«Сначала получить профессию, а потом образование» — о самом конце советской власти, который я застала уже взрослой.

Автор: | 24.07.2018
СССР - Родина, а не только страна

СССР — Родина, а не только страна

Немного расскажу о самом конце советской власти, который я застала уже взрослой. Просто, чтобы молодёжь могла сравнить реалии.
В 1987 году я закончила среднюю школу. Я была старшей в семье, жили мы по тем меркам скромно — у меня были ещё два младших брата-школьника, мама — учитель, папа — КИПиА.
Поэтому я приняла решение — получить профессию, а потом уже образование, тем более, что в семье у нас это было принято — и дед и бабушка сначала работали, а только потом «выбились в люди», выйдя на пенсию с высоких должностей. А дед ещё и повоевать успел, был четырежды ранен, контужен и прошёл всю Украину с пулемётом. Но я отвлеклась.
В строительном ПТУ набирали девочек на две профессии — маляров-штукатуров и крановщиков мостовых кранов. На маляра мне не позволило пойти состояние здоровья, поэтому пошла в крановщики.
В это время, которое уже дышало разложением советской морали, но ещё оставалось до какой-то степени в рамках законодательства, поступать на Украине уже можно было успешно либо обладая золотой или серебряной медалью, либо финансами. Для тех, кто обладал финансами, существовал такой термин, как «полупроходной балл», и благодаря ему проходили не столько те, кто хорошо учился в школе, но те, кто мог себе это позволить.
К сожалению, среди ребят моего выпуска оказалось достаточное количество таких, у кого при хорошем аттестате и знаниях финансов не оказалось для поступления в украинский ВУЗ, поэтому наш выпуск ПТУ того года стал поистине «звёздным» — больше десятка выпустились с «красными дипломами».
Учёба в ПТУ после 10 класса была просто синекурой — нагрузка была смешной по сравнению с теми объемами знаний, которые впихивали в нас школьные учителя.
Хотя, конечно, ПТУ и не было «престижным» образованием, но например в стипендии ученики выигрывали (и сильно) перед студентами вышки — стипуха была у нас чуть больше 70 рублей. Это примерно половина зарплаты учителя.
Кормили два раза в день в столовой нас бесплатно. Тем, кто был на «казарменном положении» — то есть жил в общежитии, полагался ещё и ужин, стоимость проживания была в районе 3-4 рублей, причём в эту цену входила и еженедельная смена постельного белья. Ребята, которые поступили в ПТУ после 8-го класса, а не после 10-го, получали ещё и форменную одежду.
Регулярно проводились различные смотры, конкурсы, культпоходы и т.д., в том числе еженедельно — танцы, и не по билетикам, как в клубе, а бесплатно, но под присмотром (не слишком жёстким) преподавателей. Был и собственный ВИА (вокально-инструментальный ансамбль), спортивные секции (в частности, парашютная), дзюдо, аэробики.
На практику студентов отправляли в самые разные места Союза, поездки, естественно были за государственный счёт. Проживание в местах, где проводилась практика — тоже. Практикантам платились деньги из кассы предприятия, примерно половина от средней зарплаты по ставке конкретной профессии.
На практику я попала в Новосибирск (да, из Донбасса, а что?)). Привезли нас в самом начале марта и поселили в свежепостроенное (ещё стены не просохли) общежитие предприятия — одноподъездную девятиэтажку в самом центре района, рядом с районной администрацией. Здание было выстроено модным в то время «блочным» общежитием, где на четыре комнаты полагались два умывальника, душ и туалет (фактически на 10 человек). На четыре таких секции — кухня с двумя плитами, столами шкафами и мойками, мусоропровод, комната «хознужд», где стояли две стиральные машинки «Сибирь» (это такие, с центрифугой, полуавтоматы) и «учебка» — со столами и стульями для студентов.
Кухня была оснащена всем — от кастрюль и сковородок до вилок и ложек.
В комнатах — кровати с деревянными полированными спинками, кресла, журнальные столики со столешницами, инкрустированными деревом, тумбочки и зеркала, лампы в красивых плафонах. Прикроватные коврики были подобраны так, чтобы гармонировать с мебелью. Комната была похожа на недорогую, но хорошую гостиничную.
Общежитие было построено «на паях» заводом, куда я приехала на практику, строительным управлением, и районной администрацией, так что жильцами оказались самые различные граждане — как работяги, так и учителя, милиционеры, и т.д.
Холл первого этажа, куда выходили лестницы обоих крыльев дома, был оформлен фресками и гипсовыми барельефами, рисунки были абстрактные на тему природы. На первом этаже была «вахта», где сидели вахтёры и был пункт пропуска посетителей (помните же «с девушками до одиннадцати…»), там же в холле висел телефон-автомат. Был на первом этаже ещё актовый зал, где проводились собрания жильцов, встречи с актёрами кино и телевидения (там мне посчастливилось вживую увидеть актёров, снимавшихся в фильме «Чародеи», их приглашал профком предприятия), ещё там ставили новогоднюю ёлку для всех детей общежития (детей было очень много). Всё это делалось за счёт предприятия и профкома.
Кстати, незадолго до окончания строительства был сдан жилой дом, построенный заводом — тоже за свои средства.
На самом деле, то что у нас часто называют «за госсчёт», строилось и делалось за счет средств предприятий.
За счёт предприятия также были построены и содержались: детский сад, пионерский лагерь, профилакторий, поликлиника. На заводе была очень хорошая столовая, где обед стоил в районе 1 рубля (большие порции, много мяса, вкуснейшая выпечка, самые разные салаты, компоты, соки и десерты). В Новосибирске тогда были проблемы с продуктами (колбаса, сахар, сигареты, спиртное, масло сливочное и ещё какие-то продукты были по талонам в обычных магазинах, а в копторгах и на рынках были подороже). Но в столовых, пышечных, кафе был вполне неплохой ассортимент блюд по ценам которые «сегодня вас приятно удивят»…
Профилакторий для работников был бесплатным — там были всякие души и прочие водные процедуры, физиоаппаратура, лечебная гимнастика, усиленное питание. Чтобы попасть в профилакторий достаточно было направления врача.
В поликлинике всё было бесплатно. Лекарства в том числе. Поликлиника тоже была по большей части на содержании предприятия, так как пациентами по большей части были сотрудники завода.
То же и с детским садом и с пионерлагерем, чьи сотрудники также получали зарплату от предприятия, каждый сезон лагерь на берегу Оби ремонтировался, завозились мебель и постельное бельё, территория обрабатывалась репеллентами, корпуса украшались и завозилось различное оборудование для проведения развлекательных мероприятий, питание в лагере было пятиразовым с обязательными фруктами и конфетами ежедневно.
Так как у предприятия было несколько построенных им домов, на балансе также был собственный ЖЭК, эти дома обслуживающий.
Кстати, на заводе была ещё и очень приличная библиотека, содержащая как техническую литературу, так и много художественной.
Это был не слишком крупный завод, выпускающий исключительно металлоконструкции для энергетиков — для строительства электростанций и т.д, не «градообразующий» для Новосибирска, как например Турбинка или НЗХК.
Да, поступив на завод я поселилась в общежитии, и платила что-то около 6 рублей в месяц. Зарплата у меня сначала была в районе 240 рублей, а потом, через год, когда я повысила свой разряд до пятого, зарплата была уже рублей на 70 выше (но там зависело от выработки часов).

Интересный материал:  23 октября 1927 года на объединённом пленуме ЦК ВКП(б) И.В. Сталин выступил с речью “Троцкистская оппозиция прежде и теперь”, и было принято постановление об исключении Троцкого и Зиновьева из ЦК ВКП(б).

Марина Бережнева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.