Проклятие свободного рынка

Автор: | 2020-10-07
2+
Проклятие свободного рынка

Проклятие свободного рынка

Проклятие свободного рынка

Наибольший урон от т.н. “пандемии” понесли страны с неолиберальной рыночной моделью. Это видно на примере Африки. Несмотря на богатейшие ресурсы, её страны погружаются в нищету и разрушительные конфликты.

Бедность среди богатства

Пандемия коронавируса сорвала позолоту со лживой картины мира, рисуемой буржуазными идеологами. Легче всего испытание выдержали государства с регулируемой экономикой, в то время как рынок только усугубил кризис. И если капиталистический «центр» имеет «подушку бе-зопасности» в виде накопленных резервов, то периферия оказалась перед лицом катастрофы.

Причина проста. «Свободная рыночная экономика» — предельно жёсткая система, обеспечивающая ограбление развивающихся стран. А чтобы перекачка их богатств проходила без сбоев, никаких преград в виде плановой экономики, социальных гарантий и национально ориентированных элит быть не должно. Это метко выразил В.И. Ленин, писавший о том, «какой разгул наживы, воровства, преступлений, голодных мук для массы рабочих, обогащения немногих пройдох связан с пресловутой «свободой торговли».

Африка — хорошая иллюстрация последствий включения в капиталистическую систему. Попытки избежать этой участи предпринимались в период крушения колониализма, когда ряд стран избрали путь социалистической ориентации. В Мозамбике борьбу с португальскими колонизаторами возглавил Фронт освобождения (ФРЕЛИМО). Несмотря на развязанную Западом гражданскую войну, ему удалось прийти к власти и вывести массы жителей из бедности.

Начатые одновременно с советской перестройкой реформы перечеркнули эти успехи. По требованию западных доноров были сокращены госрасходы, в том числе зарплаты и пособия, приватизированы свыше 800 госпредприятий из 1,2 тысячи. ВВП на душу населения сократился за последующие десять лет с 470 до 160 долл. По индексу человеческого развития Мозамбик занимает 180-е место из 189 стран, менее трети населения имеет доступ к электричеству.

Проводником реформ выступил ФРЕЛИМО. В обмен на отказ от социалистической ориентации и допуск иностранного капитала ему позволили остаться у власти и получить долю в ограблении страны. Большой шум недавно наделал скандал с «секретным займом». Взятые у западных банков свыше 2 млрд долл. были потрачены на покупку элитной недвижимости за рубежом. Участниками аферы оказались семья экс-президента, министр финансов и другие чиновники.

Несколько лет назад на севере Мозамбика были обнаружены месторождения природного газа. По его запасам страна вышла на 14-е место в мире и 3-е в Африке. Разработка богатств отдана иностранным корпорациям: американской «Эксон Мобил», французской «Тоталь», итальянской «Эни», российской «Роснефти» и ряду других. На сегодняшний день объявлено о трёх крупных проектах по добыче и сжижению газа общей стоимостью 60 млрд долл.

Но простому населению это принесло новые страдания. В пользу «инвесторов» отбирают земли и запрещают рыболовство. При общем уровне бедности в 43 процента в трёх северных провинциях этот показатель составляет 53—67 процентов. Свыше половины детей страдают от хронического недоедания, регион оказался в числе рекордсменов по заражению COVID-19.

Следствием стали протесты, в условиях неразвитости классового сознания проходящие под знаменем радикального ислама. Созданная в 2015 году группировка «Ансар аль-Сунна» объявила шариат «противоядием от коррумпированного и антинародного правления». Символично, что восстание происходит в том же районе, где начинал борьбу ФРЕЛИМО, да и лозунги, если отбросить религиозную оболочку, напоминают требования антиколониального движения.

Однако в последнее время мятеж претерпел трансформацию. Появились зарубежные боевики и инструкторы, в конце концов «Ансар аль-Сунна» присягнула на верность «Исламскому государству»*. Изменилась и тактика. Прежде вооружённые преимущественно холодным оружием повстанцы нападали на полицию и представителей власти. Теперь у них есть автоматы и гранатомёты, средства передвижения и единая форма, а действия напоминают ближневосточных джихадистов. Только за первые шесть месяцев этого года они совершили свыше ста атак, убив 450 человек и уничтожив несколько десятков школ.

За отказ переходить на свою сторону боевики расправились с 52 жителями деревни Ситакса. Самым же крупным их успехом стал захват 12 августа портового города Мосимбоа-да-Прая — «опорного пункта» газовых проектов. Под контроль боевиков перешли прибрежные острова и несколько районов провинции Кабу-Делгаду. Боевые действия привели к появлению свыше 250 тыс. беженцев.

Сокращённая и ослабленная за годы неолиберальных реформ армия не может противостоять исламистам и предпочитает вымещать злобу на местных жителях. Хаос усиливает привлечение властями частных военных компаний. Одна из них прибыла из ЮАР, есть информация об участии российской «ЧВК Вагнера». Вдобавок иностранные корпорации пытаются обзавестись собственными «мини-армиями».

Радикализация мятежа наталкивает на мысль о дирижёрах, тем более что произошла она одновременно с проникновением Вашингтона. Экспортно-импортный банк и Международная финансовая корпорация развития США объявили о выделении свыше 6 млрд долл. на проекты по производству сжиженного газа, строительству электростанции и ЛЭП. «Это отличный пример того, как можно обеспечить продвижение продуктов и услуг США, не уступая место Китаю и России», — заявила президент Экспортно-импортного банка Кимберли Рид.

Американская пресса открыто призывает «отвоевать Мозамбик у Пекина». Журнал «Дипломат» напоминает, что страна «изобилует примерами растущего влияния Китая», перечисляя модернизацию столичного аэропорта и морского порта в Бейре, строительство дорог, сельхозпредприятий, центров профессионального обу-чения. В пику проектам, служащим развитию страны, Вашингтон навязывает контракты в колониальном духе. Миллиардные кредиты Мозамбик обязан потратить на закупку оборудования в США. На очереди военное присутствие под предлогом борьбы с ИГ*. Базирующаяся в США организация «Эмнести Интернэшнл» уже призывает к иностранному вмешательству.

Ящик Пандоры

В соседней Южно-Африканской Республике схожая ситуация, хотя страна считается одной из самых развитых на континенте. Как и в Мозамбике, правящая партия — Африканский национальный конгресс (АНК) — прежде стояла на левых и антиимпериалистических позициях. В составе так называемого Трёхстороннего альянса с Южно-Африканской коммунистической партией (ЮАКП) и Конгрессом профсоюзов (КОСАТУ) она боролась с наследием апартеида. Миллионы жителей освободились от клейма «людей второго сорта», получили доступ к образованию и здравоохранению. Но, сохранив положение страны как придатка капиталистической системы, АНК открыл ящик Пандоры. И для самого себя, и для всей страны.

Разложение правящей верхушки достигло кульминации при президенте Джейкобе Зуме. Коррупционные скандалы, в которые были вовлечены он сам и его ближайшее окружение, получили хлёсткое название «захват государства». В критике Зумы объединились оппозиция, партнёры АНК по альянсу и многие члены правящей партии. В 2018 году президент был вынужден уйти в отставку и в настоящее время находится под следствием, фигурируя в 14 уголовных делах.

Преемник Зумы — бывший вице-президент Сирил Рамафоса — к моменту избрания являлся одним из богатейших людей в ЮАР, владея активами в энергетической и банковской системах, управляя сетью ресторанов «Макдоналдс». В бытность членом совета директоров британской корпорации «Лонмин», он требовал подавления забастовки на платиновых рудниках. Это привело к кровавым событиям августа 2012 года, когда были расстреляны 34 шахтёра.

Интересный материал:  В России прошли рождественские богослужения. Много ли пришло помолиться?

Несмотря на обещания Рамафосы очистить госаппарат от коррупции, победить бедность и безработицу, положительных изменений страна не дождалась. Удар по репутации правительства нанёс скандал с банком VBS. С помощью мошеннических схем из него было выведено 130 млн долл., в этом оказались замешаны политики и чиновники. Прежде прибыльные госпредприятия из-за кумовства и хищений приходят в упадок. На грани банкротства находится авиакомпания «Южноафриканские авиалинии». План её реорганизации предусматривает сокращение свыше половины штата.

После начала пандемии страна столкнулась с хищениями средств, выделенных на закупку лекарств и оборудования. Один из таких случаев произошёл в провинции Гаутенг. В признанных несправедливыми тендерах участвовал супруг пресс-секретаря президента Хуселы Дико. Последняя временно отстранена от выполнения обязанностей, а губернатор региона ушёл в отставку.

Подобные инциденты не прибавляют популярности власти. На последних парламентских выборах результат АНК оказался минимальным со времён крушения режима апартеида, на муниципальных выборах 2021 года партия рискует проиграть в ряде регионов. Это вынудило Рамафосу выступить с покаянной речью. По его словам, «паутина коррупции» опутала АНК, подорвала её организационный дух и уважение в обществе. «Мы должны очиститься от коррупции», — призвал он.

Как отметили в Южно-Африканской компартии, заявления президента ничего не стоят без реальных дел, имеющих конкретные сроки выполнения. По словам генерального секретаря ЮАКП Блейда Нзиманде, пандемия усугубила неравенство, а коррупция лишает миллионы граждан средств к существованию. «Это сродни убийству», — подчёркивают в ЮАКП, сообщив, что завышение цен на медицинскую продукцию доходит до 800 процентов. В разоблачении грязных схем в Гаутенге решающую роль сыграло вмешательство коммунистов. А 7 октября в стране пройдёт всеобщая забастовка, организуемая ЮАКП и КОСАТУ. Главным её требованием будет борьба с коррупцией.

Ранее массовые протесты провёл Национальный профсоюз работников образования и здравоохранения, возмущённый отменой повышения зарплаты и острым дефицитом средств индивидуальной защиты. Из-за этого коронавирус поразил почти 30 тыс. медработников, 257 из которых скончались. ЮАР входит в первую десятку стран по COVID-19, на неё приходится половина случаев заражения и смертей в Африке. Меры властей крайне неоднозначны. Введённый запрет на производство и продажу алкоголя и сигарет сократил и без того просевшие налоговые поступления. ВВП снижается четыре квартала подряд, что привело к самой продолжительной и глубокой рецессии за 30 лет. Резко увеличился вывоз капитала, государственный долг приблизился к 80 процентам ВВП. Продолжает расти безработица, ещё до пандемии достигавшая уровня 30 процентов. Среди молодёжи доля тех, кто нигде не учится и не работает, дошла до 42 процентов.

Пособия для потерявших работу составляют всего 350 рандов (1600 руб.), но даже этих крох лишены трудящиеся неформального сектора, составляющие 54 процента рабочей силы. Критику со стороны коммунистов вызвало направление средств на поддержку частного бизнеса, который не спешит выполнять социальные обязательства. О массовых сокращениях объявили алмазодобывающая компания «Де Бирс» и ряд других предприятий.

Заявление ЮАКП, что кризис подтвердил негодность капитализма, реалии страны доказывают великолепно. По индексу Джини, определяющему глубину неравенства, ЮАР находится на первом месте в мире. Богатейшие 10 процентов населения сосредоточили в своих руках 55 процентов всех доходов, 69 процентов стоимости активов и 71 процент национального богатства. Доля беднейшей половины граждан составляет, соответственно, 8, 5 и 4 процента. Сокращавшийся в первое десятилетие после апартеида разрыв затем стал расти. После 2011 года доходы беднейших 10 процентов жителей упали на четверть, в то время как богатейший 1 процент прибавил к своим состояниям 48 процентов.

Получив политические права, чернокожее большинство за исключением кучки элит по-прежнему лишено доступа к национальным богатствам. Уровень бедности среди чёрных составляет 47 процентов, а у белых — менее 1 процента. Но вместо борьбы за смену строя ряд политических сил — прежде всего популистская партия «Борцы за экономическую свободу» — переключают внимание на расовые и этнические вопросы. Это приводит к кровавым эксцессам.

Коммунисты настаивают на изменении всего курса. Выступая против переговоров властей с МВФ, ЮАКП считает, что государство способно само увеличить расходы на образование, жилищные программы, создание рабочих мест, а также ввести, наконец, государственное медицинское страхование. Если этого не произойдёт, партия не видит смысла в существовании Трёхстороннего альянса.

 

Капитан ОчевидностьРешение социальных проблем, конечно же, требует не только активизации экономического роста. Конечно, без увеличения ВВП невозможно укрепить финансовую базу государства, наличие которой позволит повышать благосостояние народа. Однако надо говорить и о других факторах. Прежде всего, важно создать механизм, перераспределяющий национальный доход в пользу общества. Но в условиях насаждаемой «глобализмом» доктрины свободного рынка все поставлено на службу узкого круга лиц. Поскольку финансовые потоки оседают в карманах буржуев, то меньше средств остаётся и на жилищную политику, и на образование, и на здравоохранение. Следовательно, народ оказывается лишённым возможности быть защищённым от распространения опасных болезней. Совершенно неслучайно, что страны с неолиберальной экономикой в наибольшей степени испытали на себе все «прелести», связанные с последствиями пандемии коронавируса. Это касается и стран Африки, и Латинской Америки, и России. В нашей стране мы видим аналогичную картину. Поэтому требование масштабного изменения модели социально-экономического и политического развития является условием выживания народа. Но чтобы это стало реальностью, важно включаться в активную революционную борьбу против эксплуатации человека человеком.

Источник.



Просмотров: 49

2+