SJW и евролеваки. Чем они опасны для левого движения в России?

Автор: | 2020-09-03
SJW и евролеваки. Чем они опасны для левого движения в России?

SJW и евролеваки. Чем они опасны для левого движения в России?

В последнее время риторика SJW стала всё чаще и чаще мелькать среди так называемых «левых», потому что это якобы правильные и марксисткие повестки, которые очерняют «злые праваки». То есть, если ты используешь термин «SJW» и отделяешь себя от евролевачества, значит ты доедаешь за праваками и вообще сам являешься красным консерватором. Фу таким быть!

Что ж, пришла пора поговорить об SJW, но в контексте левого движения. И начать следует, конечно, с европейского коммунизма. А если ещё точнее, то с его деградации.

Падение европейского марксизма.

Начнём мы, пожалуй, с деятельности Коминтерна — международной организации «Коммунистического Интернационала», созданная самим товарищем Лениным. Но речь здесь пойдёт не об истории организации, как таковой, а о неверных решениях, которые были приняты европейскими коммунистами во времена нарастания популярности фашизма в Европе.

Уже во время шестого конгресса (1928 года) был выдвинут тезис о так называемом «социал-фашистах», который приравнивал всех европейских социал-демократов, правильно, к фашистам. Связано это было непосредственно с теорией «третьего периода», согласно которому коммунистическая революция в мире прошла три этапа:

  1. Революционный подъём. 1918-1923.
  2. Стабилизация капиталистической системы. 1924-1928.
  3. Период Великой Депрессии. В теории, благоприятная почва для революционных боёв за установление диктатуры пролетариата в капиталистических странах. Наступил после 1928 года.

Согласно этой теории капиталистические страны должны были в скором времени пасть в третьем периоде, чтобы на место капитализма наконец-то пришла диктатура пролетариата. Однако этим самым боям мешали социал-демократы — «социал-фашисты» — которые тормозили боевую активность рабочего класса. Почему фашисты? В период кризиса, когда люди были наиболее близки к коммунистической революции, для укреплений собственных позиций империалистическая буржуазия сделала ставку на растущие в народе крайне реакционные силы — фашизм. Они финансировали фашистские банды, продвигали лидеров фашистов и их партии к власти, а также поддерживали его пропаганду среди разных слоёв населения. Сделано это было в надежде отвлечь рабочий класс от напавших на них тягот мирового кризиса, и, в тоже время, создать силу для борьбы с СССР — первой социалистической страной, которая предоставляла прямую угрозу правящей буржуазии одним лишь фактом своего существования.

Фашисты считали своей главной задачей внутри своих стран разгром организаций рабочего класса, уничтожение коммунистической партии, как политической силы, которая ведет трудящихся к социалистической революции. Повсюду фашизм стремился физически истребить кадры коммунистического движения. Он выступал и против реформистского рабочего движения, подавлял социал-демократию и реформистские профсоюзы, считая и эти институты опасными для своей диктатуры. Фашисты обрушивались на буржуазно-демократические свободы, заявляя, что они якобы открывают дорогу к анархии и хаосу.

Из «VII КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА И БОРЬБА ПРОТИВ ФАШИЗМА И ВОЙНЫ»

Конечно, не особо разбирающиеся в политических движениях люди не сразу поймут, почему коммунисты так взъелись на социал-демократов. Дело в том, что два движения имеют очень глубокие политические противоречия. Первые поддерживают революционное свержение капиталистического строя, а вторые — его устранение путём постепенной реформации капитализма. Любое сотрудничество/пособничество буржуазии капиталистических стран расценивалось коммунистами, как самое настоящее предательство и намеренным вредительством к установлению диктатуры пролетариата. Они жёстко критиковали предательство вождей Интернационала в 1914 году, поддержку ими «своих» буржуазных правительств в Первой Мировой войне, и кровавое подавление в 1918 году социал-демократическими лидерами революционных выступлений немецкого пролетариата; убийство Карла Либкнехта и Розы Люксембург, а также антибольшевистскую пропаганду, которую вела международная социал-демократия начиная с первых дней установления Советской власти.

Нарастание популярности фашизма среди низших слоёв буржуазии требовало от рабочего движения всех стран тесное доверительное сотрудничество и активную антифашистскую пропаганду, чем не особо помогали популярные на тот момент социал-демократы, шедшие по пути «классового сотрудничества», а не «классовой борьбы». Однако тактика, которую выбрали коммунисты для очернения своих противников, оказалась в корне неверной и, более того, неэффективной, поскольку исказила их восприятие реальности — навешенный на соц-дем. ярлык «фашистов» не отвечал действительности. А именно то, что несмотря на заслуженную жёсткую критику лидеров социал-демократов, среди их рядов активно росло антифашистское настроение, которое как раз могло сыграть на руку коммунистам в борьбе с появившемся фашизмом. Позже ярлык «социал-фашизм» был осуждён и раскритикован коммунистами, и стал считаться самой настоящей ошибкой.

Да, из-за нарастающего успеха фашистских партий во многих стран мира, Коминтерну пришлось всё-таки пересмотреть свои приоритеты и разработать антифашисткое сопротивление к VII конгрессу, т.е. создать наконец-то «единый фронт». Как итог, Коминтерн был вынужден объединиться с социал-демократами для борьбы с фашистской угрозой и распространять антифашистского настроения среди рабочего класса. Коминтерн видел в создании антифашистского единого фронта отличной почвой для взращивания мирового социалистического переворота. На VII конгрессе представители 64 коммунистических партий назвали СССР первой страной, в которой победил социализм и провозгласил его оплотом борьбы против фашистской угрозы (иронично, что во второй половине 30-х годов у Сталина случились разногласия с Коминтерном, в результате которого много руководителей были арестованы и обвинены в шпионаже, а руководство польской партии вообще обвинили в антибольшевизме и трокцизме).

К сожалению, уклон в борьбу с нарастающим фашистским настроением только пошло во вред, а не на пользу рабочему движению в Европе. Коминтерн перестал сосредотачиваться на создании профсоюзов и их объединений, всё чаще и чаще начало нарастать сектантство среди рабочего движения, которое коммунисты постоянно порицают, порицали и будут порицать всегда. Вполне вероятно, что именно распространение сектантства среди европейских левых и стало причиной их репрессий со стороны Сталина.

Из того же «VII КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА И БОРЬБА ПРОТИВ ФАШИЗМА И ВОЙНЫ»:

Наши партии очищали свои ряды от различного рода правых оппортунистов, укрепив этим свое большевистское единство и боеспособность. Менее успешно велась, а зачастую совсем не велась борьба против сектантства. Сектантство проявлялось уже не в примитивных открытых формах, как в первые годы существования Коммунистического Интернационала — прикрываясь формальным признанием большевистских тезисов, оно тормозило развертывание большевистской политики завоевания масс. В наше время это уже зачастую больше не «детская болезнь», как писал Ленин, а укоренившийся порок, без избавления от которого нельзя решить задачу установления единого фронта пролетариата и перевода масс с позиций реформизма на сторону революции.

Но, несмотря на разногласия со Сталиным, внезапное нападение Германии на СССР заставило коммунистов вернуться в единый фронт и продолжить сотрудничать с сопротивлением гитлеровской Германии в оккупированных странах. В этот период они полностью зависели от сталинской внешней политики. Однако 15 мая 1943 года Президиум ИККИ объявил о подготовке роспуска Коминтерна. В официальном обращении говорилось, что организация больше не соответствует актуальным задачам политической борьбы коммунистов, а также из-за «независимости отдельных секций». Также особую роль в роспуске Коминтерна сыграло желание Сталина укрепить позиции СССР в антигитлеровской коалиции и тем самым укрепиться в борьбе за послевоенное устройство мира.

Таким образом попытка объединиться с оппонентами начиналась вполне с хорошей идеи, но, увы, не без своих огрехов. Да, эта тактика была вполне себе оправдана в 30-е годы, но уже никак не в послевоенное время. Сталин, опасаясь прямой конфронтации с Западом, предпочёл принять условия игры, которые ему навязал противник в «Холодной Войне». Помимо этого среди коммунистов уже тогда начался зарождаться разлад. Так во время выступления на собрании коммунистических партий Жданов жёстко раскритиковал французскую и итальянскую коммунистическую партии в сотрудничестве с буржуазии и в использование буржуазных методов установления социализма. Т.е. они фактически интегрировались в восстанавливающуюся после войны буржуазную систему, что было недопустимо со стороны коммунистов.

В идеологической борьбе против СССР американские империалисты, не разбираясь в политических вопросах и демонстрируя свое невежество, выделяют прежде всего идею о том, чтобы изобразить Советский Союз как силу якобы антидемократическую, тоталитарную, а США и Англию и весь капиталистический мир как демократию. Эта платформа идеологической борьбы — защита буржуазной лжедемократии и обвинение коммунизма в тоталитаризме — объединяет всех без исключения врагов рабочего класса, начиная от капиталистических магнатов и кончая лидерами правых социалистов, которые с величайшей готовностью подхватывают любую клевету на СССР, подсказанную их империалистическими хозяевами. Стержнем этой мошеннической пропаганды является утверждение о том, что признаком истинной демократии служит якобы многопартийность и наличие организованного в оппозицию меньшинства. На этом основании английские лейбористы, не жалеющие сил для борьбы против коммунизма, хотели бы обнаружить антагонистические классы и соответствующую борьбу партий в СССР. Невежды в политике — они никак не могут понять, что в СССР уже давно нет капиталистов и помещиков, нет антагонистических классов и нет ввиду этого множественности партий. Они хотели бы иметь в СССР милые их сердцу буржуазные, в том числе псевдосоциалистические партии, как империалистическую агентуру. Но, к их прискорбию, история обрекла эти эксплуататорские буржуазные партии на исчезновение.

Из доклада А. А. Жданова 1947 год.

Таким образом коммунистические партии оказались в противоречивой ситуации: декларируя ортодоксальный марксизм и диктатуру пролетариата, они на практике применяли парламентские методы и сотрудничали с буржуазией, даже защищали его, всячески останавливая и порицая попытки его насильственного подрыва или изменения. Такая ситуация приводила к постепенному размыванию теории и расколу партий на фракции, стоящие на той или иной глубине «мирной позиции».

Вместе с этим партии подвергались энтризму — как намеренному, так и нет. Троцкистские группировки (окончательно отбившиеся от теории Троцкого после его смерти) намеренно проникали в ряды коммунистических партий, чтобы там распространять свои идеи. Но более опасным на деле оказался «ненамеренный» энтризм, так называемая «широкая левая», директива Коминформа на мир: Компартии становились не просто оплотом левых сил против правых, они становились полноценной альтернативой, куда с лёгкой руки мирной позиции стали проникать несознательные элементы — левые разного толка и даже сочувствующие без ведущей крепкой идеологии, вдохновлённые победами коммунистического движения в войне. Их несознательность из-за отсутствия хоть какого-то понимания теории вместе с неудержимой решительностью действовать, порождали тот идеализм, который внёс свой вклад в общую деградацию коммунистических партий Европы. Самопротиворечия, поддержка буржуазных режимов, мирная позиция, широкий набор — всё это привело к постепенному кадровому обновлению партий, в которых сыграли роль и бывшие соратники ортодоксов, перенявшие мирные позиции разной глубины. Последние позже переняли власть во внутрипартийной борьбе, а потом и их оттеснили партийцы, возросшие на почве всех этих ошибок и получившие абсолютную поддержку несознательных масс.

Отличным примером деградации европейских коммунистов, кстати, стало намеренное распространение ими же мифа о «8 Марте», заслугу которого приписали буржуазному феминизму, а не социалистам, которые ввели этот праздник в знак солидарности коммунистов с проблемами рабочих женщин.

Годы шли. Европа постепенно восстанавливалась от Второй Мировой войны. Никакой революции не было. Почему? Да всё довольно просто.

На фоне успехов СССР над гитлеровской Германией и последовавшая за победой огромный рост популярности коммунизма, капиталисты понимали — революция горит под ногами. Поэтому они пошли на некоторые уступки рабочему классу, решив устремить своё внимание на эксплуатацию стран третьего мира, которые в это время требовали своей независимости после падения империалистического влияния на мир.

Уже к концу 60-х годов в Европе выросло поколение не знавшее ни голода, ни тяжёлого труда

Уже к концу 60-х годов в Европе выросло поколение не знавшее ни голода, ни тяжёлого труда

Уже к концу 60-х годов в Европе выросло поколение не знавшее ни голода, ни тяжёлого труда. Технический прогресс также помог вырастить целую прослойку новой рабочей аристократии, буржуазную интеллигенцию и мещанствующую молодёжь, о чём также говорит появление в этот период такого молодёжного движения, как хиппи, ратующее за «мир во всём мире».

Буржуазная интеллигенция, выросшая на цветущем послевоенном гуманизме и популяризации вульгарного марксизма, хотела чувствовать себя великими философами, творцами, то есть теми, кто будет улучшать мир, но при этом продолжать жить в комфортабельных условиях. И пока ортодоксальная марксистская теория встречала сопротивление со стороны властей, теории новых философов спокойно находили издателей и печатались у них, т.е. распространялась в народе.

Советская внешнеполитическая пропаганда тогда дала сбой и не просто сбой — она устарела и стала неэффективной. Выросшие в информационном поле антисоветской пропаганды мещане, не знавшие плохих времён, впитали в себя философов нового марксизма. Впитали и отдельные элементы маоизма, ходжаизма, и всё того же троцкцизма. Да, раскол тоже внёс в деградацию марксизма огромную лепту. И если сам маоизм в своей основе уже был антимарксичен, аграрен, схоластичен, то его европейские последователи в своей решительности и горячности требовавшие действий, а не чтения теорий, хватились за его отдельные постулаты — радикализм, максимализм, антисоветизм. Старый мир вступил в банальное противостояние с новым в головах молодёжи. И новые идеи и антисоветизм пришли как раз на благодатную почву.

Старый мир вступил в банальное противостояние с новым в головах молодёжи

Старый мир вступил в банальное противостояние с новым в головах молодёжи

Затем вспыхнул «Красный май», показавший европейской буржуазии силу решительно настроенного народа. И буржуазия снова уступила: правые партии стали постепенно отдавать бразды правления якобы «левым», социал-демократам, социалистам и левоцентристам. Буржуазная интеллигенция — вожди цепного пса в виде мещанской молодёжи, — с радостью встретила эти «уступки режима», ведь падение режима, реальный слом устоев, означало в какой-то степени и потерю своего геройского положения. Им это было не нужно. Они с удовольствием включились в предлагаемую им игру, где быстро почувствовали себя творцами и великими гуманистами, позволив своим последователям также почувствовать себя героями. Красный май и последующие события окончательно породили Европу, которую мы видим сейчас, а вина сему — неэффективная советская внешнеполитическая пропаганда, мещанство зажиточной прослойки населения и расцвет вульгарного марксизма, который беспрепятственно распространялся в среде буржуазной интеллигенции. И, конечно, огромную лепту в подготовку этих событий внёс раскол соцлагеря и окончательная деградация европейских коммунистических партий.

Интересный материал:  Коммунисты хотят построить коммунизм, но следующая политическая система — это социализм.

Чем больше несознательные максималисты выбивали социальных реформ от правящего режима, тем больше отодвигали классовую борьбу на второй план. Они стали жить лучше чем прежде, они чувствовали себя настоящими героями, от которых зависели судьба народа. Классовая борьба уже была не нужна. Чем больше было побед не с режимом, а в самом режиме, тем меньше забот приходилось на новое поколение. Большие проблемы в виде реального неравенства были если не устранены, то хорошенько подретушированы в надстройке. Какая тут рабочая революция? Вот именно. Никакая. Она попросту стала неактуальной для основных масс к тому моменту. Их потомки столкнулись с ещё меньшим количеством проблем, с которыми столкнулась молодёжь конца 60-х годов. Зато на волне «слезинки ребёнка», индивидуализма и появившейся гиперопеки от пережитого миром стресса в виде Второй Мировой, новая молодёжь стала тревожно воспринимать как громаднейшие проблемы именно «мелочёвку. Так как крупные проблемы были решены их родителями, мелочь стала именно той «проблемой», с которой им необходимо было срочно бороться ради удовлетворения чувства справедливости юношеского бунтарства.

Таким образом появились SJW — воины социальной справедливости. Это не марксисты. Не коммунисты и даже социалисты. Им в качестве борьбы хватает именно сотрудничество с буржуазией, ведь они сами из более зажиточных слоёв населения. Им достаточно квот, цензуры и прочей видимости борьбы с «тоталитарным режимом», чтобы удовлетворить своё стремление к самореализации и заодно заработать деньжат на так называемой «борьбе».

SJW

Быть за SJW и регламировать везде их риторику просто и приятно. Для этого не нужно изучать никакую теорию, а достаточно просто ходить в «кружки по интересам». Зачем маргинальной молодёжи солидаризоваться по классам, если можно солидаризоваться по биологической схожести? А ведь человеку психически куда проще довериться и солидаризоваться с теми, кто больше всего похож на него. Не с работягой завода, который трудится в три смены в поте лица, а с таким же обычным маргиналом, как он.

Классы не беспокоят мещан и буржуазную интеллигенцию, классы не беспокоят детей рабочей аристократии. Зато чем похожа женщина, которая работает 24/7 и студентка рабочей аристократии? Верно. Биологически. А значит их двоих угнетают одинаково. Как? Ну, хз. Так тётя в видео на ютубе сказала, а я-то что? Я теорию не изучаю, мне нужно кого-то послушать, чтобы он задал мне идейную направленность, а самому головушку напрягать — ну, для этого есть другие.

Биологический подход — наиболее близкий подход к манипуляции психикой. Вот весь секрет популярности SJW. Неосознанность вкупе с отсутствием хоть каких-то познаний марксистской теории, плодят среди слоёв зажиточного населения всё новых и новых воинов социальной справедливости, или тех, кто исповедует их риторику в своих постулатах. Но они никак не связаны с марксизмом, поэтому рабочее движение ими никогда не поднимешь. Почему? Потому что они не рабочий класс. Рабочему классу плевать, что там какого-то гея назвали пидором. Или на завывание марксистских феминисток об объективизации, что художница участвует в объективизации женщин, потому что рисует красивых полуголых красавиц. У рабочего класса совершенно иные проблемы и заботы, например, семью прокормить и получить вовремя зарплату, а не поддерживать маргиналов, которые превращают рабочее движение в аналог SJW.

Завывание марксистских феминисток об объективизации, что художница участвует в объективизации женщин, потому что рисует красивых полуголых красавиц

Завывание марксистских феминисток об объективизации, что художница участвует в объективизации женщин, потому что рисует красивых полуголых красавиц

SJW учит быть эгоцентристами, которым все всё должны. Они могут воспринимать чужие проблемы только в разрезе своих. Они учат быть животными, ведомыми слепой верой, инстинктивным подходом и высокомерным индивидуализмом. А это очень хорошо ложиться на несознательных мещан — вульгарных марксистов, желающих срочно найти себе врагов, чтобы взвалить на них все мелочные проблемы своей повседневной жизни и срочно действовать, как велит им их молодая кровь. И времени на это у них полно.

Проблемы марксизма в СНГ.

В СНГ тенденция последних времён исходит из следующего:

  1. Западные левые сильны, популярны, их теоретики ведут пропаганду.
  2. Ортодоксальные левые устарели, слабы, зачахли и не могут заинтересовать.
  3. Антисоветская пропаганда, которая льётся отовсюду.
  4. Старый добрый молодёжный максимализм.
  5. Общедоступность информации и мораль, декларирующая, что каждый есть философ, каждый может составлять политику (что, есть бред; несознательные массы создают вульгарный марксизм и всё разрушают, именно поэтому необходима партия авангарда).

Как и западное sjw, ряды наших широколевых коммунистов состоят из буржуазной интеллигенции (обычно во главе). Это зажиточные мещане, мечтающие достичь для себя любимого высот не потому, что всем там плохо от несправедливой системы, а потому что себя любимого ущемляют, и школьники-студенты, которые не познали ещё настоящей жизни, но зато они видят себя вершителями правосудия в мире свободных философов. Т.е. в СНГ создались те же благоприятные условия, что были на Западе, хоть и причина упадка ортодоксальных левых у нас состоит в другом.

В этом, увы, виновато наследие СССР. А точнее наследие ошибок, которое приняло руководство партии для создания такой почвы.

Падение марксизма в СССР.

После смерти Сталина идеологическая направленность страны резко пошла под откос и перестала иметь твёрдую почву под ногами. Такое бывает, когда коммунизм вертится не вокруг идеи, а вокруг конкретной личности. В этом случае культ личности Сталина сыграл с марксизмом в СССР злую шутку.

Почему? Да всё просто. По сути партия очернила саму себя, и не только себя, как руководство в глазах народа, но и как страну, победившую нацистскую Германию. О, да. Речь идёт о знаменитой речи Хрущёва, который порицал возникший вокруг Сталина культ. А чего ещё можно было ожидать от пригретого за пазухой бюрократа?

Обвинения Хрущёва имели колоссальные последствия для марксизма в СССР. Если виноват глава государства, — не просто глава, а многолетний лидер, многоуважаемый, любимый народом человек, перед которым трясётся Запад и Европа, и чьё имя навечно связывается со всей страной, с её достижениями, и самой партией — который оказывается вдруг гнусным тираном-кровопийцей, то разве страна и партия не оказываются такими, как он? Столько лет народ и партия поддерживали этого политика-тирана, столько лет потакали ему! Да что там, если тиран и партия всегда представлялись единым образом! Верно. Выходит Партия допустила такие ошибки, выходит Партия в этом виновата. Выходит в мире была НЕ страна победившего социализма, а страна тирании, страна ужасов и тоталитаризма. И то что Хрущёв и новое руководство «спасли» страну — уже ничего не меняет. И не могло изменить в принципе.

1 26

Втоптав в грязь образ Сталина, они втоптали в грязь ещё и все заслуги, которые были связаны с ним, ибо в созданном образе они уже были неотделимой частью. Иностранные лауреаты сталинских премий стали массово отказываться от них, иностранные сталинисты стали открещиваться от своих взглядов, а буржуазная мировая пропаганда, что СССР — это страна тирании, репрессий, диктатуры ужасов и несвободы. Даже были подтверждения из уст верховных лидеров партии и СССР. Этим уже всё сказано.

Марксизм окончательно дискредитировал себя во время Перестройки. В ней произошла ещё более ужасная пропаганда против самих себя, чем во времена Хрущёва. КПСС само себя назвало догматичным, сталинским, костным, призвало к переосмыслению марксизма. Дошло до того, что весь путь, пройденный за 70 лет назвали неверным. То есть на государственном уровне происходила антисоветская пропаганда, пропаганда как против сталинизма, так и против всех вариаций ортодоксального марксизма. Копировались европейские призывы: буржуазная демократия, мирный путь, переосмысление марксизма, как единственно верная система. Старый путь — неверен. А теперь представьте себе: народ всё это время сидел и жил меж двух очагов пропаганды, диссидентской и государственной. Кто во что верил, это понятно. А тут, бац! Перестройка. И под конец государственная пропаганда полностью вторит диссидентской. Выбора у народа никакого нет, другой информации тоже нет, интернета ведь нет, и народ полностью подпадает под всё. Во многом это ещё сыграла убитая Сталиным революционная культура, которая создала практически мёртвую почву для появления новых теоретиков ортодоксального марксизма и понимания его гражданами.

Потом те, кто взяли на себя знамя ортодоксального марксизма — КПРФ и Трудовая Россия — пошли в ревизионизм. Затем пошли чуть меньшие ортодоксы — РКРП и АКМ. Одни, как РКРП, так и остались сборищем великовозрастных дядь и тёть — их пропагандическая работа была очень плоха. А АКМ (затем Левый Фронт), уже молодёжное направление, развалилось во многом благодаря работе правительства по их преследованию и тому, что они решили пойти на более чем «широкую левую» — на всестороннее сотрудничество с левоцентристской оппозицией. Показательный пример этого добровольного энтризма — 2014 год, когда в ЛФ фактически произошёл переворот, и сторонники невмешательства с поддержкой майдана пришли к власти. На этом мини-примере можно увидеть примерную структуру падения Компартий Европы в руки евролеваков.

С другой стороны, в стране с 90-го года массово стали плодиться евротроцкистские ячейки разного толка. Их участники даже катались в Европу на «обучение» в троцкистские партии. И никто их не преследовал. А по другому краю были нацболы-нацпатриоты, отвергающие теорию и принимающие лишь действия, которых не волновал вопрос ЛГБТ и SJW — им было плевать на это; они просто пустили этот вопрос в свободное плаванье. Позже, после 90-х, когда страна поднялась и появились первые зажиточные рабочие и дети гиперопеки — в страну проник леволиберализм.

Выводы.

На что же опираются социалистические SJW и прочие современный «марксисты»? На Ленина, Плеханова, Коллонтай. Точнее на отдельные их работы. А если ещё точнее — на удобные их мировоззрению отдельные цитаты, которые догматично выверены в угоду доказательства своих доводов. При этом эти же догматики точно также догматично откидывают те части учений марксизма, что их не устраивают — без конкретной теории, аргументируя эфемерным идеализмом — «устарело», «а смотри сколько убито», «варварская политика» и прочее давление на эмоции. Возводят в абсолют, что им нравится и в антиабсолют, что им не нравится.

Таким образом SJW и евролевачество в рабочем движении играют роль «спускного клапана» для протестов в мирное время. Имитация борьбы с элементами настройки, но без малейшего желания менять сам базис существующей общественно-экономической формации. Вместо агитации и пропаганды, пробуждения классового сознания, они борются с соломенными чучелами, которые им любезно предоставляют правящие классы. И чем больше таких крикунов появляются в рабочем движении, тем менее эффективным оно становится со временем. Если не выкинуть всю эту шоблу из левых, то рабочее движение постигнет судьба европейских коммунистов. Такие маргиналы запомоют его до такой степени, что рабочий класс потеряет малейший интерес к социалистическим идеям, а с ним не будет поддержки.

Дополнительные источники:

В.Роговин “ВЛАСТЬ И ОППОЗИЦИИ”:
http://www.agitclub.ru/front/com/stal/rogovin34.htm

VII КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА И БОРЬБА ПРОТИВ ФАШИЗМА И ВОЙНЫ:
http://militera.lib.ru/docs/0/pdf/7congress_comintern.pdf

Деятельность Коминформбюро:
https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/dieiatielnost-kominformbiuro

Источник.



Просмотров: 4