Ставропольский край. «Красный» председатель Иван Богачёв: Город должен двигаться в село, а не селяне в город!

Автор: | 21.02.2019
Ставропольский край. «Красный» председатель Иван Богачёв: Город должен двигаться в село, а не селяне в город!

Ставропольский край. «Красный» председатель Иван Богачёв: Город должен двигаться в село, а не селяне в город!

Выступление Героя труда Ставрополья, члена ЦК КПРФ, секретаря Ставропольского крайкома Компартии, председателя колхоза «Терновский», председателя комитета Думы края по аграрным и земельным вопросам, природопользованию и экологии Ивана Андреевича Богачёва на очередном партийном Пленуме 16 февраля 2019 года: «О состоянии агропромышленного комплекса и социальном развитии села в Ставропольском крае».

— Ставропольский край входит в огромную сельскохозяйственную агломерацию Юга России, которая является житницей страны.

Земледельцы Ставрополья в 2018 году обеспечили во всех категориях хозяйств валовой сбор зерна 9,1 млн тонн, при средней урожайности 36,2 ц/га. Индекс производства продукции растениеводства в 2018 году, в сравнении с 2017 годом, уменьшился на 11,5%.

(По данным Управления Федеральной службы государственной статистики по Северо-Кавказскому федеральному округу объем валового производства продукции сельского хозяйства края в хозяйствах всех категорий за 2018 год составил 188,6 млрд рублей, что в сопоставимой оценке на 8,1% ниже уровня 2017 года. Сельскохозяйственными организациями произведено продукции на 124,1 млрд рублей, или на 9% меньше. Доля сельскохозяйственных организаций в общем объеме производства составила 65,8%, личных подсобных хозяйств населения – 19,4%, крестьянских (фермерских) хозяйств –14,8%. Большая часть продукции сельского хозяйства (69%) получена в растениеводстве, доля продукции в животноводстве – 31%).

Называть этот результат рекордным я бы не стал, поскольку в сумме по производству зерна, мяса, молока, шерсти, яиц, плодов, овощей и других видов сельскохозяйственной продукции край не достиг уровня 90-х годов.

За годы реформ уровень среднегодового производства сельхозпродукции в Ставропольском крае сократился на 4 млн тонн условных единиц (в сопоставимых ценах – на 16 млрд рублей). Практически потеряна основа животноводства края.

По сравнению с 1990 годом поголовье коров в сельхозпредприятиях края снизилось в девять раз, и на сегодняшний день молочных коров осталось чуть больше 36 тыс. голов. Поголовье свиней снизилось в 3 раза, численность овец сократилась в 19 раз. Естественно, что аналогичными темпами сократилось и производство животноводческой продукции.

Всё это, на мой взгляд, является следствием того, что мы очень быстро и бездумно сломали старую плановую экономику и государственную систему заготовок продукции сельского хозяйства, а новую, рыночную не создали до настоящего времени.

Доходной составляющей должна определяться инвестиционная привлекательность сельхозпроизводства, уровень заработной платы, динамика социального развития села и многие другие важнейшие вопросы развития АПК России. Особое внимание необходимо уделять рентабельности производства. Если рассматривать по отраслям, то мы видим, что в растениеводстве, и в первую очередь за счет производства зерна, этот показатель всегда был в плюсе. Но в животноводстве рентабельность, даже с учетом субсидий, на протяжении последних лет является отрицательной или близкой к нулю.

Доля инвестиций в сельское хозяйство составляет на сегодня не более 3%. В таких условиях говорить о расширенном воспроизводстве, обновлении основных фондов не приходится.

В этой связи важно обратить внимание на вопросы государственного участия в развитие АПК.

В 2016 году доля расходов бюджетных ассигнований на сельское хозяйство составила 6,4% от общей, в 2017 и 2018 году соответственно 7,7% и 7,4%. Из цифр мы видим слабое финансирование, и это при том, что селяне своим трудом в последние годы сделали производство сельхозпродукции локомотивом роста экономики. В комитете Думы Ставропольского края по аграрным и земельным вопросам, природопользованию и экологии, председателем которого я являюсь, мы стараемся увеличить объёмы господдержки, но пока нам очень трудно отстаивать наши «чаяния» в социально ориентированном бюджете. Объём финансирования затрат на производство в 2013-2018 гг. составил 395,4 млрд рублей (28% на животноводство и 72% на растениеводство), из них государственная поддержка – 25,3 млрд рублей. Мы стараемся делать всё необходимое, чтобы эта негативная ситуация была изменена.

В России нет зерновой биржи, где должны заключаться, в том числе и фьючерские договоры поставок зерна будущего урожая по биржевым ценам. Не создана система электронных торгов для закупок продукции сельского хозяйства для государственных и муниципальных нужд и т.д. Замечу, что федеральные законы для организации этих структур приняты давно. Но, вместо прозрачной, рыночной системы, которая должна действовать в рамках закона и под контролем государства, между производителем и покупателем продовольственных товаров появился посредник, который готов снять последнюю рубашку с крестьянина.

Еще хуже, чем с реализацией зерна, складывается система сбыта животноводческой продукции.

Мясокомбинаты и молокозаводы закупают максимум 60% произведённой крестьянами продукции, да ещё и не вовремя расплачиваются за неё. Им работать на импортном и некачественном сырье проще и выгоднее, а Минсельхоз России при этом обещает накормить чуть ли не 500 млн человек за пределами России, только чем и чьим? В то же время поставщикам газа, электроэнергии, ГСМ, техники, запчастей и удобрений крестьянин должен делать предоплату, а деньги то у него откуда? Значит надо идти в банк за кредитом под 28% годовых, а если нет залога или прибыли, приходится переходить на бартер с ещё большими процентами.

Прошедший 2018 год, как и предыдущие годы, характеризовался нестабильными явлениями в экономике, что не могло не сказаться и на сельскохозяйственном производстве.

Это негативно повлияло не только на объёмы производства продовольствия в крае, но и ухудшило финансовое состояние сельских товаропроизводителей. Объём производства сельскохозяйственной продукции (в сопоставимых ценах) в хозяйствах всех категорий по сравнению с предыдущим годом снизился на 8%, ожидается еще более значительное сокращение прибыли и уровня рентабельности сельхозорганизаций. В итоге – почти 10% сельхозорганизаций убыточны и, как следствие, сельские товаропроизводители испытывают трудности не только с погашением кредитов, но и дальнейшим кредитованием производства.

Как было мною уже отмечено, в крае практически потеряна основа животноводства. По сравнению с 1990-м годом поголовье коров во всех категориях хозяйств снизилось в три раза, свиней — в два раза, овец — в четыре.

Промышленное производство животноводческой продукции – это самая энергоёмкая отрасль сельского хозяйства и мы его не вытащим, не решив проблему тарифов.

До реформ у нас в крае работало 15 птицефабрик по производству пищевого яйца. В настоящее время работает четыре птицефабрики и не все на полную мощность. Стоимость электроэнергии для птицефабрик в 1990 г. составляла 1 копейка за киловатт час. Цена одного десятка яиц была один рубль. В настоящее время птицефабрики платят за один киловатт час 4 рубля 16 копеек или в 400 раз больше 1990 г., а средняя цена реализации одного десятка яиц составляет 23 рубля или увеличилась в 23 раза. Сами понимаете, если сохранить прежнее соотношение цен, то один десяток яиц сегодня должен стоить 400 рублей. Поистине, золотые яйца. Но в реальной жизни мы имеем — поистине золотой киловатт час электроэнергии. Но, самое удивительное для нас то, что в каждом субъекте Российской Федерации, как говорится, в одном экономическом пространстве, цена на энергоносители разная. Вот и получается, что к нам везут яйцо из Сибири, Урала, Украины, Белоруссии. А куда же девать наших людей с остановленных животноводческих объектов, мясокомбинатов, молочных заводов? Что делать с фуражным зерном, которое мы производим и перепроизводим?

В сельской местности Ставропольского края проживает 1,2 млн человек или 42% жителей края, из них более миллиона человек каждодневно, без выходных и праздничных дней, трудятся в отраслях аграрного производства, над тем, чтобы всем нам три раза в сутки было, что покушать. В тоже время, среднемесячная заработная плата работников сельского хозяйства, составляет чуть более 27 тысяч рублей, а у рабочих, занятых в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – 38,0 тысяч рублей.

Доходность сельскохозяйственного производителя определяется суммой затрат на производство продукции, в структуре которых заработная плата и затраты на сырьё.

Всем хорошо известно, что средняя зарплата на селе в два раза меньше средней зарплаты в промышленности. Вместе с тем, в структуре себестоимости продукции животноводства на оплату труда приходится в среднем 10%, а в продукции растениеводства – в среднем 7%. Текущая доходность, рентабельность в сельском хозяйстве основана на низкой оплате труда работников отрасли. И если привести их зарплату к средней по экономике, то всё наше сельхозпроизводство окажется убыточным. Помимо этого негативное влияние на рентабельность сельхозтоваропроизводителя оказывает действующий сегодня в России механизм наценок и накруток.

Простой пример:

— Зерно продаётся по цене 8,8 руб. за кг;

— Мука, произведённая из него, – уже по цене 15,9 руб. за кг.

— Производитель хлеба продаёт свою продукцию по 48 руб. за кг;

— А на прилавке с наценками торговых сетей – это уже 68 рублей.

Таким образом, семь рублей забирает производитель муки, 32 рубля – производитель хлеба, а торговые сети забирают себе 19 рублей. Просто циничное отношение к крестьянству!

Получается, что доходность нашего сельхозпроизводства – в руках логистики и торговли, в основной массе принадлежащих иностранному капиталу.

Я часто задаю сам себе один и тот же вопрос: «Чем провинился кормилец, что к нему такое отношение в государстве?» И, поверьте, не нахожу ответа. В своё время, за счет села проведена индустриализация страны, а теперь надо полагать, капитализация и модернизация. Мне больно смотреть на это разрушение, поскольку я бок обок живу с униженным, но гордым и трудолюбивым народом. Село – судьба и боль моя.

Земельный вопрос не решён до настоящего времени. Проведенная по Указу Президента РФ в 90-х годах земельная реформа, когда земля стала просто объектом недвижимости – это ошибка века и мина замедленного действия.

Интересный материал:  Г.А. Зюганов: «Можно побеждать, если дружно и организованно бороться»

Ведь земля, её плодородие – это главное богатство нации, и она должна служить не только нынешнему, но и будущему поколению. И относиться к ней нужно соответственно.

Поэтому я твердо убеждён, что земли сельскохозяйственного назначения, как основа среды обитания человека, должны принадлежать всему народу – в лице государства. Для производства сельхозпродукции она должна предоставляться в аренду фермерам, кооперативам, сельхозорганизациям, имеющим соответствующую подготовку, навыки и средства производства.

Мы же разделили её на паи (земельные ваучеры) и отдали вроде бы в собственность крестьянам. Но крестьянин гол, как сокол и владеет только паем, но не земельным участком. Этот пай он сдаёт в аренду хозяйству или фермеру. А они не владельцы земли. В итоге получилось, что земля стала сиротой, как на селе говорят – «без хозяина и присмотра» и катастрофически теряет плодородие.

Поэтому для нас в крае одним из очень важных вопросов является восстановление и сохранение плодородия земель.

Ведь без преувеличения можно сказать, что плодородие земель сельскохозяйственного назначения является уникальным природным ресурсом. К сожалению, охране и воспроизводству этого бесценного достояния сейчас не уделяется должного внимания, как со стороны государства, так и со стороны большинства землепользователей. Причина называется одна – отсутствие средств.

В бюджете Ставропольского края уже который год не предусмотрены средства на реализацию мероприятий по повышению плодородия земель сельскохозяйственного назначения.

Мы понимаем, что оставить всё так, как есть, не имеем права. Это будет и не по-крестьянски, и не по-государственному. Теперь на землю пришел крупный капитал, у которого одна цель – извлечь прибыль, а там, как говорят, «трава не расти». И здесь наша задача – соблюсти интересы всех: капитала, государства, общества и будущих поколений.

Несмотря на кажущееся благополучие, в сельском хозяйстве края продолжают сохраняться негативные процессы. В последние три года сельскохозяйственные организации ежегодно получают 15-20 млрд руб. прибыли, однако финансовая ситуация качественно не меняется. Сложившиеся макроэкономические показатели не способствуют повышению уровня доходности и устойчивости сельскохозяйственных товаропроизводителей.

На конец 2018 года сельскохозяйственные организации имели просроченную кредиторскую задолженность в объёме 372 млн руб., в том числе по платежам в бюджет и в государственные внебюджетные фонды свыше 37 млн руб.

В структуре основных фондов сократилось поголовье продуктивного скота, количество зданий, сооружений и транспортных средств. Приобретение сельскохозяйственной техники не покрывает её выбытие, в результате чего с 2000 года нагрузка на один физический трактор возросла на 50%, а на комбайн – на 62%. В целом, суммарная энергетическая мощность сельскохозяйственных организаций сократилась на 29%.

Сохраняется диспропорция в развитии отраслей животноводства и растениеводства.

Ежегодно сельскохозяйственные организации и крестьянско-фермерские хозяйства края производят продукции на до 190 млрд рублей, из которых 69% это – продукция растениеводства и 31% – продукция животноводства.

Таким образом, не выполняется задача, поставленная в стратегии социально-экономического развития Ставропольского края, – достичь в структуре аграрного производства соотношения производства животноводческой продукции к растениеводческой не менее чем 40:60.

Падение курса рубля, удорожание кредитов, приведшие к резкому удорожанию ресурсов, приобретаемых для производства сельхозпродукции, крайне негативно отразились на экономике отрасли. По разным оценкам, на 30-40% увеличились затраты аграриев на приобретение импортных семян, племенного скота, средств защиты растений и препаратов для лечения животных. Только за последние три года затраты крестьян на приобретение минеральных удобрений возросли в 4,3 раза.

Вместе с тем, громадная и громоздкая система сельскохозяйственных научных учреждений страны не решает проблемы импортозамещения. Доля импортных семян сахарной свёклы, используемых в производстве, составляет –70%, семян кукурузы – 28%, семян подсолнечника – 44%, семян овощей – 23%. Средние цены машин для животноводства выросли в 2015 г. почти на 15%, машинотракторного парка – почти на 60%, на дождевальные машины – на 86%. До 26% повысились цены на отдельные виды минеральных удобрений, на 22% – цены на комбикорма для животных, на 10% – цены на сельхозмашины, на 6% – тарифы на электроэнергию, а дизельное топливо подорожало почти на 4%.

Увеличение затрат на производство приводит к тому, что сельскохозяйственные товаропроизводители практически не имеют возможности вести расширенное производство сельскохозяйственной продукции.

Пытаясь перейти на отечественную технику, сельхозпроизводители сталкиваются с проблемой её отсутствия по ряду категорий. Научный и производственный потенциал сельского машиностроения также не решает проблему импортозамещения.

Таким образом, опережающий рост цен на потребляемую промышленную продукцию, зависимость аграрного рынка от иностранных поставщиков семян, племенных животных, сельхозтехники создают риски для устойчивого увеличения объемов производства.

Кажущееся благоприятное состояние экономики сельского хозяйства может привести не только к замедлению темпов роста, но и в последующем к стагнации сельскохозяйственного производства, ухудшению продовольственного обеспечения, жизнедеятельности сельского населения, где нерешённых проблем ещё больше. Продолжается отток сельского населения в города. В основном, село покидает молодёжь из-за необустроенности в социальной сфере, отсутствия рабочих мест и низкой заработной платы.

Учитывая чувствительность сельского хозяйства к господдержке, целесообразно рассмотреть вопрос увеличения средств бюджета, ежегодно выделяемых на АПК, на поддержку животноводства и социального обустройства села. Формула 30х30х30 (животноводство = растениеводство = социальная сфера села) достойна для обсуждения и расчетов на будущее.

Государственным и муниципальным органам власти следует обратить внимание на организацию системы контроля за сохранением плодородия почв, с тем чтобы «зерновая лихорадка» не опустошила плодородный слой земель сельскохозяйственного назначения. В последнее двадцатилетие производство продукции растениеводства в крае осуществляется на основе убывающего плодородия почв и деградации значительной части земель сельскохозяйственного назначения, а выделяемые государством бюджетные средства на поддержку отрасли растениеводства стимулируют эти разрушительные процессы. Принятый Закон Ставропольского края «Об обеспечении плодородия земель сельскохозяйственного назначения в Ставропольском крае» не выполняется и, в первую очередь, со стороны министерства сельского хозяйства. Министерством не создана система, позволяющая отслеживать негативные процессы и принимать своевременные меры к агробизнесу, стремящемуся получить прибыль за счет варварского использования земельных ресурсов и ухудшения экологической среды обитания всего населения края.

С другой стороны, землепашцы края не смогут сохранить рентабельность возделываемых культур без снижения их себестоимости и повышения плодородия земель, в том числе за счет биологизации посевов.

Целесообразно рассмотреть возможность изменения инвестиционной политики для сельских территорий. Предприниматели, построившие в сельской местности кирпичный завод, цех по производству мебели, фабрику по пошиву одежды, предприятие по переработке сельскохозяйственной продукции или иное предприятие, дающее прирост рабочих мест на сельских территориях, должны иметь преференции по налогообложению. В сельской местности, для агробизнеса, необходимо создать систему проектного кредитования под 5-6% годовых. Залоговым имуществом, в обеспечение кредитов, должны становиться построенные объекты для производства, хранения и переработки сельскохозяйственной продукции.

В настоящее время закупочные цены на зерно и технические культуры снизились до уровня их себестоимости, значительно упал спрос на них, а сельхозпроизводителю надо сеять уже урожай будущего года. И тут важно отметить, чтосельскохозяйственные предприятия не имеют возможности оказать существенное влияние на цену реализации производимой ими продукции, вынуждены принимать цены закупочных организаций и перерабатывающих предприятий.

Уже сегодня, завтра и на будущее каждый день, каждый год нам необходимо работать над тем, чтобы в полном объеме задействовать в крае существующие мощности по производству спирта, комбикормов, муки, кондитерских изделий, а также создавать новые по глубокой переработке зерна, увеличить производство животноводческой продукции и экспорт за пределы края семян зерновых культур. Словом, необходимо стремиться к тому, чтобы за пределы края шла реализация не зерна, а продуктов его переработки, добиваясь тем самым увеличения рабочих мест и доходности как предприятий переработки, так и местных бюджетов.

Мы не используем громадный потенциал, чтобы повысить доходность сельскохозяйственных товаропроизводителей путём создания товарно-оптового рынка. Элеваторы, овощебазы, фруктохранилища, мясокомбинаты, молокозаводы и другие предприятия переработки сельскохозяйственной продукции края должны работать в единой системе электронных торгов по закупкам и дальнейшему продвижению продукции сельского хозяйства. В рыночных условиях товарно-оптовый рынок должен стать своего рода Госпланом производства, переработки и реализации продукции сельского хозяйства.

Не надо чураться того, что власть делала в советские годы. Надо ежегодно верстать планы размещения производительных сил по производству, переработке продукции сельского хозяйства и самообеспечению города, района, края. Всё это должно быть сведено в единую программу с разбивкой объёмов по годам и районам края. Первейшая обязанность власти: кормить, учить и охранять народ, и эту задачу мы должны помнить, чтить и выполнять. Иначе, как любит нам напоминать губернатор Владимир Владимирович, необходимо освободить свои места для тех, кто будет это делать лучше нас.

Хочу обратить внимание на проблему миграции населения из села в город. Помните лозунг: «На благо Родины вершат свои дела – село для города, город для села!» и еще один: «Сотрём разницу между городом и селом!». Так вот, мне представляется, что нам следует выдвинуть современный лозунг: «Город должен двигаться в село, а не селяне в город!»

(Пресс-служба Ставропольского крайкома КПРФ)

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.