Собственность как часть надстройки

Автор: | 2020-02-20
1+
Собственность как часть надстройки

Собственность как часть надстройки

Мы уже выяснили, что такое эксплуатация. Сделали это вопреки принятой логике учебников. При этом успели понять, что при определенных условиях эксплуатации не будет. Но что же определяет эти условия? Политическая экономия марксизма дает простой и ясный ответ — производственные отношения. Эксплуатация — производственное отношение, но она не имеет в себе ни грамма природы. Хотя найдется, наверное, пара писак, которая отыщет в ней дурной человеческий характер или произвол, которые предложат устранить воспитанием, законодательством или индивидуальным насилием. Но с точки зрения науки, т. е. материалистического понимания истории, такой подход — утопия, ни на чем не основанная блажь…

Мы должны найти и показать такие отношения, которые одновременно являлись бы и природным, и общественным процессом. Только в этом случае можно установить достоверные закономерности человеческого общества, берущие свое начало в материальном и обретающие форму общественных отношений. Давайте по этому поводу обратимся к человеку, который вместе с Марксом задолго до нас проделал этот поиск. В книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс дал прямой ответ.

«Определяющим моментом в истории является в конечном счете производство и воспроизводство непосредственной жизни». [1]

Это двоякий процесс. С одной стороны — производство средств для жизни, а с другой — производство самого человека. Первое обеспечивает труд. Второе — семья. И, как объясняет Энгельс, эти два вида производственных отношений определяют общественные порядки определенной эпохи в определенной стране. [2]

Разъяснение Энгельса показывает два базисных отношения: труд, проявляющийся через стоимость и жизнь, проявляющуюся через собственность.

Пока оставим в стороне стоимость. Мы будем говорить о ней очень подробно, т. к. благодаря Марксу сущность стоимости раскрыта полностью. Увы, классики не оставили аналогичного разбора собственности. Это исследование Маркс завершить не успел. Однако и сделанного достаточно, чтобы получить первоначальное теоретическое представление об отношениях собственности. И этих представлений вполне достаточно, чтобы иметь твердую научную платформу на тот момент, когда рабочие смогут вернуться к строительству коммунизма. Мы ведь помним, что задача коммунистов сформулирована еще в «Манифесте коммунистической партии» — это уничтожение частной собственности.

К этому моменту, я надеюсь, вы поняли, что собственность — это производственное отношение, которое как-то связано с производством самого человека и семьей. Но каким образом связано — не поняли.

Наверное, смогли догадаться, что собственность уничтожить нельзя, потому что это обозначало бы отказ от воспроизводства человеческой жизни. И если догадались, то поняли и то, что частная собственность — это только форма собственности.

Ок! Зайдем теперь с другой стороны.

Если пролистать современные учебники по обществознанию, праву, экономике, то можно найти с десяток определений, которые как будто противоречат сказанному выше.

Их можно свести к следующему:

Собственность — это отношение между людьми по поводу присвоения или отчуждения экономических ресурсов. Ее элементами являются владение, пользование и распоряжение.

Наверное, логика предыдущего текста требует критики этого определения. Но штука в том, что оно правильное. Точнее, данное определение относится к правовому представлению о собственности, к тому как она представляется в надстройке. А надстройка отражает производственное отношение, которое еще только предстоит понять.

Запутал?

Давайте внесем еще немножечко путаницы от самого Маркса, а уже потом начнем распутывать.

В 1859 году в Предисловии «К критике политической экономии» Маркс пишет:

«На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности[Выделил я, Э.Н.] внутри которых они до сих пор развивались». [3]

Итак, собственность — это только юридическое выражение производственных отношений. Ну сейчас кто-то скажет, что я обкурился, то одно, то другое. Никакой понимаешь логики.

Давайте еще раз.

Собственность для нас проявляется во владении, пользовании и распоряжении вещами. Это то, как она дана, а то, что она есть еще следует распутать. Юридические отношения людей по поводу присвоения и отчуждения экономических ресурсов базируются на производственных отношениях, т. е. собственность как правовое отношение основана на собственности как производственном отношении. Ведь, если мы зададим себе вопрос, почему то или иное лицо или группа лиц, или государство имеет право чем-то владеть, то, пользуясь юридическим определением, мы по этому поводу ничего вразумительного сказать не сможем. Ответ будет банальным — так сложилось. Или наивным — Чубайс и его коллеги все украли в 1991 году. А что было раньше? Чем было то, что они украли? Чем было то, что еще раньше в СССР принадлежало народу? И каким образом оно принадлежало народу?

Ответа нет — одни вопросы.

Попытки ответить на них имеют долгую историю. Кто-то думает, что вещь принадлежит ему, так как он ее произвел. Кому-то собственность представляется как то, что он купил. Третий добавит — и унаследовал. Наконец, есть еще чувство старожилов. Это наш дом, наш двор, наша улица, наша автостоянка. А остальные понаехали или просто снимают жилье, а значит никаких прав не имеют на нашу территорию.

Возьмем шире. Мы татары — это наша земля. Мы русские — это наш лес, а китайцы его вывозят против нашего национального права…

И еще. Это мой ребенок, мои друзья, мой муж, моя жена… Смотрите, мы не только вещи присваиваем, но и друг-друга. Отсюда недалеко до мысли — это мои рабочие. Мои? Так они свободные или рабы?

Интересный материал:   Герберт Уэллс о Сталине

И какое имеет отношение юридическое определение к каждому такому акту отчуждения и присвоения?.. Получается, что под собственностью мы даже чувствуем нечто большее, чем очертил буржуазный закон.

В те же годы, когда Маркс писал о собственности в надстройке, как о юридическом выражении производственных отношений, он дал другое определение в черновиках к той же работе.

«Собственность обозначает, следовательно, не что иное, как отношение человека к его природным условиям производства как принадлежащим ему, как к своим собственным, как к предпосылкам, данным вместе с его собственным существованием, — отношение к ним как к природным предпосылкам его самого, образующим, так сказать, лишь его удлиненное тело». <Выделено мной, Э.Н.> [4]

Маркс не удовлетворился одним только юридическим представлением о собственности и показал, что ее нужно рассматривать исторически. Это одна сторона. Другая же заключается в том, что собственность неразрывно связана с самим человеком, является условием его жизни и, одновременно, природной предпосылкой, составляет его «удлиненное тело».

Таким образом, в надстройке мы имеем правовые отношения собственности, но они сами существуют на базисе. В базисе мы находим собственность как производственное отношение, т. е. это то, что определяет производство и воспроизводство самого человека. Производство и воспроизводство человека является функцией семьи, которая в свою очередь имела множество исторических форм и не всегда была такой, какой мы ее знаем в наши дни. Кроме того, производство человека и продолжение рода опирается на производство средств для жизни, т. е. на труд. Первоначально труд был функцией древней семьи и рода. Развитие производительных сил разорвало первоначальное единство производственных отношений, открыв эпоху, при которой жизнь предстала в форме частной собственности, т. е. жизнь большинства оказалась в полной зависимости от меньшинства крупных частных собственников, а государство, защищая сильных мира сего, зафиксировало этот факт в праве.

На этом пока остановимся, чтобы при следующей встрече уже подробнее рассказать, как возникла частная собственность, почему ее возникновение было закономерным и необходимым. Но также и о том, что эпоха частной собственности конечна.

Э. Нигмати

Примечания:

1. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения — М.: Госполитиздат, 1961 — Т.21., С. 25.

2. Там же. — С.25 — 26.

3. Маркс К. К критике политической экономии // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения — М.: Госполитиздат, 1959 — Т.13, С7.

4. Маркс К. Критика политической экономии (черновой набросок 1857 — 1858 годов) // К.Маркс, Ф.Энгельс. Сочинения — Т.46-1, С.480.

Источник.



Просмотров: 0

1+