Публицист Александр Трубицын: Как мальчик Саша и мальчик Вова пришествия коммунизма ждали

Автор: | 27.02.2019
Публицист Александр Трубицын: Как мальчик Саша и мальчик Вова пришествия коммунизма ждали

Публицист Александр Трубицын: Как мальчик Саша и мальчик Вова пришествия коммунизма ждали

В своём послании Федеральному Собранию РФ Владимир Владимирович использовал залихватскую такую фразочку: «Мы не должны повторять ошибок прошлых десятилетий и ждать «пришествия коммунизма».

А я вспомнил сразу же школьные годы чудесные, когда был ещё мальчиком Сашей, парк им. Шевченко в Днепропетровске и сатирическо-юмористическую наглядную агитацию вдоль аллей.

На одном из плакатов изображён был толстомордый персонаж с огромной расписной ложкой в руке, лежащий на печи, и под ним стишок о том, что «…нахально требует подобный лежебок, чтоб коммунизм был поднесён на блюде, готовеньким, и в самый краткий срок».

А я «пришествия коммунизма» не ждал. После десятого класса пошёл работать – и не куда-нибудь, а на тот самый «автозавод». Весь Днепропетровск знал, что на «автозаводе» автомобили не делают – там делали ракеты. И скрыть это было никак невозможно – могучий гул ракетных двигателей во время испытаний сотрясал весь город. Но тайна есть тайна, даже если она всем известна, поэтому предприятие – крупнейший в Европе ракетный завод, вслух называли «автозаводом», и только те, кто работал там, знали его другое имя – «почтовый ящик №186».

В шестнадцать лет я впервые переступил порог Восточной проходной, назвал свой номер – 17-33 и солдат (внешний периметр завода охраняли внутренние войска) выдал мне пропуск в жестяной рамке. За двадцать минут я должен был, нигде не задерживаясь, дойти до табельной цеха нестандартного оборудования №57 и опустить пропуск в щель, как у почтового ящика. Обратно на руки я получал его только после окончания смены и сдавал на проходной. Любая задержка на пути от проходной до табельной и обратно фиксировалась и следовала проверка, где, как и почему задержался.

Цех выпускал нестандартное оборудование – т.е. все новые экспериментальные разработки проходили через него.

Учил меня токарному делу отличный специалист – Иван Тимофеевич Шевцов. В середине цеха стояли три новеньких токарных станка 1Е61МТ, салатового цвета, с тёмно-зелёными суконками на передних бабках – чтобы не соскальзывал инструмент, который там лежал. Иван Тимофеевич – токарь экстра-класса, всегда в белом халате, светлой рубашке, при галстуке – и галстук обязательно приколот к рубашке красивой заколкой: техника безопасности!

Начинал я не с нуля: во-первых, в советских школах были уроки труда, где мальчишки изучали, в том числе и устройство токарного станка, во-вторых, в авиамодельном кружке я уже вытачивал коки и колёса для моделей на настольном станочке. Поэтому обучение пошло легко, вскоре уже мне доверяли точить клапана для гидросистем. К работе относился добросовестно, положенный «подростковый час» не использовал, работал наравне со взрослыми. Прошёл отличную школу, на опыте узнал значение слова «надо» – морозной зимней ночью через полгорода и старое кладбище шёл домой, но на столе ОТК лежали сделанные мной болты для бронестекла на манометр высокого давления, значит, утром испытания пойдут по плану и графику.

А когда мне было семнадцать лет и четыре месяца, мне присвоили звание «Ударник коммунистического труда», и это давало право заверять сделанные тобой детали личным клеймом – без ОТК – и нести полную ответственность за их качество.

Одновременно с работой я учился в вечерней школе. Как раз в те годы хитрый и придурковатый Никита Хрущёв запустил разрушительный бред о «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизЬме» (именно так, через мягкий знак, Хрущёв произносил это слово). И в школе ввели предмет «обществоведение», в котором угодливые прохиндеи расписывали хрущёвский карикатурный «коммунизЬм» в смачных подробностях.

Конечно же, я не упускал возможности, как сейчас говорят, «прикалываться» над всей этой глупостью и спорил с бедняжкой-учительницей, которой приходилось нести в массы хрущёвскую чушь.

Мальчишество, конечно, но забавная была ситуация: токарь, самый молодой в истории завода ударник коммунистического труда, просто и неопровержимо доказывает простой учительнице, что не надо ждать «пришествия коммунизЬма».

Коммунизм – идея замечательная и правильная, но Хрущёв испоганил её так, как не удавалось Геббельсу и Черчиллю вместе взятым. Впрочем, Хрущёв сам по себе, коммунизм – сам по себе, не для Хрущёва работали.

Но споры – спорами, а после выпускного сочинения на вольную тему, которое было послано куда-то в ОблОНО и отмечено там, меня пригласили на педсовет и предложили рекомендацию на журфак Днепропетровского университета. По сути – студенческий билет на блюдечке с голубой каёмочкой – ведь родной завод был шефом университета.

Однако отказался я от предложения вежливо и категорически. Ведь получалось, что кто-то будет строить (а не ждать пришествия) коммунизм, а я – бряцать и воспевать на лире чужой труд? Нет, это намного лучше получается у милых дам. И выучился на инженера-электронщика, и работал на совесть, и всё получалось. В общем – самая простая и стандартная биография миллионов тех мальчишек, которые работали на заводах и фабриках, в НИИ и на полях, строя и создавая материальную основу того строя, который должен когда-то потом стать коммунизмом – конечно, не в примитивном хрущёвском варианте.

Но вот какие воспоминания остались о тех временах у мальчика Вовы, ныне президента Владимира Владимировича? Откуда у него эта фраза об ожидании «пришествия коммунизма»?

Учился мальчик Вова в школе №281, спецшколе с химическим уклоном на базе Технологического института. Казалось бы – воплощай идеи того же Хрущёва, который указывал, что «коммунизЬм есть Советская власть плюс химизация всей страны», не жди пришествия – работай, раз Советская власть дала тебе возможность бесплатно учиться, да ещё выбирать специализацию!

Интересный материал:  Послание Путина: «Прививка успокоения» голодным россиянам, которые не верят власти

Но после школы мальчик идёт не в Технологический институт, а в Управление КГБ, где ему советуют получить гуманитарное образование – пойти в юристы.

Нет, я, конечно, понимаю, что юристы очень важны для построения коммунизма, без них как-то никак… Но, может быть это та самая работа, с которой прекрасно справится и женщина? Тут не мешки ворочать, не на химическом производстве вкалывать, не прочность крыла рассчитывать – самое то, чтобы спокойненько «ждать пришествия коммунизма».

Да и в КГБ не только разведкой занимались – и «лучше перебдеть, чем недобдеть», и воспитательные беседы с теми, кто против «коммунизЬма» выступал, анекдоты про Хрущёва рассказывал – это ведь тоже непыльное занятие для «ждущих пришествия»…

Я с большим уважением отношусь к тому, что делает Владимир Владимирович в сфере внешней политики. Я понимаю всю трагедию его одиночества и отсутствия опоры: псевдо- и квазипартия «Единая Россия» – ухудшенный вариант хрущёвско-горбачёвской КПСС. Но, наверное, вот это отсутствие производственного опыта, рабочей закалки, технического мышления и не позволяет достичь таких же успехов во внутреннем развитии России, как во внешней сфере…

И – отсутствие идеи. Ведь даже посмеиваясь над придурковатым Хрущёвым, мы работали для блага страны. А сейчас нам предлагается работать на золотые унитазы для вилл олигархов и серебряные поручни для их яхт…

Кого это вдохновит на трудовые подвиги?

Александр Трубицын

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.