Разговор с интеллигентом

Автор: | 2021-01-06
Разговор с интеллигентом

Разговор с интеллигентом

Разговор с интеллигентом

Капитан ОчевидностьПубликуем статью МЛРД “Рабочий Путь”. Статья на наш взгляд весьма показательная. Со многими выводами редакция согласна. Рекомендуем для расширения представления о состоянии различных категорий трудящихся в разных частях света.

Уважаемая редакция «Рабочего пути»!

Пообщался я тут с одним старым добрым знакомым. Он учёный, долгое время работал за границей, в Канаде. Совсем недавно приехал оттуда. Прогрессивных взглядов. Коронавирусную аферу разгадал с первых дней, ещё в январе-феврале. А уж коль скоро разгадал, то и «подыгрывать» обманщикам отказался. Первого числа пишет мне, извиняется, что не поздравил вчера с наступающим – нездоровилось. С его согласия размещаю вам свою с ним переписку от первого января. Мой знакомый сообщил очень интересную информацию о ситуации на Западе, показательную. Причем именно для интеллигенции, у которой головы промыты побольше, чем у рабочих.

***

Итак, вот наша переписка.

«- Вчера, накануне нового года, вызывал неотложку — поплохело. Думал, сердце прихватило. Приехал врач, померил давление, снял ЭКГ. Дал какую-то таблетку, вколол два укола. Сказал, что с сердцем всё в порядке. Много глупостей наговорил, да таких, что уши заворачивались. Разговаривал со мной как с придурком: мягко, вкрадчиво — я начал было с ним по-честному, потом прикусил язык — ну его… Врач намекал на психиатрию, говорил, что нужно химиотерапию для психиатрического фона, иначе, мол, малая психиатрия перерастёт в большую. Приводил себя в пример – мол, он сам с сорока лет на таблетках. И мне всячески советовал, мотивируя тем, что таблетки помогут увидеть лишний пяток чемпионатов мира по футболу (!). Да уж, ну, и мотивация… По мне так век бы их не видеть, лучше самому мячик погонять.))) Чем больше говорил о лекарствах, о необходимости медикаментозной интервенции, тем меньше я ему верил. Он ушёл, я уснул и проспал до утра. Проснулся совершенно разбитый и понял, к участковому за рецептами я не пойду.

— Да, сейчас полная ж… с врачами. Сам что-то стал плохо спать, сердце стучит так, что уснуть не могу. Прямо ерунда какая-то! Пока помогают немного капли пустырника. Попробуйте, может вам тоже полегчает.

— Именно пустырник и попил перед самым приходом врача. Теперь уж не знаю, что помогло: то ли пустырник, то ли уколы с таблеткой врача… Но стал замечать, что сердце начинает стучать всякий раз, когда сталкиваюсь с ситуациями, в которых меня могут запросто обидеть, отказать в обслуживании, урезать права, украсть время. Даже в метро еду, смотрю на людей в масках — не по себе… И эти люди смеют себя считать потомками Зин Портновых и Серёжек Тюлениных! Гордятся подвигами дедов, а сами такую малость – снять маску боятся, хотя все прекрасно знают, что они и нахрен не нужны, и незаконны: просто чтоб не получить замечание от какого-нибудь придурка, коих, если положить руку на сердце — единицы. Тьфу, срамота! Какое-то вонючее объявление «Без маски не входить!» сорвать боятся. Даже со своих подъездов далеко не сразу люди срывают «наглядную агитацию» симулянтов пандемии. Повторю: все знают, что всё это враньё; исключения составляют только сбежавшие из психушки.

На днях в трамвае ехал с сыном, женщина с ребёнком в 5 метрах от меня подозвала кондуктора, пожаловалась, что я без маски. Кондуктор ко мне — мол, наденьте маску, а то люди нервничают. Я говорю, что нет маски. Кондуктор пожала плечами и ушла в другой конец вагона. А это дура с малышом (малыш без маски лет семи) как давай на меня наезжать: «Как вы смееете! Вы что, не слышали?! Немедленно покиньте трамвай! Совести у вас нет — я с ребёнком еду!» — и т.п., целую тираду выдала. Я ей, мол, вы  с ума, что ли, сошли? Едьте себе спокойно, ничто ему не угрожает, вашему дитяте. Совесть моя вполне чиста, а нет её у тех, кто вам всякую ересь про маски дённо и нощно внушает. Никуда я не выйду и маску надевать не буду: я не намерен обслуживать фантазии каждого, кому мерещатся черти у меня на плече.

Эта дура — что с ней стало! — вскочила, давай фотографировать водителя и кондуктора, мол, будет жаловаться. Закончив фотосессию, схватила ребёнка и наутёк из трамвая — чуть не описалась от нетерпения, пока трамвай приближался к остановке. Ушла, трамвай вздохнул с облегчением.

Кстати, без маски далеко не один я ехал – слава богу, уж в наземном-то траспорте у людей хватает ума и смелости не валять дурака. А у меня на сердце неспокойно, настроение испортилось. Задумался, что это было: специально нанятая провокатор или просто дура. В Канаде по весне специально нанятые провокаторы вот с такими претензиями болтались по магазинам, людей задирали, строили из себя психованных, помешанных на коронавирусе. Этих провокаторов нанимали из социальных служб (те же ювенальщики, только вид сбоку).

— Думаю, это не провокаторша. Люди сейчас откровенно сходят с ума из-за всего того, что показывают по телевизору.

— Скорей всего вы правы, и это не провокатор. Но провокаторы тоже были — это факт…

Конечно, здоровье своё я в последнее время ни фига не берегу. Сплю мало, режим сбился на удалёнке, несколько недель подряд спал по часу-два в сутки урывками, готовил статью.

Вчера с этим моим сердечным приступом с чего всё началось? Поехал для тёщи лекарство покупать. Маску надевать, сами понимаете, я принципиально не стал. Слишком много вранья я об этих масках и об этой «пандемии» знаю, чтобы в ней позориться. Лекарство отпускает по рецепту (бесплатно) только одна аптека — в центре города. (Так-то покупай – не хочу – в любой аптеке три упаковочки по 1300 руб каждая.) Надо было туда ехать на метро, а значит, стресс при входе в метро. Ясно дело, что скорее всего пустят, проходят люди, хотя и кордоны стоят по несколько человек фашистов перед турникетами. И даже внизу по перрону расхаживают гоголем – типа патрулируют. Но могут и остановить, разбирайся потом с ними, трать свои нервы, да и все равно время отнимут. Прошёл в итоге спокойно – один из фашистов дёрнулся было в мою сторону: «Масочку не забываем,» — но встретился со мной взглядом и передумал. Я усмехнулся и зашагал через турникет.

Следующий этап — в аптеке без маски — отпустят или не отпустят? В кармане свод законов, уже не впервой, уболтаю – чёрт меня сдвинет с места, если что, но время могут убить, нервы помотать. Нет, в аптеке как раз вообще никто ничего не спросил. Сразу отпустили лекарство.

Обратно на метро – опять через кордон фашистов идти. В центре их больше. Один из фашиков бросился, когда я проходил через турникет, к микрофону в будке: «Напоминаем о необходимости использования средств индивидуальной защиты. Несоблюдение — штраф 4000 руб.». Я повертел пальцем у виска, мол, дурак, что ли? И на эскалатор. В метро отмечаю, больше стало людей вменяемых. Не так много, как хотелось бы, но люди проходят без масок, любо сразу снимают их после прохода турникетов. В основном это мужчины, 30-55 лет, молодые люди 17-20 лет и… пожилые дамы – я говорю о тех, кто вообще без масок, даже на шее не держит их.

На обратном пути ещё карточку ребёнку школьную продлить – кассир встала в позу. Идите, мол, покупайте маску за 10 рублей, трудно вам, что ли? Мне, говорю, не трудно. Мне много чего не трудно. Но не буду – вы обязаны мне выдать, причём не имитатор средства защиты, а средство защиты. И, разумеется, я надену его только после вас: это моё право, а не обязанность. Вам легче обслужить меня. В конце концов, кассир поломалась и сдалась. Но нервы помотала.

В итоге — четыре стресса. Все четыре преодолены. Но вот потом поплохело… Ведь так практически каждый день. Какое же здоровье нужно иметь, чтобы все это выдержать?

Причем, количество стрессов не уменьшится, если даже внешне смириться и все-таки надевать эту проклятую маску там, где ее требуют. Когда понимаешь, что весь этот масочный режим со всей эпидемией — полный маразм, то все равно нервничаешь, ведь, уступая насилию, испытываешь унижение. А это постоянное унижение не может не отразиться на здоровье, на сердечно-сосудистой и нервной системе, как минимум.

Интересный материал:  Возвеличивают предателя и палача

— Да уж… не удивительно. На машине бы своей хотя бы ездить, не пользоваться метро, все меньше стрессов.

— Моя машина в восьми тысячах км от дома.))) Я ведь по сути бросил всё хозяйство, нажитое за полтора десятка лет.

— Тут бросишь… Слышал про Канаду, там говорят, полный маразм. Кто мог подумать, что у властей так мозги набекрень свернутся? Это же в самом страшном сне не приснилось бы, ввиду чрезвычайной его фантастичности.

— Я не жалею, вы не подумайте. Но наживать новое здесь пока не вижу смысла. Да и возможности подуменьшились…

— Уехать планируете?

— Куда? В Канаду? Пока в планах была поездка туда весной — завершить все дела. Жить и работать там нормальному человеку стало невозможно.

Ребёнка я туда, в дурдом, тащить не могу. Жена, как чёрт ладана, боится туда ехать. Если мой приезд туда будет означать домашний арест, ПЦР-тестирование или вакцинирование (хотя бы даже одно из трёх: арест, тестирование или вакцина), я туда не поеду вообще.

На сегодняшний момент от приехавшего потребуют и того, и другого, и практически наверняка третьего. Плюс к тому, туда ещё хрен приедешь — все рейсы через Англию перекрыты.

Если честно, я не представляю, как будет выглядеть постковидный мир, но перезагрузка будет очень серьёзная. И просто так он не возникнет. Только антифашистским, буржуазно-демократическим переворотом. Раньше БД-революции хрен чего поменяется, думаю, будет только хуже. Ведь олигархат такое бабло собирает, просто уму непостижимо! Просто так он от таких прибылей, которые дают все эти миллиарды масок, вакцины, дезсредства и пр., не откажется. Прекратить всё это можно, только сломав ему хребет.

И революция эта явно надвигается. Внешне она, может, не особо видна, но нельзя сказать, что БД-настроения не зреют в обществе. Ещё как зреют! Но, конечно, от них до серьёзного гражданского противостояния ещё пахать и пахать. А от массового гражданского противостояния и неповиновения до соединения его с забастовочным движением тоже пахать и пахать. Нельзя сказать, что эти этапы разнесены во времени на года, но на месяцы точно. Пока народ ещё не набегался с петициями… Хотя, кто его знает. История показывала примеры, когда такие расстояния преодолевались народом в считанные дни. Всяко может повернуться дело.

Что касается Канады, я сейчас ломаю голову, как перетащить оттуда остатки личного архива. Остальное, похоже, придётся выбросить. Его не продать или продать за такие копейки, что лучше не заморачиваться. Даже машина без моего личного присутствия и подготовки не продастся за что-то приемлемое. Тем более, что она к апрелю уже придёт в негодность, и её надо будет приводит в порядок: колёса сдуются, аккумулятор сядет, кое-что подржавеет, масло надо будет сразу менять, все жидкости проверять, тормоза прокачивать, надо будет оплачивать пошлины и техосмотр, которые истекают к весной, иначе на дорогу её не вывести, восстанавливать страховку.

Жилище, оплаченное по апрель, тоже надо восстанавливать: подключать телефон по новой, интернет, провести мелкий ремонт. В условиях ареста это сделать невозможно, к тебе просто не приедет ни одна служба. Под страхом наказания провиант тайком могут доставить знакомые — и всё.

Вполне вероятно, что по приезду сейчас в свой дом и не пустят, а заставят снимать специальную богодельню на две недели, долларов за сто-сто пятьдесят в сутки, в которую будут доставлять еду и совать тебе под дверь, как прокажённому. А раз в день или чаще к тебе будут являться без стука и опрыскивать тебя каким-нибудь дустом, как таракана.

Подумайте сами, насколько надо быть идиотом, чтобы на таких условиях туда ехать.

Ясное дело, что мириться с таким положением я не стану, придётся искать лазейки, но как быстро их удастся найти? В Россию, в свой родной город, я приехал, хотя были похожие угрозы, но дома и стены помогли – никаких изоляций я не соблюдал и ритуальных тестов, якобы обязательных, не сдавал – слава богу, из ума ещё не выжил. А там скрыться некуда особо, да и не совсем понятно, насколько плотно тамошняя фашня собирается отслеживать свои безумные требования.

Но быт — это  еще ладно. Хуже с работой. По университету, где я работал, как сообщают коллеги, пройти невозможно. Он превратился в город-призрак. Изредка перебежит кто-то из корпуса в корпус. Только патруль из внутренней охраны расхаживает, вооружённый до зубов. Масочный режим соблюдается внутри университета постольку-поскольку, хотя под страхом штрафа нельзя без маски. В общем, никто в универ не ходит, кроме ремонтников и охраны: для того чтобы днём прийти в свой кабинет, в лабораторию, нужно сдать ПЦР-тест, запросить/согласовать точное время прибытия-убытия (его могут и не удовлетворить), быть облачённым в маску, на каждой кафедре ОБЯЗАНЫ быть в доступности противочумный халат и прочая биологическая защита самого высокого уровня — надо уметь её надевать, сдать экзамен (это, конечно, формальность).

Учёные, в основном, работают дома, изредка, тишком, по ночам, приходя в свои кабинеты, как это делал я — у меня там висит портативная доска 2,3х1,2 кв.м: у меня привычка производить вычисления, аргументации и т.п. мелом на доске, отойти, посмотреть и подумать, стереть, снова написать, сфотографировать, если понравилось, переписать на бумагу, набить на компьютере — это можно делать либо в кабинете, либо в классной комнате (которые нынче все заперты), и сидеть там в своих кабинетах взаперти, не отвечая на стуки и звонки.

Тем не менее, по университету выпущен циркуляр, что в феврале резко всё возвращается «на круги своя», все лекции в штатном режиме и так далее. Но я в это не верю, и никто не верит. С чего бы это вдруг? Это обман какой-то! Наверняка к этому приплетут обязательный масочный режим, вакцинацию от несуществующего вируса и ещё кучу условий типа разметки территорий и классов для дистанцирования, обустройства санитайзерных зон, тучи всяких запретительных актов средневековой осмысленности, термометрий, закрытие всех столовых и кафеюшников, без которых весь рабочий день не высидеть, и т.п., на которые хрен кто пойдёт. Но это означает, что, возможно, произойдёт серьёзная чистка сотрудников…

У нас на кафедре была своя чайная комната, куда профессора притаскивали с собой завтраки (ланчи), разогревали их в обеденный перерыв, стояли кофемашины, чайники — можно было почаёвничать, обсудить за совместным приёмом пищи какие-то насущные кафедральные дела, научные вопросы. Вдоль стен чайной комнаты висели доски с мелом, стояли стенды со свежими научными журналами. Я прекрасно помню, как с коллегами, в одной руке бутерброд, в другой мел, стояли и выписывали формулы на досках в чайной. Спорили, выясняли, доказывали, уходили из чайной, как с учёного совета. Назначали встречи в чайной. Уборщикам строго-настрого запрещалось стирать формулы с досок в чайной! В аудиториях — да, каждое утро стиралось всё, что не было стёрто, но не в чайной… Но это не совместимо с симуляцией пандемии. Или-или.

В общем, я не представляю, чтобы вот так всё взяло и заработало с такого-то февраля. Фашня время тянет и обещаниями нормализации кормит, усыпляя бдительность, как в прошлом апреле: мол, подождите недельку, а там всё образуется. Хрен там. Самое главное, как всегда, скрывается и будет выдано по факту и вероломно.»

Красавин П.О.

Источник.



Просмотров: 118

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.