Стачка умерла? Да здравствует стачка!

Автор: | 2020-10-04
1+
Стачка умерла? Да здравствует стачка!

Стачка умерла? Да здравствует стачка!

Да здравствует стачка!

Ленинская статья «О статистике стачек в России», написанная 110 лет назад, посвящена явлению уникальному, относящемуся к ещё более своеобразному времени, — стачкам периода Первой русской революции. Владимир Ильич с удовлетворением писал: «Вполне установлен прежде всего тот факт, что стачки в России в 1905—1907 годах представляют из себя явление, невиданное в мире». В нынешней РФ такого явления пока не видно. И всё-таки побуждает нас обратиться к статье «О статистике стачек в России» не жажда «рыться… в хронологической пыли бытописания земли», а общественно-политическое положение в стране. Работа Ленина помогает лучше понять основные векторы партийной деятельности среди теперешнего пролетариата, несмотря на то, что современная РФ не очень-то похожа на революционную Россию начала прошлого века.

УЖЕ ПЕРВАЯ ФРАЗА ленинской статьи заставляет обратить внимание на несовпадение обстановки, царящей сегодня, с той, которая была 110 лет назад: «Известные издания министерства торговли и промышленности «Статистика стачек рабочих на фабриках и заводах» за десятилетие 1895—1904 и за 1905—1908 годы были уже неоднократно отмечены нашей литературой. Материал, собранный в этих издани­ях, так богат и так ценен, что полное изучение и всесторонняя разработка его потребует ещё очень много времени».

Так пролетарский вождь писал об официальном издании, которое выпускалось царским министерством после разгрома Первой русской революции. Выходит, сегодня политических свобод при «демократическом президенте» РФ Владимире Путине меньше, чем в России Николая Кровавого в такие же, как и ныне, годы реакции. Попытайтесь найти официальный статистический сборник о протестных акциях в РФ. Днём с огнём не обнаружите. А что касается забастовок, то путинские законники такими «флажками» обставили проведение самой эффективной формы защиты интересов людей наёмного, эксплуатируемого труда, что теперь полноценную стачку провести невозможно. По данным Росстата, в 2018 году на всю страну пришлось лишь две забастовки с числом участвовавших 100 человек.

Даже в 1908 году, когда участников поверженной революции не только отправляли в Сибирь, но и накидывали на их шеи «столыпинские галстуки», в стране было зарегистрировано 176 забастовок. При этом в каждой из них участвовало практически по 200 человек. Эти по нынешним временам многочисленные и многолюдные забастовки — плод не царской милости, а революции, даже после её неудачи. Выходит, революции не уничтожимы, они лишь глубоко отступают, выполнив роль «репетиции» будущего победоносного наступления.

Сегодня революции нет. Официально признаваемые забастовки стали экзотикой. Чем же тогда может быть полезна ленинская статья о стачках? Своей методологической насыщенностью.

Ленин обращал внимание на то, что у стачечного взлёта тех лет неизбежна подготовка на предыдущем историческом этапе. Он писал: «При отсутствии в 1895—1904 гг. свободных организа­ций, свободной печати, парламентской трибуны и т.п., массы не могли сплачиваться в 1905 г. иначе, как стихийно, в ходе самой борьбы. Механизм этого сплачивания состоял в том, что поднималась волна за волной стачечников, причём для «раскачивания» ши­рокой массы авангарду приходилось затрачивать такую громадную энергию в начале движения, что он оказывался сравнительно ослабленным ко времени апогея движения». Теперь же есть и КПРФ, и профсоюзы, и парламентская трибуна.

Авангардом борьбы в Первой русской революции выступали металлисты. В 1895—1904 годах в стачках участвовало 117 тысяч человек из 252 тысяч металлистов, то есть почти каждый второй (46,4%).

И всё же корректно ли сегодня сопоставлять день бегущий с ушедшим более 110 лет назад? Следуя ленинской методологии общественного развития, бесспорно допустимо и нужно. Во-первых, Ленин доказал, а практика подтвердила, что между государственным капитализмом и социализмом никаких промежуточных ступеней нет. А сегодняшняя Россия — страна государственно-монополистического капитализма. (См.: «Материальные предпосылки перехода к социализму в РФ» // «Правда» за 25—28 сентября с.г.)

Во-вторых, в работе «Крах II Интернационала» Ленин перечислил объективные социальные условия для революционной ситуации. На страницах «Правды» не раз обосновывалось, что по капиталистическим стандартам на нынешнем этапе в РФ явно не хотят жить низы, но и верхи не способны управлять по-старому. Значит, дело прежде всего за социально-политической активностью масс, за боевитостью рабочего класса, за руководящей ролью Коммунистической партии.

ПОСКОЛЬКУ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ структуры не публикуют статистические данные о протестном движении в РФ, то пришлось воспользоваться сведениями, собранными Центром социально-трудовых прав (ЦСТП). Обратимся прежде всего к характеристике трудового протеста в 2019 году. Его нарастание имело устойчивый характер: от квартала к кварталу наблюдался рост протестных действий. К концу года трудовые протесты по сравнению с первым кварталом увеличились почти вдвое (от 50 акций до 96).

Устойчиво рос протест в экологической и градозащитной сферах (в 2 раза), а также политический и гражданский протест (в 1,9 раза). Эта же тенденция видна и при сопоставлении показателей 2018 и 2019 годов. Трудовые протесты за год выросли на 38%, социально-бытовые — на 11%, политические и гражданские — на 40%, а рекорд поставили экологические и градозащитные протесты: они взметнулись на 74%.

Эти данные свидетельствуют, что прирастают протесты не классового, а общедемократического характера, не задевающие всерьёз существование буржуазного строя в России. Прямое противостояние труда и капитала во всех прошлогодних протестах занимало от 5 до 10%, что не может вызывать удовлетворения. Правда, КПРФ много внимания уделяла экологическим, градозащитным и социально-бытовым протестам. Однако трудно утверждать, что эта деятельность повышала уровень социалистического сознания в пролетарской среде. Она скорее предназначалась для решения другой задачи — повышения электоральных результатов.

Интересный материал:  Ни один из вице-премьеров не поддержал путчистов и не был на заседании НС ДНР

В.И. Ленин большое внимание (и не только в этой статье) уделял роли отраслей, выполняющих миссию авангарда рабочего класса в борьбе с буржуазией. В 1905—1907 годах её выполняли металлисты. При низкой роли акций, носящих непосредственно классовый характер, трудно сегодня выделить авангардные отряды. ЦСТП обратил внимание на массовые митинги машиностроителей (металлистов), они охватили вертолётный завод в г. Арсеньеве (Приморский край), автомобильный завод «Урал» (г. Миуссы), завод «Волгабас», выпускающий автобусы (Владимирская область), электровагоноремонтный завод в Красноярске.

С началом пандемии коронавируса протест в индустриальных производствах стал ещё более редким. В то же время возросло сопротивление капиталу и государственной бюрократии среди работников медицины, коммунальщиков, сферы обслуживания. Например, привлекла большое внимание забастовка курьеров. Всё чаще сопротивляются владельцам работники автотранспорта, в том числе таксисты.

Однако пока забастовочное движение не стало предметом первоочередного внимания региональных и местных отделений КПРФ. Правда, IV партсъезд (1997 год) принимал резолюцию «О всероссийской политической стачке», но она не была реализована. Иногда невнимание к стачечной борьбе объясняется… заботой о рабочих. Однако Ленин в своём исследовании убедительно показал (сегодняшняя ситуация это подтверждает), что безработица растёт и при низком уровне классового сопротивления пролетариев. Более того, взлёт стачечного протеста в 1905—1906 годах происходил на фоне роста безработицы.

Как писал известный демократический (но не социал-демократический) деятель Н.А. Рубакин в книге «Россия в цифрах», вышедшей в 1912 году, в 1905 году только в двух столицах лишились рабочих мест 170 тысяч человек. На следующий год в Питере к ним прибавились 55 тысяч безработных. Подобная картина наблюдалась во всех крупных городах. А ведь это было время невиданного в мире масштаба стачечной борьбы рабочих России.

Более того, в 1905—1907 годах, как отмечал Ленин (а позже повторил Рубакин), от участия в стачках не удерживала рабочих и потеря в зарплате. Владимир Ильич в своей статье обратил внимание на ещё одно примечательное явление: в годы Первой русской революции пролетариат впервые выдвинул «требование уплаты за время стачки». В 1905 году предприниматели чаще всего были вынуждены его выполнять.

В 1906 году, когда стачки пошли на спад, это требование фабриканты удовлетворяли лишь в каждом пятом случае, в каждом четвёртом капиталисты не уступали рабочим, остальные заканчивались компромиссами.

Важное значение имеет содержащийся в статье «Статистика стачек в России» вывод Ленина о характере связи экономических и политических забастовок. Либералы уверяли, что в борьбе пролетариата за власть имеют значение лишь политические стачки. На основе анализа статистических данных Владимир Ильич решительно возражал: «экономические и политические стачки находятся в самой тесной связи. Они вместе поднимаются и вместе падают. Сила движения в эпоху наступления (1905 г.) характеризуется тем, что политические стачки как бы воздвига­ются на широком базисе не менее сильных экономических стачек, которые, даже взя­тые отдельно, далеко оставляют позади цифры за всё десятилетие 1895—1904 гг.».

Проанализировав классовую борьбу в разных отраслях России начала ХХ века, В.И. Ленин приходит к заключению, полностью сохраняющему своё значение и сегодня:

«Совершенно очевидно теперь, какова именно взаимозависимость экономической и политической стачки: без их тесной связи действительно широкое, действительно мас­совое движение невозможно; конкретной же формой этой связи является, с одной сто­роны, то, что в начале движения и при втягивании новых слоёв в движение чисто эко­номическая стачка играет преобладающую роль, а с другой стороны, политическая стачка будит и шевелит отсталых, обобщает и расширяет движение, поднимает его на высшую ступень».

Из этого вывода вытекает ряд важных следствий, требующих неотложной реализации. Во-первых, первостепенного внимания партии требуют все протестные акции рабочего класса. Только при этом условии он снова будет видеть в коммунистах своих защитников.

Во-вторых, поскольку экономический протест, включая стачки, всегда был делом профсоюзов, то целесообразно, не откладывая дела в долгий ящик, разработать меры обеспечения влияния коммунистов в профсоюзах — в первичках и завкомах в первую очередь. Вероятно, есть смысл считать работу коммунистов в профсоюзах столь же значимой и престижной, как и работу депутатов в муниципальных и региональных органах.

В-третьих, необходимо постоянно изучать опыт каждой стачки, рассматривая её как школу становления рабочих лидеров. Не исключено, что потребуется продумать характер политической учёбы профсоюзного актива и выдвиженцев забастовочного движения.

Виктор Трушков

Источник.



Просмотров: 41

1+