События в Венесуэле: домыслы и реальность

Автор: | 30.01.2019
События в Венесуэле: домыслы и реальность

События в Венесуэле: домыслы и реальность

Примечание редакции: В связи с обострением внутриполитического кризиса в Венесуэле размещаем статью, в которой анализируется причина нынешнего положения страны. Что на самом деле способствовало эскалации напряжённости в Венесуэле? Какие меры руководство этой страны должно предпринять для избежания трагического исхода? 

Материал написан два года назад. Тем не менее, он остаётся актуальным и в настоящее время.

Последние события, происходящие в Венесуэле, привлекают внимание всего мира. Речь идёт не просто о попытках местной «оппозиции» дискредитировать президента этой страны и об инициировании референдума об отставке Николаса Мадуро. Нельзя закрывать глаза и на массовые уличные беспорядки. Например, в штате Боливар было зафиксировано наибольшее количество погромов. Так, только за 16 – 18 декабря разграблению подверглось 450 магазинов. По данным фактам уже возбужден целый ряд уголовных дел.

Как правило, мировая пресса пытается интерпретировать данные события как «закономерный» крах «социалистического эксперимента». По мнению идеологов международного капитала, попытки левого поворота в социально-экономической политике якобы заранее обречены на провал. Более того, на слуху есть утверждения о «пагубном» влиянии поворота венесуэльских властей к социально-ориентированной политике. Так, ещё в августе нынешнего года корреспондент газеты «КоммерсантЪ» Александр Зотин высказал предположение, будто причиной обострения финансового кризиса Венесуэлы стали «государственные субсидии (искусственно заниженные цены…, социальные программы…), которые стоят экономике 10,2% ВВП…«.

Аналогичная мысль прослеживается и в статье «Венесуэла: худшая экономика мира стала ещё хуже…», опубликованной на сайте meduza. Её авторы к причинам кризиса относили «популистские» действия правительства Чавеса – Мадуро, выражающиеся в регулировании цен на товары первой необходимости и т.д.

Следует напомнить, что аналогичным образом «мировая общественность» интерпретировала причины кризиса экономики Греции и не только. Если послушать доводы апологетов глобализма, то получается следующее: «внезапно» у власти оказались «левые популисты», которые действовали в интересах т.н. «дармоедов», проводя активную социальную политику. В итоге дело обернулось «масштабным расточительством», которое повлекло за собой катастрофу.

Также обратим внимание и на то, как буржуазные деятели зачастую трубили на весь мир о «пагубности» социалистических мероприятий в странах Латинской Америки. Нередко приводят в качестве примера действия чилийского правительства Сальвадора Альенде, который, мол, слишком увлёкся «левым популизмом» и «радикализмом», в результате чего страна оказалась на грани экономической катастрофы, из которой Пиночет вынужден был выводить её «железной рукой». Соответствующая трактовка чилийских событий 1970-х годов встречается в книге двух «единороссов» – Александра Хинштейна и Владимира Мединского«Кризис. Как это делается».

Как показывает практика, немало людей воспринимает соответствующие утверждения за чистую монету. Между прочим, объективный и разносторонний взгляд на данную проблему позволяет понять подлинную причину кризиса, поразившего Венесуэлу (и не только). Только на основании данного подхода можно понять, какие действия следует предпринять, чтобы вывести экономику страны из тупика, поставить её на службу трудящимся (а не узкой кучки лиц).

Сперва следует задать вопрос некоторым: на каком основании вы трактуете социально-ориентированную политику как «раздачу дармовщины» и т.д.?! Откуда взяты домыслы о том, что народы Венесуэлы/Греции и т.д. «зажились»?! Да будет известно, речь шла о справедливом вознаграждении людей за труд, о создании благоприятных условий для достойной жизни и свободного развития каждого. Некоторые вставят шпильку: «А кто в таком случае, дескать, будет работать?». Напротив, если всё перечисленное отсутствует, то у простого труженика не будет ни дополнительного времени, ни дополнительных возможностей для развития и совершенствования. Всё его внимание будет уделено исключительно борьбе за элементарное выживание. А в Советский период люди могли пользоваться социальными лифтами, пользовались надежными подпорками вроде бесплатной медицины и доступного жилья, имели возможность получить образование. И они, имея возможности, самосовершенствовались. То, что многие простые люди смогли стать учёными, космонавтами, инженерами, руководителями производств, государственными деятелями, заслуженными спортсменами, учителями, врачами, военными и правоохранителями, говорит само за себя. Можно привести вполне конкретные примеры, показывающие как те, кто до 1917 года жил «от получки к получки», после победы Советской власти, когда государство начало действовать в интересах народа, сумел «выйти в люди».

Далее, разве народы рассматриваемых нами стран сидели на диване и пальцем не шевелили?! Нет, формально они были заняты в сферах обслуживания, в сельском хозяйстве, в образовательных и медицинских учреждениях  и т.д. Но известно, что в условиях антагонистического строя эксплуататоры присваивают львиную долю дохода себе, оставляя подачки трудовым слоям населения. Если говорить конкретно, то и в странах Латинской Америки, и в Греции в результате проведения политики «вашингтонского консенсуса», осуществлявшейся под присмотром мирового глобализма, местные регионы подверглись колоссальной деиндустриализации, обнищанию и росту социального расслоения. Потеря реального сектора экономики, рабочих мест способствовала росту армии безработных, падению поступлений в местные бюджеты, свёртыванию системы социальных гарантий. И компрадорские режимы поставили социально-экономические системы на службу интересам западного империализма.[1] Т.е., мировой капитал обрекал на вымирание народы целого ряда стран! И называть тех, кто пострадал от рук глобализма «дармоедами» могут только фашисты.

Вполне понятно, что речь шла о прекращении разрушения социальной среды обитания, о создании нормальных условий для свободного развития каждого, о решении острой демографической проблемы. О том, что соответствующие меры также представляют собой способ стимулирования развития отраслей, ориентированных на внутренний рынок (соответственно, перевода экономики на путь устойчивого развития), мы вообще молчим. Но нужно ли это «глобалистам» и местным компрадорам?

Тем, кто полагает, будто бы социально-ориентированные меры не приносят пользы экономике, то пускай ответят на следующие вопросы: а позитивный опыт бурного развития СССР ни о чём не говорит? А успешная практика правительства Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг.? А действия белорусских властей с 1994 году? Даже тогда, когда соответствующие действия осуществлялись в рамках капиталистической системы, это дало результат в определённой степени. Итоги «Нового курса» Ф.Д. Рузвельта, политики руководителей стран Европы в послевоенный период и т.д. прямо свидетельствуют об этом.

Однако речь идёт не просто о сглаживании социальных противоречий. Вопрос стоит более масштабно и более серьёзно – какую модель общественного развития нужно взять на вооружение в настоящее время? В самом начале статьи мы показали на примере Венесуэлы, как «мировое сообщество», спекулируя на трудностях, переживаемых этой страной в настоящее время, заявляет о «крахе социализма». На самом деле, если детально проанализировать всё, мы увидим, что соответствующие рассуждения лишены основания.

Сперва следует подчеркнуть, что буржуазия ещё с начала 1920-х годов оказывала упорное сопротивление социалистическому строительству в области экономики. Известно, что в указанное время представители «Торгпрома», состоявшего из эмигрантов-промышленников и инженеров, открыто заявили о своём намерении противодействовать большевикам «на экономическом фронте«. Руками своего скрытого подразделения в СССР (Промпартии и подобных ею структур) они в тонкой форме срывали реализацию экономических программ Советской власти, организовывали диверсии на производственных и транспортных объектах. Они пытались спровоцировать усиление кризиса – с целью разжигания народного недовольства и подготовки почвы для реванша контрреволюции. В 1930-ые годы к аналогичным методам прибегли деятели правотроцкистского блока. Не следует забывать и о том, как представители антисоветского подполья (и активисты законспирированного украинского националистического движения, и участники троцкистско-бухаринской группировки) активно подстрекали кулаков к саботажу по поставкам зерна и хлеба государству.

Да в 1920-ые и 1930-ые годы дело не ограничивалось вредительством со стороны внутренней контрреволюции. А экономические санкции (вплоть до блокады) против нашей страны со стороны международного капитала? И тогда все антисоветские элементы – от белоэмигрантов до последователей правтроцкистского блока тоже трубили на весь мир о «крахе» Советской экономической политики.[2] Но несмотря на это Советская власть выстояла. Даже удалось в кратчайшие сроки осуществить мощный экономический рывок, создать высокоразвитую индустриальную базу, являющуюся мощным щитом от экономических потрясений, провоцируемых международной буржуазией, а также сломать хребет внутренней контрреволюции – как явной, так и скрытой.

Приведённые нами факты напрочь опровергают домыслы о «неэффективности социалистической экономики», о её «неспособности» решить ключевые проблемы страны.

Также нужно принять во внимание, что социально-экономическая система Китая, который уверенным шагом выходит в мировые лидеры, базируется на преобладании государственной собственности на средства производства, планировании экономического развития (частное предпринимательство и рынок там существуют исключительно в качестве дополнения к общенародной собственности, предприятия которой функционируют на плановой основе). Аналогичная система функционирует и в Белоруссии, которая на протяжении постсоветского периода не просто сохранила стабильные темпы социально-экономического развития, но и активно осваивает рынки ряда стран Восточной Европы, России и не только. Приведённые нами примеры Китая и Белоруссии – прямое опровержение домыслов либералов о том, что модель развития, базирующейся на сильном государственном регулировании экономики (в том числе и в прямой форме) якобы является «недееспособной».

Интересный материал:  Украина без людей. Темпы миграции становятся угрожающими

У некоторых может возникнуть вопрос: почему тогда экономика Венесуэлы оказалась «в тупике», если левая модель так успешна? Далее начнут ссылаться на опыт Чили времён Сальвадора Альенде, который, дескать, довёл страну до коллапса и т.д. При этом нельзя не учитывать, что мировой капитал непременно стремится задушить не только попытку строительства социализма, но и попытки достижения экономического суверенитета тех стран, которые буквально вчера представляли собой колонии либо полуколонии международного империализма. Речь идёт не только о поддержке НКО и местной «пятой колонны», которые,играя на сложностях переходного периода, осуществляют подготовку «цветных переворотов». Также дело не ограничивается попытками введения экономических санкций против «нелояльных» Вашингтону и Брюсселю стран, которые болезненно сказываются на состоянии экономики, имеющей уязвимый характер. Последнее, кстати говоря, использовалось и в отношении Советского Союза, и в отношении Кубы, а сейчас применяется в отношении Венесуэлы.

Мировой империализм, помимо использования вышеперечисленных способов, прибегает к тактике экономического саботажа. Он осуществляет его руками своей политической агентуры. Между прочим, отставные американские государственные деятели и отставные разведчики, а также ряд американских учёных в своих интервью не скрывали этого. Так, в документальном фильме «Империя добра» Филипп Эйджи (в 1957 – 1968 гг. был сотрудником ЦРУ США) во время своего интервью заявил следующее: «Те страны, которые решились отказаться от американского контроля или даже ограничить его, могут быть уверены в том, что США попытаются сместить их правительство«. По его словам, для достижения соответствующей цели они использовали разные методы – от нагнетания истерии до вредительства в ключевых сферах жизнеобеспечения страны. Так, отставной сотрудник Государственного департамента США Вильям Блам в своём интервью затронул тему военного переворота в Чили 1973 года, совершённого хунтой Пиночета при поддержке Вашингтона. По его словам, данный переворот был тщательно подготовлен. В частности, «в обществе создавалась напряжённость, чтобы дать военным повод для вмешательства«. Блам подчеркнул, что «ЦРУ спровоцировала экономический хаос, устроив перебои с продуктами и товарами первой необходимости«. Он также отметил, что «с помощью экономического саботажа были свергнуты демократические правительства в Болгарии и Албании в 1990 году«.

Таким образом, в настоящее время мы являемся свидетелями попытки международного капитала (в первую очередь – американского) спровоцировать контрреволюционные настроения в Венесуэле. Пользуясь тем, что команде Чавеса – Мадуро досталась полуколониальная экономика от предыдущих компрадорских властей и тем, что решён далеко не целый перечень проблем, западная буржуазия и местные проводники её интересов пытаются задушить попытку продолжить курс на построение социализма XXI века. Народы Венесуэлы должны извлечь уроки из трагических событий нашей страны, Украины, государств бывшего социалистического содружества, которые последовали после победы местных «бархатных»/»демократических»/»цветных» «революций (а на деле – либо буржуазных контрреволюций, либо обычных верхушечных переворотов). Напомним, что захват власти политическими силами, представляющими интересы компрадорского капитала и международного, реализация принципов доктрины «вашингтонского консенсуса» в социально-экономической сфере обернулись масштабной деиндустриализацией, массовым обнищанием населения, ростом объёмов социального расслоения, внешней задолженности.

Какие действия желательно предпринять руководству Венесуэлы – как в настоящее время, так и в перспективе? Прежде всего, нужно ни в коем случае не пытаться «заигрывать» с «пятой колонной». В противном случае Венесуэлу непременно постигнет участь, аналогичная той, которая постигла Украину в 2014 году. При этом следует отдавать себе отчёт в том, что основные подрывные элементы – это отнюдь не те, кто непосредственно выходит на улицы и устраивает беспорядки. Безусловно, нужно привлекать к ответственности тех, кто устраивает погромы и т.д. Но основной центр заговора расположен на более высоких ступенях власти. Дело в том, что западный империализм нередко выращивает свою агентуру даже во властных структурах. Именно они в решающий момент отказываются поддержать власть и осуществляют переворот. Именно они оказывают тайное содействие погромщикам, информационным провокаторам и т.д.

Напомним, что отставные американские политики и отставные шпионы ЦРУ задним числом сознались в этом. В выше обозначенном документальном фильме можно найти интервью с упомянутом нами отставным разведчиком Филиппом Эйджи, который подчеркнул, что американцы, стремясь содействовать свержению нелояльных им режимов, используют такой способ как «проникновение в институты власти: правительство, партии, газеты и телевидение…». В свою очередь, по словам журналиста Роберта Дрейфуса, Вашингтон всегда искал «альянс с оппозицией«. «Если его нет, с недовольными военными«. По его словам, «так делалось в Бразилии, Греции или Турции«.

Таким образом, власти Венесуэлы обязаны усилить контроль не только над НКО, над прессой, но и над правительственными структурами. В случае обнаружения заговора в учреждениях, нужно либо немедленно отстранять его участников от занимаемых постов, либо (в случае нарушения законодательства и подготовки противозаконных действий, равно как и пособничества им) возбуждать уголовные дела. Данные меры носят жесткий характер, но они нужны для того, чтобы избавить Венесуэлу от проимпериалистического реванша, от ограбления народа, от окончательной колонизации страны Вашингтоном и от чудовищной диктатуры, аналогичной пиночетовской.

Кроме того, социалистическая политика должна иметь последовательный характер. Разумеется, развитие системы социальных гарантий, политика социальной справедливости – всё это носит прогрессивный характер. Национализация добычи углеводородов, проведённая при Чавесе, тоже дала определённые результаты – вытеснен американский капитал, доходы от экспорта сырья стали поступать не в карманы зарубежных монополий и их местных посредников, а использоваться в целях решения острых социальных и демографических проблем. Также прогрессивной мерой является стремление развивать самоуправление народа в различных сферах.

В то же время следовало бы решить вопрос проведения ускоренной индустриализации. Наличие мощной промышленной базы, функционирующей на собственной основе, являлось бы надежной гарантией того, что экономические потрясения, провоцируемые мировыми спекулянтами, не обрушат венесуэльскую экономику и не опустошат карманы трудящихся. Однако данная задача может быть решена при разработке системы планирования народнохозяйственного развития. Именно планирования. Потому что рыночные и частнособственнические способы не решат проблему создания и развития современных производств. Тем более, что даже опыт «азиатских тигров» второй половины XX века прямо говорит об этом. Кроме того, нужно принять ряд других мер, которые бы могли бы решить задачу создания щита, при котором никакие происки мирового капитала и местной контрреволюции не обрушат страну. В частности, ввести государственную монополию на внешнюю торговлю.

Таким образом, для Венесуэлы сегодня наступил решающий момент, когда её народы должны определиться: либо углубление социалистических преобразований, отказ от оппортунистических иллюзий, либо малодушное заигрывание с контрреволюцией (как в экономике, так и в политике) в наивном расчёте на «достижение договорённости», что в перспективе приведёт к реваншу ставленников мирового капитала.

Но мы уверены, что народы и власти этой страны извлекут уроки из событий, охвативших в конце XX – начале XXI вв. целый ряд государств, посмотрят, что именно социалистические страны сейчас находятся на стадии поступательного и устойчивого развития и сделают правильный выбор.

Viva Чавес!

Viva Фидель! 

 

[1] Кто не в курсе, напомним, что американский экономист Джон Перкинс в своей книге «Исповедь экономического убийцы» писал, что суть «программ развития», разрабатываемых в недрах американских ТНК, в Госдепартаменте и в Управлении национальной безопасностью, направлена на то, чтобы создать для ведущих международных фирм (американских монополий) максимально благоприятные условия для эксплуатации ресурсов развивающихся стран.

[2] Небезызвестный Л.Д. Троцкий, давая интервью немецкому писателю Эмилю Людвигу на Принцевых островах, тоже заявлял о том, что Россия, дескать, терпит неудачу и что политика Сталинской индустриализации и коллективизации, дескать, зашла в тупик.

Михаил Чистый

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.