Развал армии начатый Хрущевым

Автор: | 2019-01-15
Развал армии начатый Хрущевым

Развал армии начатый Хрущевым

14 января 1960 года с трибуны Верховного Совета СССР Хрущев сообщил, что прошедший год войдет в историю как первый год строительства коммунизма в Советском Союзе

После этого он сообщил главную новость — Вооруженные Силы СССР будут сокращены на одну треть. В течение одного-двух лет из армии будет уволено 1 млн 200 тыс. человек.

Эта реформа многим запомнилась, прежде всего, масштабными сокращениями личного состава в армии и на флоте, как вспоминают многочисленные очевидцы того времени «резали как по живому». Еще в 1955-1958 годах, при министре обороны Жукове, Хрущев инициировал первое сокращение Советских Вооруженных сил на треть, а это почти на 2 млн. 140 тысяч (по другим данным на 2млн. 100 тыс.) солдат и офицеров. А в январе 1960 года Верховный Совет СССР без обсуждения утвердил Закон “О новом значительном сокращении Вооруженных сил СССР”. Из армии и флота были уволены до 1 миллиона 300 тысяч (по другим данным на 1млн.200тыс.) солдат и офицеров это почти треть от общей численности всех военнослужащих в СССР к тому времени.

До сих пор не понятно, почему потребовалось проводить столь масштабные мероприятия без всяких расчетов и подготовки, причем в столь короткие сроки? Да, давно уже было ясно, что содержать армию фактически по штатам военного времени СССР дальше больше не мог (на 1 марта 1953г. ВС СССР всего насчитывали 5. 396. 038 чел. (свыше пяти миллионов человек). Да, было понятно и то, что необходима срочная модернизация всей военной машины государства, однако о служивых людях, которых тогда увольняли или, проще говоря, выбрасывали на улицу без пенсий, жилья и работы не особо оказывается, подумали.

Наиболее болезненно проходил самый первый этап сокращений, это когда меньше чем за три года из армии и флота было уволено свыше 2-х млн. человек, огромная цифра, вместе с семьями эти сокращения затронули судьбы миллионов советских людей. Сокращались не только военно-учебные заведения, различные ремонтные, промышленные предприятия, но и самые настоящие развернутые боевые части, и боевые корабли. Вал сплошной демобилизации породил недовольство среди самой преданной и сознательной категории советских граждан, в самом офицерском корпусе. Зачастую многих офицеров увольняли даже без пенсий, были и те, кто с пенсиями, прошли всю войну, однако трудоустроится самостоятельно они так и не смогли.

В ЦК потоком шли сообщения о всей серьезности ситуации с демобилизованными офицерами. Так, например, в июне 1956 г. ЦК КПСС информировал маршал И. Конев, “в Одесской области. . . до сих пор не трудоустроено 329 офицеров, уволенных из армии в прошлом году, из них 120 человек не имеют права на пенсию” Положение не улучшилось и спустя два года.

КГБ сообщал в “инстанцию”, что при перлюстрации писем военнослужащих Забайкальского военного округа только за одну неделю – с 10 по 17 февраля 1958 г. – было выявлено более ста писем офицеров, в которых содержалось осуждение и самого сокращения вооруженных сил, и того, как оно происходило. Вот одно из самых типичных писем: “Уже который раз мы находимся под страхом этих мероприятий, но теперь не миновала нас и эта кампания. Наша дивизия расформируется. Из нашего полка (пока по слухам) останется всего 5 человек, то есть почти все будут уволены в запас… Мы, надо сказать, одеты и обуты, но ты бы посмотрела, как у нас демобилизуются офицеры, у которых по 2-3 детей, ни одежды, ни денег, ничего нет, и увольняют без пенсии, не хватает 1,5-2 лет. Настроение у всех ужасное. Сейчас просто повальная демобилизация. К чему бы это?» (подробнее смотрите здесь).

А газеты, журналы и другие советские СМИ и в те годы, и в 1960-1961 гг. с радостью сообщали, например, о том, как с улыбками уничтожают новейшую военную технику, как солдаты и офицеры с криками “ура” реагировали на сообщения о сокращении армии и т.п.

Для объективности.

С другой стороны руководству страны было понятно, что воевать в современных условиях миллионными армиями и громадинами линкорами время уже прошло, во всем мире полным ходом шла очередная техническая революция. В обиход прочно входил любимый Хрущевым термин – ракетно-ядерный щит. В 1958 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета министров о начале работ по созданию системы противоракетной обороны Москвы А-35 (построена и испытана в 1977 году, в 1978 году принята на вооружение модернизированная система А-35М). Во второй половине 1950-х годов началась разработка первой станции системы предупреждения о ракетном нападении, а в ноябре 1962 года было дано задание создать 10 ее станций. Первый комплекс СПРН поставили на боевое дежурство в 1971 году. В это же время отечественная оборонка приступила к разработке космической системы обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз США. Проводимые преобразования привели к широкому внедрению в войска ЭВМ, автоматизированных систем управления, радиотехнической аппаратуры, новых средств разведки, связи других высокотехнологичных образцов ВВТ.

В правление Хрущева запад, наконец-то прекратил полеты своих разведывательных самолетов над территорией СССР, так как новая советская ПВО показала свою эффективность на практике. Для создания и развертывания перечисленных выше сложных систем были фактически с нуля созданы важнейшие отрасли оборонной промышленности, радиоэлектроники, ракетной техники, автоматизированные системы управления, связи и передачи данных, сформированы сотни лабораторий и конструкторских бюро.

И все же, зачем потребовалось проводить столь масштабные мероприятия, причем единовременно? (13-15 января 1960 года — то есть почти одновременно – было упразднено общесоюзное МВД СССР)

В этот период в нашей стране наблюдался быстрый рост влияния элит большинства союзных республик и их экономически мощных “кланов” в высшем руководстве СССР-КПСС фактически начал подминать под себя общесоюзные структуры. Причем главной, можно сказать, мишенью воздействия этих элит стали прежде всего общесоюзные правоохранительные органы. Чтобы “обезопаситься” на случай расследований всевозможных экономических махинаций и, тем более, антисоветских действий в тех же республиках.

Тем временем, социально-экономическая и, стало быть, внутриполитическая ситуация в СССР в тот период ухудшалась благодаря небезызвестным “хрущевским экспериментам” («целина»; “кукуруза”; начало ликвидации “неперспективных деревень” только в РСФСР; продажа по всему СССР государственных машинно-тракторных станций финансово и технически недееспособным, в большинстве своем, колхозам; рост розничных цен на товары и услуги с конца 1950-х и т.п.). Поэтому хрущевскому руководству требовалась растущая поддержка со стороны национальных (“окраинных”) элит. Они, естественно, понимали ситуацию, потому и требовали взамен стратегических уступок со стороны Кремля. И в первую очередь – роспуска МВД СССР. По имеющимся данным, особенно активно по этому вопросу выступали власти республик Прибалтики, Закавказья и Средней Азии со второй половины 1950-х годов.

Интересный материал:  Освобождение советского рубля от доллара

Более того: руководители тех регионов – члены ЦК и более высокой структуры – Президиума ЦК КПСС прямо или косвенно требовали от Кремля “должной благодарности” за то, что они поддержали хрущевскую группу в 1956-1958 гг. И не только в ее противостоянии со “сталинистами” (Булганин, Молотов, Маленков, Каганович, Сабуров, Шепилов), но и в “победе” хрущевцев над министром обороны Г.К. Жуковым. К тому же именно Хрущев в конце 1958-го заменил Н.А. Булганина на посту председателя Совета министров СССР…

Словом, сочетание экономических и политических обстоятельств оказалось столь мощным фактором влияния, что Кремлю пришлось уступить. То есть, ликвидировать общесоюзное МВД. Характерно, в этой связи, что почти всё досье МВД СССР на многих руководящих и экономических деятелей союзных республик в январе 1960-го было передано не общесоюзному КГБ, а министерствам внутренних дел или КГБ тех же республик…

МВД СССР было воссоздано только 26 июля 1966 года, то есть не сразу с приходом к власти Брежнева и Косыгина…

Но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Потому в начале 1960-х лидеры ряда союзных республик требовали даже упразднения КГБ СССР, хотя до этого не дошло. Не в последнюю очередь – благодаря снятию Хрущева со всех постов в октябре 1964 года. По некоторым данным, именно для публичной демонстрации значимости общесоюзного КГБ в апреле-мае 1963 г. состоялся открытый судебный процесс над арестованным осенью 1962-го американским и британским шпионом Пеньковским.

Что касается одновременного и беспрецедентного сокращения Вооруженных сил – значит, надо было параллельно ослабить и армию.

Эта акция связана, прежде всего, с опасениями Хрущева, что “сталинистская тень” и влияние Жукова в армии, даже несмотря на его отставку, может привести к отставке самого Никиты Сергеевича.
Естественно, что престиж военной профессии с января 1960-го был снова и весьма существенно подорван, особенно политически.

По мнению многих отечественных и зарубежных аналитиков, поддержка тогдашним министром обороны Жуковым лично Хрущева на июньском (1957 г.) пленуме ЦК, “разгромившем” оппонентов Никиты Сергеевича в высшем руководстве СССР, дала понять хрущевцам, что армия и ее полководцы могут эффективно вмешиваться в политическую жизнь страны и партии. Потому и Жуков, и армия в целом стали небезопасны для Хрущева, который смог “избавиться” от Жукова, заменив его своим сторонником – Р.Я. Малиновским. Впрочем, и последний “отблагодарил” Никиту Сергеевича отнюдь не формальным участием в мероприятиях по отставке того же Хрущева в 1964-м…

А новая дискредитация армии готовилось заблаговременно. Еще 27 июля 1959 г. Хрущев подписал постановление Совета Министров СССР о пенсиях военнослужащим и их семьям. Оно вызвало новое недовольство в обществе и армии, ибо военные пенсии сократили, а возможности “выслужить” даже сокращенные военные пенсии – затруднили. По архивным данным, это недовольство выразилось в призывах бастовать, “завалить” ЦК , минобороны и прессу протестами. Власть же ответила тем, что, повторим, 15 января 1960 года Верховный Совет СССР санкционировал сокращение советских Вооруженных сил почти на треть.

Подчеркнем, в этой связи, что ни одна страна мира, не говоря уже о других великих державах, в те годы не сокращала свои войска – ни на собственной территории, ни на зарубежных базах.
Наоборот: численность, оснащение и финансирование зарубежных армий быстро увеличивались. А военно-политическая обстановка в мире ухудшалась. Вот некоторые тому подтверждения: США – принята резолюция конгресса и закон “О порабощенных народах” (1958-1959 гг.), стимулирующие расчленение не только СССР, но и РСФСР; военные столкновения в Тайваньском проливе (между КНР и проамериканским Тайванем) в 1958 г.; наращивание базирования атомного оружия США в Японии, Южной Корее и на Тайване с конца 1950-х; провокационный полёт Пауэрса (У-2) в 1960-м; американская агрессия в Ливане в 1958-м; начало военного присутствия США и наращивание сил в Южном Вьетнаме с конца 1950-х; “Берлинская стена” в 1961-м; “Карибский кризис” в 1962 г.; наконец, быстрое развитие советско-китайской и советско-албанской конфронтации именно с 1960 года.

Тем временем, армия КНР, в отличие от советской, в те годы быстро переоснащалась технически и наращивала свою численность, в том числе вдоль всей границы с СССР – свыше 4 тыс. км (!). Уже в 1964-м Китай испытал атомную бомбу, а советско-китайские отношения быстро ухудшались в основном благодаря лично Хрущеву. Требование же тогдашней “просталинской” Албании к СССР в 1960 г. – вернуть ей военно-морскую базу в албанском южноадриатическом порту Влора (СССР ей пользовался с 1950 года) и неудачная хрущевская попытка ликвидации тогдашнего албанского руководства – едва не привели к советско-албанскому конфликту в 1960-1962 годах.

Между тем, еще в середине 1950-х по инициативе Хрущева СССР “сдал” свои военные базы на северо-востоке Китая, в прибалтийской Финляндии и вывел свои войска из Восточной Австрии. И, своего рода эпилогом такой политики стало упомянутое сокращение советских Вооруженных сил в 1960-1961 годах.

Представляется, что не только “хрущевская боязнь” Жукова и армии в целом – главные мотивы-цели политики хрущевской группы в сфере обороноспособности и безопасности Советского Союза. Такие действия, с учетом пагубного социально-экономического курса и их последствий, означали одно – ускорение разрушения Советского Союза.

Евгений Иванов



Просмотров: 51

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.