Стоит ли ждать нелиберального Путина?

Автор: | 09.07.2019
Стоит ли ждать нелиберального Путина?

Стоит ли ждать нелиберального Путина?

28 июня в беседе с журналистами «Financial Times» Владимир Путин высказал немалый скепсис в отношении идей либерализма. «Так называемая либеральная идея, она, по‑моему, себя просто изжила окончательно». Эти слова российские и западные СМИ трактуют по-разному. Заявление, действительно, необычное и смелое. Для Путина.

Российские левые говорят о несостоятельности либеральной идеологии уже долгие годы, в то время как из уст президента такое мы слышим впервые. Как же понимать неожиданный пассаж первого лица? Означает ли это, что страну ждут большие перемены и эпохе либерализма приходит конец? Попробуем разобраться.

Ни одно из высказываний Путина нельзя рассматривать вне общеполитического контекста и ретроспективы попыток власти определить саму себя через околоидеологические документы. До сих пор никто из президентов России не ставил под сомнение господство либеральной идеи. Скорее наоборот, не напрямую, но они утверждали верховенство либерализма. Оговоримся – либерализма экономического.

Под рассуждения о правах человека, демократии, свободе, традиционных ценностях, почти всегда, прямо или опосредовано, звучали мантры о священности частной собственности и недопустимости пересмотров итогов приватизации 90-х годов. В этом, кстати, наши руководители не слишком далеко ушли от западных «партнеров» — те тоже не стесняются оправдывать экономический миропорядок похожими заклинаниями.

Такие же сюжеты звучат и в относительно недавних статьях верных апологетов правящего режима: председателя Конституционного суда Валерия Зорькина и помощника президента Вячеслава Суркова.

В. Зорькин, например, пишет: «Конституционный Суд РФ стремится к созданию таких компенсационных механизмов, которые могут обеспечивать наиболее слабым членам общества равенство стартовых возможностей в реализации ими своих основных прав и свобод. Подчеркну, что данная трактовка социальных прав не означает снижения значимости таких традиционных «либеральных» прав, как личные и политические права. Не означает она и недооценку значения конституционно-правовой защиты ценностей частной собственности и экономической свободы. Здесь важно отметить, что при всех издержках становления института частной собственности в постсоветской России сформировавшееся в итоге право частной собственности является важнейшим достижением осуществленных в стране преобразований и основой для ее последующего правового развития» (выделено автором). Как мы видим, господство либерализма здесь провозглашается открыто.

Ему по-своему вторит В. Сурков в статье «Долгое государство Путина», где пытается поставить действующего президента в пантеон величайших правителей Отечества: «Русской истории известны, <…> четыре основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века), государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация, XXI век)».

Последняя часть приведенных соображений Суркова вызывает немало вопросов. Вне всяких сомнений, в качестве «отца-основателя» современной России должен быть указан вовсе не Владимир Путин, а Борис Ельцин. Именно он создал нынешнюю РФ, подписав бумаги в Беловежье. Это он превратил её в суперпрезидентскую республику. Именно при нём проводилась приватизация, итоги которой «нельзя» пересматривать. У нас ельцинская Конституция. При Ельцине приняты нынешние флаг и герб. Все основные органы власти в их нынешнем виде появились именно при Ельцине: Федеральное Собрание, Правительство РФ и Администрация президента. Список можно продолжать. Поэтому нынешняя Россия – это государство Ельцина. Путин как преемник последнего смог стабилизировать ельцинскую систему на срок достаточно долгий, чтобы такие как Сурков могли грезить о незыблемости режима.

Сам же факт попытки устами помощника президента объявить своего рода «конец истории» — есть явное желание затвердить как данность власть действующего президента с возможностью её продления и после 2024 г. Заметьте,  что в статье Суркова либерализм упоминается лишь дважды, да и то с ноткой пренебрежения. Может быть он знал что-то, чего мы не знаем? Может быть он смог почувствовать изменение настроения первого лица и отчасти сумел отразить его? Попробуем присмотреться к интервью Путина.

Оно не сильно отличается от того, что транслирует российская пропаганда. Как и прежде, Путин подчеркивает свою приверженность традиционным ценностям в том, что касается представлений о семье. Это находит поддержку как у подавляющего большинства в России, так и на Западе. В интервью Путин не преминул уколоть Советский Союз за то, как там «трудно было жить, и реальные доходы людей были крайне низкими, и товаров на полках магазинов не было». Очевидно, на фоне ужасов большевизма убедительнее должны звучать заклинания президента о том, что «значительная часть самозанятых уже, по‑моему, 100 тысяч человек или 200 тысяч человек уже легализовались», или о реальных располагаемых доходах населения, где, по словам Путина, «зафиксирован небольшой рост – 0,1 %».

Должны, но не звучат. Не так-то легко простому гражданину разглядеть рост своих доходов на одну тысячную. Всё это уже было и набило оскомину.

Гораздо интереснее выглядит его заявление про то, что «у нас уже нет олигархов. Олигархи – это те, кто использует свою близость к власти, для того чтобы получать сверхдоходы. У нас есть крупные компании, частные, есть с государственным участием. Но я уже не знаю таких крупных компаний, которые так используют какие‑то преференции от близости власти, таких у нас практически нет» (выделено автором). Вот здесь даёшься диву. Уверен, люди из Топ-200 списка «Форбс» благодарны президенту за столь нежное отношение к их персонам.

Оказывается, подмеченная ещё 100 лет назад Лениным в его знаменитой работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», «“личная уния” банков с промышленностью дополняется «личной унией» тех и других обществ с правительством», легко отметается Путиным словно какая-то обывательщина.

Олигархов у нас нет – и точка! А то что у нас, по меткому выражению Г.А. Зюганова: «Банкам за последние 10 лет дали 200 млрд долларов из стабфонда и 4 трлн рублей», –это больше, чем отобрали у народа в результате т.н. пенсионной реформы–«банкиры вложили в инвестиции 4%, а остальное рассовали по карманам и спрятали в офшоры»; то что у нас, спасая капиталы санкционных олигархов, создали в стране внутренние офшоры, это для президента не является поддержкой сверхбогатых, и олигархов у нас нет вообще.

Интересный материал:  Мадуро и миллионы его сограждан требуют: ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПУТЧИЗМА

После этого кто-то сомневается в том, что либеральная идеология устарела? Устарела только её часть, связанная с защитой прав человека. Пытки и избиения в тюрьмах, сокращение возможности реализовать право на свободу собраний и митингов, манипуляции и подтасовки на выборах – вот здесь действительно никаким либерализмом давно не пахнет, зато авторитаризм проявляется всё сильнее. И даже со свободой предпринимательства всё не очень-то здорово.

В последнем послании Федеральному Собранию Путину пришлось отдельно остановиться на проблеме критериев уголовного преследования предпринимателей: «сегодня почти половина дел (45%), возбуждённых в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда». Рейдерские захваты никуда не делись, просто теперь они осуществляются под прикрытием силовых структур. История с попыткой захвата Совхоза им. Ленина и давления на его директора и кандидата в президента от КПРФ Павла Грудинина – ещё одно тому подтверждение. Оказывается, священной является только собственность олигархии, а всем остальным приходится выживать по принципу кто во что горазд.

Однополярный мир, сложившийся после уничтожения СССР, в котором США оставались единственной сверхдержавой, подходит к концу. Формируются новые центры силы, вызов западной цивилизации бросают с Востока. В этих условиях, либерализм и в России, и за её пределами постепенно отходит на второй план, всё больше приобретая черты другой идеологии. Той самой, для которой были характерны корпоративизм, милитаризм, вождизм, антикоммунизм, популизм. Слабость либерализма как идеологии респектабельного капитализма сама по себе создает предпосылки для того, чтобы её место заняла идеология воинствующего империализма. Имя такому капитализму – фашизм. Именно он становится последней надеждой правящего класса в период уязвимости перед угрозой социальной революции изнутри или силового давления извне. В России оба этих фактора постепенно сближаются. Рост социальной напряженности и давление со стороны Запада заставляют правящую верхушку чувствовать неуверенность, особенно на фоне необходимости решать проблему транзита власти в 2024 г. И рука режима всё чаще тянется к дубинке.

В подобных условиях, заявления Путина британским журналистам больше похожи на заигрывание с западной публикой, желание уязвить самолюбие антироссийских правящих элит, которые действительно заигрались в попытках слить человечество в огромный плавильный котёл толерантности, мультикультурализма и американского глобализма.

Путин намекает, что политика США и их сателлитов по «отталкиванию» России от Запада, невольно затягивает нашу страну в объятия набирающего силу красного Китая. Именно об этом он говорит, когда полу-бравурно заявляет, что «у нас яиц достаточно, а корзин, куда их можно раскладывать, не так уж и много». Стоит ли ожидать, что после заявления Путина об изживании либерализма в России начнёт меняться социально-экономическая политика? Увы, пока предпосылок к этому нет.

Да, риторика властей меняется, но реальных изменений курса с корпоративного на социально-ориентированное развитие не прослеживается. Единственной реальной альтернативой либеральному курсу, по-прежнему остается только социалистическая программа КПРФ по выводу государства из той экономической и социальной ямы, в которую ввергли Россию правящие сегодня либералы. Для этого у компартии есть и опыт, и идеология, и поддержка народных масс.

Партия думского большинства, несмотря на явную «токсичность» своего бренда (из-за которой впервые ни один единоросс не пошёл на выборы в Мосгордуму от «Единой России» — все они идут самовыдвиженцами), продолжает действовать привычными ей методами. Руководитель «Единой России», он же премьер-министр Д.А. Медведев, объявляет об обновлении, которое сводится к абстрактным декларациям о приоритетной работе над нацпроектами и превращением партии в «набор сервисов». Последнее вызывает лишь улыбку. Кому собрались нести службу единороссы-самомедвеженцы? Работать на интересы народа как-то не получается. Зато  получается быть «приводным ремнём» в политическом механизме администрации президента. Но на высокий статус служения Родине это точно не тянет, особенно если вспомнить об упомянутых уже олигархах-выгодополучателях, жирующих от действий российского политбомонда.

Да, очень хочется, чтобы слова Путина открыли новую эпоху, где либеральный дурман наконец будет отброшен, где и «элита», и народ начнут сообща работать над созданием модели быстрого и устойчивого развития страны. Но этого не будет, потому что классовую природу «Долгого государства Путина», изменить невозможно, можно только заменить.

Замена политической системы может произойти довольно стремительно, подобно тому как рухнула дамба в Иркутской области, построенная в 2008 г., и которая, по заявлениям местных властей, должна была простоять 100 лет. Теперь губернатору-коммунисту Сергею Левченко приходится разгребать то, что досталось в наследство от этих горе-управителей. Что-то подобное может произойти с «Долгим государством Путина». Но для этого людям сначала самим нужно очнуться от оцепенения, в котором общество пребывает уже 30 лет, и вспомнить одну простую мысль:

Никто не даст нам избавленья,

Ни Бог, ни царь и не герой,

Добьемся мы освобожденья

Своею собственной рукой!

Путин на «Прямой линии» уже допустил, что социалистический путь развития для России возможен. Он даже считает, что левые вполне могли бы взять всю полноту политической власти. Так не будем же его разочаровывать!

Денис Парфенов

Секретарь Московского городского Комитета КПРФ,

Депутат Государственной Думы.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.