший лидер многотысячной интернациональной общественной организации Советской Литвы «Венибе-Единство-Едность», стремившейся противостоять развалу СССР, и теперь отказался давать показания на членов нашей организации новым властям Литвы. Месяц лечил меня русский врач этого изолятора от тех побоев. Написал письмо в посольство России в Вильнюсе, и тогдашний консул Сергей Загрядский привез мне сообщение, что я теперь гражданин России. Стало легче на душе, хотя мытарства не окончились. В камере №75 Шауляйского СИЗО, где меня держали под круглосуточным надзором с заключенными, сотрудничавшими с администрацией тюрьмы, была организована провокация, в результате которой я должен был остаться навечно в Шауляе. Провидение и холодный расчет позволили не поддаться на ответные удары сокамерников с заточками в руках, а через два часа меня вызвали из камеры «на этап» в Лукишскую тюрьму г. Вильнюса.

Эти и другие зверства и издевательства властей «демократической» Литвы описаны мною в книге «Литовская тюрьма», которая вышла в Москве в издательстве «Палея» в 1996 г. (Эту книгу можно читать в интернете)

– Уже известно, что в феврале Вам будет вынесен приговор. Как Вы думаете, к чему все сведется? Каким будет этот приговор?

– Скажу прямо, если в феврале с.г. мне предъявят обвинение по делу о «незаконном хранении оружия» Ст. 523 УК ЛР в части, относительно нерегистрации «газового оружия» (штраф), то оно должно выглядеть весьма оригинальным, ибо следователи-криминалисты уже установили, что это неработающий стартовый, а не газовый револьвер модели Umarex Mod. Champion №244236у которого также отсутствует боек, т.е. находившиеся в барабане этого стартера два шумовых патрона вообще не могли быть отстреляны из этого механического устройства. Иными словами, в этом деле полностью отсутствует сам состав преступления.

Правда, я еще не имею никаких сведений о том, что данное дело по сломанному стартовому револьверу будет передано в суд.

– На другой же день после Вашего ареста и обвинений Вас в шпионаже Литва опубликовала архивы КГБ. Как, по-Вашему, есть ли связь между этими обстоятельствами? Что за странные совпадения?

– Мне сложно судить о мотивации поступков конкретных действующих властных политических деятелей в Литве, поскольку я с ними лично не знаком и контактов не имел и не искал. Могу судить лишь по их действиям, которые носят публичный характер. Думаю, что нынешнее громко объявленное 20 декабря минувшего года департаментом государственной безопасности и военной контрразведкой Литвы «дело о шпионаже», возбужденное после тайного ареста еще в октябре прошлого года А. Палецкиса и еще нескольких человек, имеет политические мотивы.

Весной этого года в республике состоятся выборы в местные советы – 3 марта, а президента Литвы – 12 мая и 26 мая – членов Европейского парламента. Вот и объявляют власти страны о том, что в Литве действует «шпионская группа», которая готовит «государственный переворот» и прочее в том же духе. Литовские политики во власти пытаются сесть на заезженный русофобский конек, чтобы, во-первых, испугать «честных граждан», ибо только правящие элиты обеспечат их спокойную жизнь, поэтому «голосуйте за нас – искореняющих врагов». Во-вторых, вывести из выборных кампаний умных и смелых оппозиционеров, которые не хотят, чтобы Литва и дальше лишалась своих граждан, массово эмигрирующих за рубеж в поисках лучшей доли; чтобы одна треть оставшихся не нищала и далее; чтобы Литва имела дружеские деловые отношения с соседями, поскольку только такие отношения и могут служить делу развития экономики страны; чтобы мнимые угрозы не приводили к тому, что сегодня в Литве у простых людей пушки заменяют масло. На таком русофобском коне некоторые ретивые литовские политики желают въехать в президентский дворец в Вильнюсе, в мэрию Вильнюса и другие правящие структуры, в зал заседаний Европарламента.

– Одновременно с Вашим арестом стало известно о том, что уже более месяца в тюрьме находится бывший лидер Социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис. С чем, по-Вашему, связан арест Палецкиса? И почему литовская полиция сделала тайну из его задержания?

– Не могу знать, что думали спецслужбы Литвы, организуя тайное задержание и арест видного политического деятеля и просто очень интеллигентного, высокообразованного, умного человека Альгирдаса Палецкиса, имевшего не только литовские награды, но и французский орден Почетного легиона.

Сам по себе это возмутительный факт, грубо нарушающий права человека, поскольку власти современного цивилизованного государства, тем более европейского, не могут себе позволить тайное похищение человека и помещение его за тюремную решетку, ибо это нарушает все нормы гуманитарного международного права, да и, по сути дела, положения конституции Литвы. Если есть серьезные факты, которые подтверждают наличие в действиях человека нарушения законов государства, то властям и силовым структурам нечего прятать эти факты от общественности своей страны. Наоборот, они должны немедленно оповещать своих граждан о имеющейся угрозе их безопасности.

Ничего подобного в данном случае не произошло. Кстати, я только 20 декабря 2018 г. узнал из СМИ, что А. Палецкис арестован еще в октябре, то есть почти за два месяца до моего ареста. В этой ситуации я вижу только репрессивный мотив поведения властей в отношении А. Палецкиса, по причинам, высказанным выше. Если бы у литовских властей были конкретные факты «шпионажа», то молчать они не стали бы, как не умолчали сразу после обыска о найденном у меня «огнестрельном оружии», которое на самом деле оказалось просто металлоломом.

Кстати, не имея ничего под рукой «отягощающего в деле о шпионаже», уже 1 февраля с.г. спецслужбы Литвы навестили с обыском квартиру Виктора Орлова – руководителя литовской мемориальной поисковой группы «Забытые солдаты», в надежде найти у него оружие, но опять ушли ни с чем.

– И Вас, и Палецкиса считают диссидентами, которых власти Литвы преследуют, прежде всего, за отрицание официальной версии событий 13 января 1991 г. у Вильнюсской телебашни. В чем выражается это отрицание? Что лично Вы думаете о событиях 28-летней давности?

– Каждый понимает в меру своей испорченности, гласит местная пословица. Я никогда не стремился стать каким-то политическим диссидентом, ибо сама политика мне не интересна. Она проходит в стороне от меня, ее вершат власти предержащие. Я лишь наблюдаю за тем, как поток политических событий проносится рядом, всё больше и быстрее подтачивая берега устойчивости Литовского государства, которые были плотно уложены в советское время. И у меня болит сердце за такое безрассудное поведение людей, которым поверили простые люди Литвы в надежде, что политическая элита позаботится об их благополучии. Я вижу и понимаю, что это не так.

Суть поведения любых правящих политических элит в нынешних европейских государствах, в том числе и в Литве – это прежде всего обеспечение благополучия своих личных интересов, что очень ловко используют те, у кого есть деньги, потому что им дают эти деньги из-за рубежа, покупая лояльность местных политиков в отношении зарубежных наемщиков.

У меня достаточно образования, чтобы понимать процессы, происходящие в Литве и в мире. По состоянию ума я аналитик, а не тот, кто ворует чужие секреты и пытается на этом зарабатывать. Окончил Варшавский университет, став магистром истории, затем докторантуру в Институте истории Академии наук Литвы. Был дипломатом, работал в министерстве иностранных дел Литовской ССР, в отделе информации и анализа, за рубежом – в Польше. В прошлом году вышел мой 4-томный труд по истории формирования этнополитического государства литовцев в 1919–1941 гг. «De jure и de facto» (моя докторская диссертация, лежавшая в столе почти 30 лет, которую мне не позволили защитить в Литве:

Интересный материал:  Амурская область. На выборах главы Поярковского сельсовета Михайловского района уверенно победил кандидат от КПРФ

Том I

Том II

Том III

Том IV ).

В 2001 г. вышел мой большой философский труд «Триалектика – новая философская система»в котором, опираясь на исследования свойств числовых математических систем, я выстроил систему качественных чисел, математически описал важные закономерности формирования, развития и разложения линейных и плоскостных систем, и т.д. В настоящее время работаю над философским осмыслением весьма актуальной темы формирования нравственных систем человечества. Недавно издал брошюру «Нравственный крест» – сборник стихотворений-этюдов, в которых популярно и образно изложил основные критерии той философской системы, над которой сейчас усиленно работаю.

Относительно событий трагической ночи 13 января 1991 г. в Вильнюсе, которая прошла неотвратимым острым резцом через мою судьбу, могу многое сказать, ибо был не только свидетелем, но и участником тех событий. Судьба и нынешние литовские власти распорядились так, что мне единственному из оппонентов «Саюдиса» выпала возможность подробно изучить тот следственный материал, который по этим событиям собрала и накопила литовская прокуратура. Защищался от неправедных обвинений в клевете в свой адрес. Привлечение меня ко второму суду произошло после выхода в свет моей книги «Литовская тюрьма». Основным тезисом этой книги стало утверждение, что на момент ее выхода в свет в 1996 г. у меня не было никаких объективных доказательств того, что все человеческие жертвы той трагической ночи в Вильнюсе случились именно из-за оружия советских военнослужащих, примененного в отношении гражданских лиц. Пришлось самому находить ответы на очень важные вопросы. Этому служили предоставленные мне в полном объеме документы, связанных с обстоятельствами гибели конкретных людей от применения конкретного оружия и прочих факторов. Использовал и данные актов вскрытия тел погибших, официальные справки литовских судмедэкспертов, в том числе главного из них: справку №29 от 6 февраля 1991 г. начальника бюро судмедэкспертизы министерства здравоохранения Литовской Республики А. Гармуса. Некоторый опыт, связанный с обстоятельствами гибели людей от поражения огнестрельным оружием, я имел еще с середины 60-х годов, когда, готовясь стать врачом, полтора года проработал санитаром реанимационной бригады на станции скорой медицинской помощи в Каунасе. Все свои доводы о том, что обвинения советских военнослужащих в гибели людей той ночью бездоказательны, я привел в трилогии «Гекатомба», состоящей из трех книг: «Литовская тюрьма», «Страшная ночь»  и «Аутодафе», которые можно найти и прочесть в интернете.

Правда, какая бы она ни была, есть основа дальнейшего благополучного развития любой системы, в том числе и государственной. На лжи не построить устойчивого здания, ибо сказано в Писании: дом, построенный на песке, обрушится…

– За подстрекательство к госперевороту, за отрицание официальной версии, за «оскорбление памяти жертв 13 января» Вы несколько лет провели в тюрьме – дважды Вас арестовывали и даже подвергали пыткам. После освобождения Вы написали об этом времени книгу «Литовская тюрьма». Расскажите, пожалуйста, о чем эта книга.

– Прежде всего должен подчеркнуть, что никаких антигосударственных правонарушений на территории Литовской Республики ни я, ни возглавляемая мною правозащитная организация «Венибе-Единство-Едность» не совершали и не могли совершить, поскольку всю свою деятельность проводили в конституционном поле Литовской ССР. Организация «Венибе–Едиство-Едность» была официально зарегистрирована в Совете министров Литовской ССР:

Госпереворот при поддержке Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева и местных литовских партийных и силовых структур совершил «Саюдис» в марте 1990 г. Таким образом Горбачев исполнил свои обещания американскому президенту Рейгану, данные ему во время встречи в Рейкьявике в октябре 1986 г. В 1989 г. я видел ватиканский документ, в котором говорилось об этой встрече, где среди четырех обсуждаемых с американцем вопросов третьим стоял вопрос о выводе всех трех прибалтийских республик из состава СССР.

Тем не менее в конце ноября 1991 г. я был арестован и осужден в конце апреля 1994 г. на 3,5 года тюрьмы. Мне пришлось отбыть срок наказания по статье 70 УК ЛР – антигосударственная деятельность. Второй раз меня осудили на год в 1997 г. за книгу «Литовская тюрьма», поскольку я «оскорбил память погибших 13 января 1991 г., не признав их гибель от рук советских военнослужащих или под их военной техникой». На сей раз мне устроили полугодовую пытку, поместив на полсрока в штрафной карцер колонии строгого режима г.Алитус. Карцер представлял собой узкую щель шириной 78 см и длиной 2 м, без дневного света. Также я был лишен контакта с родными. Это было бы мучительным, если бы я, не представив себя монахом-схимником, не занялся своими философскими исследованиями, благо доступ к книгам из тюремной библиотеки и с воли у меня был, были и тетради для записей. Меня ничто не отвлекало и это дало свой результат. Именно после этого испытания, выйдя на волю, по собранным рукописям я написал свою «Триалектику». А затем друзья помогли мне ее издать.

– Сегодня прибалтийские государства, включая, конечно, Литву, любят говорить о демократии, о всевозможных свободах и, в первую очередь, о свободе слова. А как на самом деле обстоят в Литве дела со свободой слова?

– В Литве свобода слова возможна на любые темы, кроме отрицания того, что «Советский союз оккупировал Литву в июне 1940г. и после освобождения ее от немецко-фашистских оккупантов». Есть даже статья Уголовного кодекса Литвы, гарантирующая до 2 лет тюрьмы каждому, кто отрицает такую «оккупацию». Мне как профессиональному историку, имеющему серьезное академическое образование, грустно за тех, кто в угоду политическим амбициям властей предержащих кодифицировал данную статью. Увы, эти люди абсолютно неграмотны, им неизвестно определение термина «оккупация военная и послевоенная», вписанного в Гаагский регламент международного права еще 18 октября 1907 г. на IV Гаагской конференции послов, который означал: «занятие войсками чужого государства территории противника во время военных действий» с целью, как было добавлено 12 августа 1949 г., «сохранения мирного населения», т.е. «до подписания соответствующих мирных межгосударственных договоров» в результате окончания войны. Задаю себе вопрос: с кем Литовская Республика вела войну летом 1940 г.? И не нахожу ответа.

– В январе 2019 г. Литва оповестила весь мир об угрозах своей национальной безопасности. Оказывается, существованию Литовской Республики угрожают Россия и Китай. Как, по-Вашему, с чем связана такая внезапная обеспокоенность? И почему власти Литвы – департамент государственной безопасности Литовской Республики и 2-й департамент оперативных служб при министерстве обороны Литвы – именно сейчас решили выступить с таким заявлением?

– Ранним утром 5 февраля с.г. департамент государственной безопасности Литовской Республики и 2-й департамент оперативных служб при министерстве обороны Литвы (ДГБ и МО – контрразведка) в своей открытой 66-страничной публикации оповестили Литву и мир о своих оценках угроз национальной безопасности государству в 2019 году. Естественно, в этом открытом документе (а есть и закрытая его часть, как было объявлено) все основные угрозы для современной Литвы исходят от России. Ничего нового в условиях, когда НАТО вводит свои всё новые военные контингенты на территорию бывших советских республик Прибалтики, оснащая их оружием, которое может, по мнению военных специалистов, поражать стратегические цели в России, в том числе маломощными атомными зарядами, в течение нескольких минут. Замечу, в конце августа 1993 г. последний военный эшелон советских войск мирно, под звуки маршей, покинул территорию Литовской Республики. А вот теперь Россия – угроза?!

Отдельно отмечу, как мне стало известно, началась волна новой повальной слежки за учителями русских школ, чтобы они «правильно преподавали историю и давали правильные оценки историческим событиям в Литве», с точки зрения литовских офицеров госбезопасности.

Новое в названом документе это то, что и Китай теперь упомянут как враждебное государство. С чем это может быть связано, мне трудно сказать, но литовские военные, подчиненные руководству НАТО, наверное, лучше знают…

– Мы всё время говорим о властях предержащих. А что можно сказать о народе Литвы? Что простые люди думают о прошлом, настоящем и будущем своей республики? По-прежнему ли ненавидят Россию и Советский Союз? Считают ли советский период оккупацией, а 13 января 1991 г. – расстрелом «мирных протестующих» советскими военными?

– Не всё так просто в Литве, если для правильного, с точки зрения властей, содержания мозгов литовских граждан необходим государственный силовой присмотр, досмотр и постоянная проверка на лояльность властям предержащим. Сами по себе литовцы очень спокойные, вдумчивые, рациональные люди, но очень доверчивые. Они не авантюристы, а как сами себя привыкли называть исстари – пахари, artojeliai. Я родился и вырос в Каунасе, вторая жена у меня была литовка. Хорошо знаю литовцев-тружеников, поскольку Каунас был одним из форпостов послевоенной литовской промышленной экономики: станкостроительные заводы, предприятия радио- и электронной промышленности, заводы легкой (текстильной и обувной) промышленности, вокруг города на плодородных землях (лучше, чем в Вильнюсском регионе) развивалось сельскохозяйственное производство. Город оставался центром литовской культуры, где после войны еще долго, до переезда в 60-е годы в новую литовскую столицу Вильнюс, жила литовская национальная интеллигенция межвоенного столичного Каунаса. Сам Вильнюс был передан Литовской Республике И.В. Сталиным еще в октябре 1939 г., а город-порт Мемель, теперь Клайпеда, был передан Литовской ССР после Великой Отечественно войны.

Теперь промышленность разрушена, равно как и нет того цветущего сельского хозяйства, которое извечно кормило литовского крестьянина и Литву. Из оставшихся двух с лишним миллионов населения Литвы (в 1990 г. в Литовской ССР было 3,7 млн человек) 30 процентов живут за чертой бедности, да и так называемый средний класс никак недотягивает по уровням минимального месячного заработка среднего европейца – более 1,5 тыс. евро. Вот и уходит молодежь массово за рубеж, оставляя своих стариков умирать в одиночестве в пустеющих деревнях и обезлюдевших местечках. Жаль сотни тысяч людей, не находящих себе духовного приюта, спокойствия и понимания…

Это ли то, о чем пели свои грустные песни на площадях литовской столицы активисты «Саюдиса» и строились в цепочку во всю Прибалтику в августе 1989 г.?

Думаю, нет, немецкие танки, английские солдаты и американская военная техника не сделали Литву более безопасной, а наоборот – целью, в случае какой-либо военный провокации натовских генералов против России, а значит – и против Литвы. Свобода мысли и политических действий, сомнений в трактовке исторического прошлого, строго регламентирована госбезопасностью, ищущей всюду врагов народа и «шпионов» – уж очень это напоминает репрессии 1937 г. в СССР. А впрочем, политическая элита боится своих граждан, сознание которых наполняется пониманием того, что должны произойти перемены, что кто-то должен понести ответственность за происходящее и ответственные живут не за рубежом!

– Спасибо, Валерий Васильевич, что согласились ответить на вопросы. Хочется пожелать Вам здоровья и сил в непрекращающейся борьбе за правду и справедливость. А Литовской Республике – мира и процветания. Рано или поздно правда восторжествует.

Вильнюс,

Литовская Республика

(По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»)

Капитан Очевидность

Марионеточные режимы Прибалтийских стран, стремясь отвлечь внимание народ от провальных результатов «евроинтеграторского» курса, пытаются раскрутить волну русофобии и антисоветизма. Так, дело дошло до ареста пророссийски настроенных деятелей. Видите ли, они излагают события 1991 года не так, как надо. То есть, все, кто говорит правду, для «глобализма» и его пособников являются едва ли не преступниками? Что же, буржуазная «демократия» в действии. Но мы уверены, что подобное не может продолжаться бесконечно. Развал СССР и попадание народов бывших Союзных республик под иго международного капитала принесло всем беду. Поэтому рано или поздно трудящиеся, объединившись, сбросят с шее удавку «мирового сообщества».

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.