Публицист Валентин Симонин: Ленин в сердцах и умах

Автор: | 2020-04-27
2+
Публицист Валентин Симонин: Ленин в сердцах и умах

Публицист Валентин Симонин: Ленин в сердцах и умах

Спустя 96 лет со дня своего ухода из жизни Владимир Ильич Ленин остаётся в рядах патриотов созданного им Советского Союза, которые и в нынешних условиях «обновлённой России» не дрогнули, не сломились, не отказались от борьбы за социализм и коммунизм. И это обстоятельство ещё раз было продемонстрировано советскими людьми в день 150-летия со дня рождения вождя пролетариата 22 апреля 2020 года.

К этой дате готовились многие, в том числе и журналисты «Литературной газеты». На этот день пришёлся выход в свет очередного номера, в котором четверо авторов высказали своё мнение о личности и деятельности Ильича. Кто они? Это историк, педагог, советник ректора МПГУ, автор «Полного курса истории России» в 5 томах Евгений Спицын, политолог, театральный режиссёр, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян известный теле- и радиожурналист, член бюро Союза журналистов Москвы Николай Сванидзе и кандидат исторических наук, публицист и писатель Михаил Любимов. Надо сказать, что редакция к поднимаемой теме подошла весьма осторожно, или, как сейчас говорят, толерантно.

Это важный момент, на который стоит обратить внимание, и вот почему. Напомню, что ещё лет 20 – 25 тому назад в газете, основанной в своё время Александром Пушкиным и восстановленной в Советские годы по инициативе Максима Горького, до прихода на пост главного редактора писателя Юрия Полякова, если о Ленине что-то и печатали, то только злобные по содержанию статьи. За неё было обидно не только мне, её подписчику с 1963 года, но и другим читателям – подписка, а вместе с ней и тиражи стали сокращаться, газета загибалась. Юрий Поляков сменил тональность, авторы «Литературки» стали высказывать разные мнения, вступали друг с другом в полемику, хотя и не всегда прямую. Вот и в этот раз читателю была предложена именно такая дискуссия.

В сущности, в споре столкнулись две «команды», но при этом позиция каждого из участников имеет свои интересные нюансы, «детали», в которых прячутся забавные «отклонения». В этом смысле интересные заявления прозвучали у Сергея Кургиняна и М. Любимова. Статьи обоих авторов напоминают двухполосное шоссе, которое до какой-то определённой точки дороги идет спокойно параллельно, но вдруг резко расходится: вправо и влево. А вот Е. Спицын и Н. Сванидзе без всяких экивоков, с самого начала идут в разных направлениях.

В словах Е. Спицина есть некоторые утверждения, с которыми я бы мог поспорить, однако речь не идёт о принципиальных расхождениях, но лишь об уточнении формулировок, что для этой моей статьи не столь важно. А важно то, что я всецело поддерживаю и разделяю и с удовольствием процитирую.

«Говорить и писать о Ленине можно бесконечно, ибо за всю историю homo sapiens людей столь исполинского масштаба можно сосчитать по пальцам. В нём поражает всё: энциклопедическая образованность, острый ум, задиристая и при этом невероятно аргументированная полемичность, бескомпромиссность в отстаивании того, чем нельзя поступиться, колоссальная работоспособность и настоящая, а не показная любовь к людям труда. Но особая ленинская черта, которую я ценю более всего, – его уникальная способность идти наперекор всему, делать самые невероятные, казалось бы, смертельные, «кульбиты» в теории и политике, которые не раз доказывали его правоту. Правоту не «кабинетного доктринёра», слепо следовавшего марксистским постулатам, а марксиста-диалектика, для которого лишь практика – критерий истины. Примеров тому масса, вспомню некоторые из них.

Апрель 1917 года. Ленин приезжает в революционный Петроград и на фоне всеобщей эйфории произносит свои «Апрельские тезисы». Все просто в шоке от идеи разрыва с Временным правительством, призыва к пролетарскому этапу революции. Шокирован не только первый русский марксист Георгий Плеханов, написавший тогда статью «О тезисах Ленина и о том, почему бред подчас бывает интересен», но и многие лидеры большевистской партии, в том числе Каменев, Ногин, Рыков. Однако Ленин непреклонен, и уже через три недели VII Всероссийская конференция РСДРП(б) принимает ленинский курс «Вся власть Советам!». В том же 1917 году ему ещё не раз придётся быть в меньшинстве, но железная воля, способность убеждать даже самых отпетых пессимистов и паникёров сделали своё дело и привели к победному Октябрю».

Далее автор приводит ряд других примеров, но я цитирование его статьи прекращаю, ибо это означало бы просто перепечатать его статью. Любой читатель сайта KPRF.ru может найти в Интернете или купить в киоске номер «Литературной газеты» от 22 апреля и прочесть эту интересную статью. Я же продолжу свой обзор, перейдя к Н. Сванидзе. Но не ждите от меня, дорогие товарищи, что я буду его цитировать. Позиция этого человека, которого по какой-то иронии или ошибке называют «журналистом», давно всем известна, Ленин для него – «злодей», а все остальные слова лишь вербальный мусор, который из него с лёгкостью полезет, даже если его внезапно ночью разбудить и попросить сказать что-нибудь о Ленине. Сказать о нём что-либо новое невозможно, да и не нужно. Я думаю, что его попросили высказаться только лишь для антуража, чтобы присутствовал, как представитель человечества где-нибудь на местности, хотя бы на огороде.

А вот Сергей Кургинян – это интересно, достойно цитирования.

«Вы спрашиваете, кто такой Ленин? Я в этом вопросе своей позиции никогда не менял. Ленин – основатель Советского государства, сумевшего продлить историческую жизнь народа, развить эту жизнь, придать ей новое качество, сыграть решающую роль в судьбе человечества.

Ленин – это человек, который не сгноил и не разрушил державу, а спас Россию – государство и народ – от национальной гибели. Да и человечество спас от очень и очень многого. От мирового нацистского концлагеря, например. Да и не только… Что можно использовать сегодня из его наследия? Методологию. И – неоголтелую веру в исключительность русской судьбы… Ленина часто называли наследником Герцена – именно Герцена. А Герцен как раз и верил в исключительность русской судьбы. Что является крамолой для стандартного западного марксиста…»

Сергей Ервандович высказал очень близкую мне мысль, но полностью согласиться с ней я всё-таки не могу. Слова Герцена об исключительности «русской судьбы» не могут являться «крамолой для стандартного западного марксиста» хотя бы потому, что сами Маркс и Энгельс обратили своё внимание на развитие революционного процесса в России, которому придавали очень большое значение в деле освободительной борьбы европейского и мирового пролетариата. К тому же Александр Иванович Герцен в конце своей жизни, будучи много лет сторонником перехода России к социализму через крестьянскую общину, обратил своё внимание на борьбу пролетариата, на пролетарский Интернационал. Об этом свидетельствуют четыре его последние письма «К старому товарищу» – Михаилу Бакунину. Владимир Ильич обратил на это внимание, уважаемый Сергей Ервандович, в своей потрясающей статье «Памяти Герцена».

Кстати говоря, С. Кургинян нашёл у Ленина и «ошибки». Это – «и борьба с церковью, и поношение так называемой богдановщины, и превращение достаточно замшелого атеизма в нечто наподобие новой антирелигиозной религиозности – всё это ошибки с далеко идущими последствиями». Уважаемый Сергей Ервандович, это вы ошибаетесь, а не Ильич. С церковью боролись не как с просто сообществом верующих людей, а с частью правящей системы, режима, которая боролась, в том числе и вооружённым путём, против народной власти. При этом похерив известный постулат, который процитирую по памяти – «Нет власти, аще не от Бога». Неужели вам никогда не попадала на глаза изданная перед Великим Октябрём в типографии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры книга С. Нилуса «Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле» или как ещё её называли «Близ есть, при дверех»?

Борьбу против «богдановщины» нельзя назвать «поношением». Это была борьба против так называемого «богостроительства», которой, кроме Богданова, увлёкся ещё и Луначарский в условиях возникновения упаднических настроений в партийных рядах после поражения Первой русской революции 1905 года. Речь шла о спасении партии, укреплении её духа борьбы и рядов, поэтому для Владимира Ильича этот «бой был абсолютно неизбежен», и он его выиграл!

А теперь пришла пора окинуть взором статью последнего автора – М. Любимова. Этот писатель, конечно, тоже противник Ильича, но гораздо тоньше Н. Сванидзе. Действует по известному принципу, то есть «Мягко стелет, да жёстко спать!» Вроде бы он хвалит Ленина, но с некоторым подтекстом. «Февральская революция свалилась на Ленина как снег на голову, о ней он только мечтал. Как многие выдающиеся русские люди». Видите, отнёс Ильича к числу «выдающихся русских людей», но только к тем, которые только лишь «мечтали о февральской революции». Но не дожил бы, ибо «революции можно было бы избежать, если бы царь и его окружение почесались и приняли идею конституционной монархии на английский манер. Но им хотелось править, но не управлять, да ещё они сдуру ввязались в войну».

Интересный материал:  В. И. Ленин. ЗАЯВЛЕНИЕ РЕДАКЦИИ “ИСКРЫ”

К тому же лопоухой оказалась охранка, которая «не считала Ленина главной угрозой, её больше интересовали террористы-эсеры, а не мало кому известная ленинская партия». Между прочим, писатель М. Любимов касается главной «фишки», запущенной в своё время этой самой «лопоухой охранкой». «Получал ли Ленин помощь Берлина? Да, германские денежки поступали через Парвуса на дело партии». Закономерен вопрос к писателю в духе современных российских детективов, которые пишет и сам М. Любимов: «Ты точно это знаешь? За базар отвечаешь?» Но он тут же делает отскок в сторону: «Ильич в свой карман ничего не клал, был абсолютно бескорыстен. Кстати, временный альянс с врагом – обычное дело в политике, вспомним, как Ельцин на трибуне Конгресса клялся в любви к США, выбивая займы». Элегантно, не правда ли? Плюнул в Ленина, спрятавшись за широкой спиной ЕБН.

«Разгон Учредительного собрания – вероятно, главная ошибка Ленина, построение нового общества было для него превыше всяких законов. Правда, неизвестно, как развернулись бы дела в России, выплыла бы она вообще. Наверное, он не раз об этом пожалел, ибо только чудом большевикам удалось удержаться у власти». Ошибаетесь, господин М. Любимов. Вряд ли Владимир Ильич переживал за разгон Учредительного собрания. Его членам предложили проголосовать за прекращение империалистической бойни, они отказались. И на этом их время кончилось, народу они уже не нужны. По свидетельству современников, в годы Гражданской войны Владимир Ильич был абсолютно убеждён в том, что «народ совершил свою революцию, народ её и защитит». И ведь Ленин оказался прав. Это уже давно исторический факт, но писатель М. Любимов, видимо, думает иначе. Ну, и пожалуйста, это его право хоть и до гробовой доски.

Со следующим тезисом писателя М. Любимова вполне можно согласиться, не вступая в полемику. «Октябрь принёс невиданные муки России, но с ним пришла не только новая, отнюдь не идеальная элита, но и всеобщая грамотность, индустриализация, победа над фашизмом и многое другое, вплоть до первого полёта в космос. Наша революция оказала огромное воздействие на весь мир, активизировала международное рабочее движение, заставила власть имущих делиться с «тварями дрожащими» – отсюда рост социально ориентированных государств всеобщего благоденствия. Наша революция дала толчок национально-освободительному движению, покончившему с колониализмом. Ныне всё это по злому умыслу и тупости замалчивается торжествующими «новыми русскими» и их западными покровителями».

Упоминание «новых русских» и их западных покровителей» требует особенного внимания, о котором скажу чуть позже несколько слов, но особенно хочу отметить, что вся концовка статьи носит такой характер, с которым согласиться совершенно невозможно. «Ленин был и остаётся крупнейшей личностью в мировой истории, а бороться с историей бессмысленно. Это не означает, что следует по-советски носиться с культом Ленина, хотя он покрупнее вознесённых до небес Линкольна или Черчилля, не говоря уж о мадам Тэтчер. Со временем достойно перенести прах вождя и всех, кто рядом и внутри Кремлёвской стены, не идти на поводу у любителей устроить бучу в сложный момент жизни страны. Давно пора убрать безвкусные скульптуры, разбросанные по всей стране, сотни улиц его имени, воссоздать музей революции с её вождём Владимиром Лениным. Тут нашим лозунгом должен стать здравый смысл, гордость за нашу великую и трагическую историю».

Так что же мы имеем в конце статьи писателя М. Любимова. Да, уважаемые читатели, писатель снял и отложил в сторону маску и перед нами предстал гробокопатель, мечтающий перерыть Красный Пантеон. В сущности, за этим предложением не «здравый смысл, не гордость за нашу великую державу и трагическую историю» – это своеобразная попытка переписать славную историю Советского народа. Убрать с глаз долой, в музеи и запасники, где потом это будет потихонечку списано в утиль.

А теперь вернусь к словам писателя М. Любимова о «новых русских» и их западных покровителях». Кого он имеет в виду? Ошибётесь, если подумаете, что Сечина и кого-то другого из числа личных друзей президента В. Путина. Нет, речь идёт о тех, кто был при Ельцине: Ходорковском, Березовском, братьях Чёрных и прочих «героях вчерашних дней», которые болтаются в ногах, скажем так, «совсем новых русских», интересы которых, надо полагать, выражает писатель Михаил Любимов.

Кстати говоря, к нему надо более тщательно присмотреться. Перечисляя в начале этой статьи авторов обозреваемой подборки, я специально не упомянул, что кандидат исторических наук, публицист и писатель шпионского жанра Михаил Любимов – советский разведчик, полковник службы внешней разведки в отставке. Признаюсь, что ни одной из его книг я не читал, но поинтересовался у знакомых любителей читать разного рода детективы по вопросу о том, не писал ли он, как пришёл к отрицанию советского образа жизни. Нет, вроде бы об этом он не написал.

Не знаю его биографию, не знаю, есть ли у него дети, к примеру, сын. Но допускаю, что если есть, то однажды «кроха-сын» может подойти к нему и сказать: «Папа, ТАСС уполномочил меня спросить, как же ты решился нарушить клятву советского офицера, защищать до последней капли крови Советскую Родину?»

Некоторое время назад одна верующая женщина, которая живёт в подъезде моего дома и кладёт на лоток для прессы религиозные издания, положила книгу кандидата исторических наук, генерал-лейтенанта Службы внешней разведки Леонида Решетникова «Вернуться в Россию». Она была издана ООО «Духовное преображение» в 2017 году очень внушительным по нынешним временам тиражом в 10 тысяч экземпляров. Так вот в «Прологе» он пишет: «Вернувшись из Югославии домой после окончания загранкомандировки в конце 1983 г., я по службе стал довольно часто соприкасаться с Н.С. Леоновым и Л.В. Шебаршиным. Это были не просто выдающиеся разведчики, но и люди, в своих размышлениях, помыслах, переживаниях далеко выходившие за круг профессиональных задач и проблем. Глубокий аналитический ум, обострённое чувство любви к Отечеству, привели их уже к середине 80-х годов к выводу, что страна, советская система находятся в жесточайшем кризисе, из которого выхода не видно. В своём поиске этого выхода они всё чаще обращались к нашей дореволюционной истории, что, с одной стороны, помогало мне углублять свои знания и понимание процессов XIX – начала XX в. (Л.В. Шебаршин, кстати, был страстным книголюбом и книгочеем, у него всегда было, чем «поживиться»), с другой стороны, и Леонов, и Шебаршин, были для меня своеобразной защитой от нападок приверженцев делу Ленина-Сталина в рядах разведки, для которых мои взгляды во второй половине 80-х годов перестали быть секретом».

Интересное признание, но я прочёл эту книгу, и однако не нашёл того, на что надеялся наткнуться. Он, в сущности, признал, что в недрах СВР были противники советской власти, рассказал о своём приходе к религии и церкви, но, как и писатель М. Любимов, ни слова не произнёс о том, как же всё-таки он решился изменить присяге советского офицера и что при этом чувствовал.

Признаюсь, наконец, что меня этот вопрос с психологической стороны интересует, но не по отношению к писателям М. Любимову и Л. Решетникову, а по отношению к президенту В. Путину. Они-то, как люди пишущие, могли бы об этом рассказать, но президент же у нас человек не пишущий, т.е. не писатель, поэтому и не напишет. Прочесть сможет, но кто ему будет писать? А жалко, как же на эту тему будет писать новый Достоевский?

Валентин Симонин

Источник.



Просмотров: 0

2+