Роботы, как могильщики капитализма

Автор: | 2020-10-31
2+
Роботы, как могильщики капитализма

Роботы, как могильщики капитализма

Роботы, как могильщики капитализма

За последние годы буржуазные социологи стали говорить о новой промышленной революции, или о цифровой революции, ведущей будто бы к коренной модернизации буржуазного общества. Развитие кибернетики и цифровых технологий, по мнению этих социологов, автоматически должно трансформировать современное капиталистическое общество в общество «посткапиталистическое», или «цифровое общество изобилия».

Логика буржуазных социологов, придерживающихся подобных взглядов, поражающе проста: на новом технологическом базисе возникает «экономика изобилия», которая обеспечит материальными и культурными благами каждого члена общества, независимо от результатов его труда и даже независимо от того, работает он или не работает – «базовый доход». В «цифровом обществе изобилия» потребность в человеческом труде якобы почти исчезнет и не будет иных тружеников, кроме роботов, которые практически вытеснят человеческий труд из сферы материального производства, а в какой-то степени  и из сферы духовного производства. Системой роботизированных предприятий и учреждений станут управлять немногие, а остальные будут безмятежно пользоваться плодами автоматически созданного изобилия, заполняя свой досуг спортом, искусством, развлечениями, путешествиями и т.п. Короче говоря, будущее они рисуют как общество безделия, общество каких-то кибернетических захребетников. Как в античной Греции существовало общество досуга и изобилия, основанного на рабском труде, общество рабовладельцев, так и в недалёком будущем, вещают буржуазные социологи, возникает общество досуга и изобилия, основанного на «труде» электронных и механических «рабов», но уже общество не для избранных, а для всех без изъятия.

Что такое робот? Созданное человеком техническое устройство – машина-автомат, которая осуществляет действия, подобные действиям самого человека. В этом смысле робот есть лишь вещественное орудие труда, которое относится к средствам производства. Однако сами средства производства никаких материальных благ произвести, разумеется, не могут. Самая лучшая техника мертва без людей. Поэтому решающим фактором всякого производства является сам человек, его рабочая сила.

Средства производства и рабочая сила человека составляют в совокупности производительные силы общества. Но производительные силы составляют лишь одну сторону производства, выражающую отношение людей к предметам и силам природы, используемым для производства материальных благ. Люди производят материальные блага не в одиночку, а сообща. Поэтому производство есть всегда и при всех условиях общественное производство. Осуществляя производство материальных благ, люди устанавливают между собой те или иные отношения внутри производства, которые Маркс назвал производственными отношениями. Производственные отношения могут быть либо отношениями сотрудничества и взаимопомощи свободных от эксплуатации людей, либо отношениями эксплуатации человека человеком. Это зависит от того, в чьей собственности находятся средства производства: земля и её недра, воды, леса, фабрики, заводы, орудия труда и т.д. Когда средства производства находятся в частной собственности и принадлежат не всему обществу, а отдельным лицам, социальным группам, классам, тогда устанавливаются отношения эксплуатации человека человеком, отношения господства и подчинения. И наоборот. Когда средства производства находятся в общественной собственности, являются совместной собственностью всех членов общества, тогда между людьми устанавливаются отношения сотрудничества и взаимопомощи.

Но именно этот решающий момент в общественной жизни людей, а именно: в чьей собственности будут находиться средства производства, следовательно, какие производственные отношения будут складываться между людьми в будущем «цифровом обществе изобилия», буржуазные социологи упускают из виду. По их словам, «золотой век» изобилия и досуга наступит как простое следствие научно-технического прогресса, для его наступления не потребуется политических и социальных революций, коренных изменений в характере капиталистической собственности. Впадая в явный идиотизм, буржуазные социологи утверждают, что путём законодательных актов и моральных проповедей окажется возможным уничтожить эксплуатацию человека человеком, оставив без изменений основу буржуазных производственных отношений – частную собственность на землю и средства производства. Эти социологи утверждают, что капиталисты будут настолько «просвещёнными» и «гуманными», что добровольно откажутся от своих барышей. «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!» (А. Грибоедов, «Горе от ума»).

Что производительные силы есть самый глубокий источник и решающая причина развития всего общества, – это факт бесспорный. Новые научные открытия и изобретения дают более высокую производительность труда. Но производительные силы существуют не сами по себе, в отрыве от производственных отношений. Последние определяют всю классовую структуру общественного организма, характер политического и экономического устройства общества и форм общественного сознания.

Вся эта болтовня о «цифровом обществе изобилия» есть перепев созданной ещё в середине 20-го века псевдотеории «постиндустриального общества изобилия», согласно которой прогресс обуславливается исключительно развитием техники, автоматически разрешающим все общественные проблемы. Это явная ложь. Истории известны многие научно-технические перевороты, которые многократно увеличивали производство материальных благ, – это изобретение и массовое применение электричества, двигателей внутреннего сгорания, воздушного транспорта и т.д. Но эти изобретения не изменили и не могли изменить характера распределения материальных благ в капиталистическом обществе. Распределение продуктов производства есть лишь следствие распределения средств производства. Кому принадлежат средства производства, тому принадлежат и продукты производства.

В капиталистическом обществе изобилие действительно существует, но главным образом на стороне капиталистов и их прихлебателей, а на стороне трудящихся масс концентрируется необеспеченность и нестабильность, даже прямая нищета. Причём речь идёт о высокоразвитых в промышленном отношении капиталистических странах. Яркий пример этого – США, Европа, Япония и т.д. Что же касается слаборазвитых стран, то там речь идёт не о изобилии, о том, чтобы не умереть от голода и недоедания многим миллионам людей.

Все буржуазные теории «общества изобилия» являются ложными от начала до конца. Социально-экономический смысл этих псевдотеорий заключается в апологии частной собственности и дискредитации общественной собственности, в попытке доказать ненужность революционного слома капитализма.

Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его качественно различными факторами. Но, находясь в состоянии отделения одни от других, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, определяет характер и цель производства.

Средства производства и рабочие различаются не только качественно, но и количественно, и в этом смысле они находятся в определённом количественном соотношении, которое постоянно изменяется.

Жизненная необходимость заставляет людей постоянно и непрерывно производить материальные блага. Эта же неумолимая необходимость вынуждает людей постоянно совершенствовать орудия и методы труда, всё шире применять силы природы (ветер, огонь, вода и т.д.), в результате чего возрастает масса применяемых средств производства и производительность труда. Если отвлечься от естественных условий труда, как плодородие почвы, климат, водоёмы, леса и т.д., и искусности независимых изолированно работающих производителей, уровень производительности труда находит себе выражение в относительной величине средств производства, при помощи которых рабочий изготовляет продукт в течение данного времени и при неизменном напряжении рабочей силы. Масса средств производства, с помощью которых он работает, таким образом, возрастает вместе с производительностью труда. Эти средства производства играют здесь двоякую роль. Возрастание одних есть следствие, возрастание других – условие увеличения производительности труда. Например, при мануфактурном разделении труда и применении машин в один и тот же промежуток времени перерабатывается больше сырья, следовательно, большая масса сырья вступает в процесс труда. Это – следствие повышения производительности труда, которое выражается именно в том, что посредством применения возрастающей массы средств производства, материалов и предметов труда и т.д. при том же числе рабочих в такое же время, т.е. с меньшим трудом, производится большее количество продуктов. С другой стороны, масса применяемых машин, производственных строений, сырья, транспорта и т.д. есть условие увеличения производительности труда. Но будет ли увеличение массы средств производства по сравнению с присоединяемой к ним рабочей силой условием или следствием, – оно и в том и в другом случае является выражением увеличения производительности труда.

«Повышение производительности труда заключается именно в том, что доля живого труда уменьшается, а доля прошлого труда увеличивается, но увеличивается так, что общая сумма труда, заключающаяся в товаре, уменьшается.» (К. Маркс, «Капитал», т. 3, ч. 1, с. 286). 

Итак, производство не стоит на месте. Оно постоянно растёт, развивается, совершенствуется. Иначе и быть не может. Чтобы существовать, люди должны производить материальные блага, причём не в прежних, а в возрастающих размерах. Это объясняется, прежде всего, тем, что постоянно увеличивается число людей на планете и непрерывно растут их потребности и в этом смысле целью производства является производство материальных благ. И только один путь существуют для обеспечения достижения этой цели, это – повышение производительности труда.

Интересный материал:  И.В. Сталин "Между социализмом и демократией есть разница"

Рост производительности труда является всеобщим экономическим законом, действующим во всех общественно-экономических формациях. Однако этот закон в различных общественно-экономических формациях действует по-разному. Его действие находится в непосредственной зависимости от господствующих в обществе форм собственности на средства производства, от характера, состояния и целей, которым подчинено производство.

При социализме, в условиях общественной собственности на средства производства, производство подчинено удовлетворению материальных потребностей людей. В этом состоит непосредственная цель производства, его естественное назначение. Важнейшим условием достижения этой цели является закон роста производительности труда. Поэтому в социалистическом обществе этот закон является постоянно действующим стимулом развития производства, так как материальные потребности людей постоянно растут.

Совершенно иначе обстоят дела с целью производства при капитализме. Капиталистическое производство специфически отличается от предшествующих ему частнособственнических рабовладельческого и феодального производств. Это отличие состоит в том, что средства производства и рабочие соединяются не прямо, не непосредственно, как при рабском и феодальном производстве, а опосредованно, путём купли и продажи рабочей силы человека. Как случается, что рабочая сила человека превращается в предмет купли и продажи, т.е. в товар, нас тут не интересует. Это можно узнать из «Капитала» К. Маркса. Тут важно то, что именно превращение рабочей силы в товар изменяет, точнее, видоизменяет цель производства. Капиталисты – собственники средств производства – организуют производство не ради удовлетворения материальных потребностей людей, а для того, чтобы присваивать стоимость материального продукта. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратить внимание на тот простой факт, что производство останавливается не тогда, когда абсолютно удовлетворены потребности людей в материальных продуктах, а тогда, когда капиталисты не могут их продать, т.е. присвоить их стоимость, деньги.

Но – что такое стоимость?

Чтобы изготовить продукт, люди должны затратить определённое количество труда. Труд, затраченный на изготовление продукта, и образует его стоимость; всё, что стоит человеку изготовить продукт, это затрата им своей физической и умственной энергии. Единственным источником стоимости является рабочая сила человека. Как же измерять величину стоимости продукта? Очевидно, количеством труда, затраченного на производство продукта. Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем. Наконец, стоимость создаётся в производстве, но извлекается в торговле в виде денег. Деньги – это меновая форма стоимости.

Итак, купив на свои деньги средства производства и рабочую силу, капиталист начинает производство. Когда продукт готов, капиталист продаёт его.

Какова стоимость изготовленного продукта? На первый взгляд может показаться, что стоимость изготовленного продукта равна сумме денег, которую капиталист потратил на покупку средств производства и рабочей силы. Но производство было бы полной бессмыслицей для капиталиста, если бы у него оказалось бы столько же денег, сколько он потратил на производство продукта. На самом же деле деньги, затраченные капиталистом на производство продукта, после его продажи на рынке, возвращаются к нему с известным приростом. Этот прирост К. Маркс назвал прибавочной стоимостью.

Откуда происходит прибавочная стоимость? Буржуазные экономисты утверждают, будто она происходит из торговли путём продажи продукта выше его стоимости. Такое утверждение несостоятельно. Действительно, если продавцу удаётся продать свой продукт выше его стоимости, скажем, на 10%, то, становясь покупателем, он должен переплатить продавцу те же 10%. Следовательно, то, что выигрывает капиталист как продавец, он теряет как покупатель. Значит, прибавочная стоимость не может возникнуть в торговле.

Где же и каким образом создаётся прибавочная стоимость?

Единственным источником стоимости, следовательно, и прибавочной стоимости, является рабочая сила человека, затраченная на изготовление продукта. Следовательно, прибавочная стоимость создаётся рабочим в процессе производства. Как это происходит? Как и всякий другой товар, рабочая сила продаётся по определённой цене, в основе которой лежит стоимость этого товара. Какова эта стоимость? Чтобы работать, рабочий должен жить, т.е. есть, пить и т.д. Следовательно, стоимость рабочей силы сводится к стоимости жизненно необходимых средств существования. Но, с другой стороны, то обстоятельство, что для поддержания жизни рабочего в течение 24 часов достаточно половины рабочего дня, нисколько не препятствует тому, чтобы рабочий работал целый день. Следовательно, стоимость рабочей силы и стоимость, создаваемая в процессе производства, суть две различные величины.  Капиталист, покупая рабочую силу, имеет в виду это различие стоимости. Способность рабочего производить продукты, есть только необходимое условие, так как для создания стоимости необходимо затратить рабочую силу на производство продукта. Но решающее значение для капиталиста имеет именно то, что рабочая сила обладает особенным свойством – быть источником стоимости, притом большей стоимости, чем имеет она сама. Разница между стоимостью, созданной в процессе производства, и стоимостью рабочей силы – и есть прибавочная стоимость. Короче говоря, получение капиталистом прибавочной стоимости обусловлено тем, что рабочий отработал больше времени, чем требовалось для воспроизводства стоимости его рабочей силы. Прибавочная стоимость, следовательно, есть результат эксплуатации рабочего капиталистом.

Поясним выше сказанное на цифрах. Предположим, что рабочий день длится 8 часов. Допустим, что дневная стоимость рабочей силы воспроизводится за 4 часа труда. Если предположить, что 1 час труда равен 3 долларам, то она будет равняться 12 долларам. Если бы рабочий работал 4 часа в день, то никакой прибавочной стоимости он бы не создал. Но капиталист купил рабочую силу на весь день, и он заставляет рабочего работать в течение целого рабочего дня, который продолжается 8 часов. В течение этих 8 часов рабочий создаёт стоимость, равную 24 доллара, между тем как стоимость его рабочей силы равна 12 долларам. Таким образом, капиталист возвращает себе первоначально авансированную сумму денег с прибылью в 12 долларов, которая ничего не стоит капиталисту, но всё же идёт в его карман.

Для капиталиста производство продуктов является только средством для достижения своей цели. Единственной же целью и движущим мотивом капиталиста является получение прибавочной стоимости, прибыли. Между тем необходимым условием достижения этой цели является опять-таки производство продуктов.

Поэтому в погоне за прибылью капиталист стремится увеличить производство продуктов. Необходимым условием увеличения производства продуктов является повышение производительности труда. Чтобы достигнуть этого, он постоянно совершенствует технику и организацию процесса труда. Высшей ступенью совершенствования техники и организации труда является автоматизация процессов труда, т.е. применение в производстве машин-автоматов – роботов, действующих на основе саморегулирования. Применение роботов в производстве даёт возможность производить продукты в огромных масштабах. Но, с другой стороны, чем больше в производстве применяется роботов, тем больше рабочих вытесняется из производства. А чем больше рабочих вытесняется из производства, тем меньше создаётся прибыли; ведь единственным источником прибыли является рабочая сила человека. Таким образом, роботы, сокращая источник прибыли, или, образно говоря, закапывая источник существования капиталиста, выступают могильщиками капитализма. «Прибыль падает не потому, что рабочего меньше эксплуатируют, а потому, что по сравнению с применяемым капиталом применяется вообще меньше труда.» (К. Маркс, Теории прибавочной стоимости, ч. 3, с. 284).

Конечно, не роботы, в буквальном смысле, уничтожат капитализм. Могильщиком капитализма, как и прежде, является рабочий класс. Роботизация, уменьшая прибыль, обостряет конкурентную борьбу среди капиталистов, в результате которой мелкий и средний бизнес обрекается на полное уничтожение именно потому, что роботизация постоянно сокращает применение рабочей силы во всех сферах экономической деятельности. Поэтому этот класс, под угрозой гибели, вынужден стать на сторону рабочего класса в его борьбе до полного уничтожения капитализма. И в этом залог второй социалистической революции.

Вперёд, навстречу ко второму изданию Великой Октябрьской социалистической революции!

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

Источник.



Просмотров: 47

2+