Преступление перед природой и людьми

Автор: | 2019-08-29
Преступление перед природой и людьми

Преступление перед природой и людьми

18 августа жители Ленинградской области собрались на митинг «За сохранение побережья Финского залива». Акция прошла в городе Приморске, расположенном на побережье Финского залива в 75 км от Петербурга.

В ней приняли участие несколько сотен горожан и представители соседних населённых пунктов: Ермилово, Балтийское, Карасёвка и других. Число протестовавших немалое для небольшого Приморска с населением немногим больше пяти с половиной тысяч человек. Людей объединило осознание опасности жить в непосредственной близости к новому порту, который планируют построить, невзирая на категорические протесты граждан.

Жизнь в угольной пыли невозможна

Местные обитатели настаивают на том, что стройка Приморского универсально-перегрузочного комплекса приведёт к резкому ухудшению экологической обстановки, что негативно повлияет как на жизнь людей, так и на среду обитания животных, в том числе и редких. Негативные примеры, к сожалению, есть. На противоположном берегу Финского залива, в Лужской Губе, теперь до моря вовсе не добраться: более полутора десятка километров береговой линии занимают причалы порта Усть-Луга. Это крупнейший в европейской части России порт, переваливающий сегодня более 100 млн тонн грузов в год. Всё идёт на экспорт, на Запад.

В непосредственной близости к порту – один из крупнейших в стране железнодорожных узлов. Сотни товарных вагонов в сутки доставляют на 12 действующих терминалов насыпные грузы. И там также порт – это больная тема для местных жителей. Одна из самых острых проблем – угольная пыль. Жители посёлков рядом с портом делятся бедами в социальных сетях и в интервью: «Пыль на подоконниках, мебели, вещах. Зимой выпавший снег за окном на второй день становится серым. Это при том, что раньше, до строительства порта, чище места трудно было себе представить».

Жизнь в угольной пыли – одна из перспектив, вызывающих у местных жителей наибольшие опасения. Ведь начать работу с грузами ООО «Приморский УПК» планирует именно с перевалки угля. После этого в планах фирмы заняться и другими грузами, в частности минеральными удобрениями и зерном. Компания планирует инвестировать в новый порт 90,6 млрд рублей. Уголь на терминале может появиться в конце 2022 года.

Радужные картины

Между тем, несмотря на тревогу жителей, власть и подконтрольные ей средства массовой информации старательно рисуют радужные перспективы: «Порт должен стать крупнейшим в бассейне Финского залива и соответствовать международным экологическим требованиям. Перегрузка в терминалы будет происходить закрытым, безопасным для окружающей среды, способом. Трудиться здесь будут около 4 тысяч человек. В планах – теплоэлектростанция, несколько детских садов и школ, газификация, новые дороги». Такими или схожими текстами пестрят официальные интернет-ресурсы и ленты новостей.

Ещё один убойный аргумент чиновников можно условно назвать так: «всё согласовано на самом верху». Мол, проект строительства порта был одобрен Федеральным агентством морского и речного транспорта и межведомственной комиссией по размещению производственных сил на территории Ленинградской области, включён в стратегию социально-экономического развития региона до 2030 года и в долгосрочную программу развития ФГУП «Росморпорт» до 2020 года. Совместно с федеральным министерством экономического развития и правительством Ленинградской области прорабатывается вопрос организации особой портовой экономической зоны. И так далее, и так далее. Кажется, чем больше министерств и ведомств назовут власти предержащие, тем привлекательнее станет строительство, но жители почему-то упрямо против.

О том, почему население не верит в благоприятные перспективы, рассказала жительница посёлка Озерки Приморского городского поселения Мария Масленникова: «Новый порт будет в 14 раз мощнее, чем существующий, а у нас уже функционируют два терминала «Транснефти», в Высоцке действует угольный терминал, и мы знаем, насколько некомфортной стала жизнь после начала его работы. Угольная пыль отравляет людей. Когда жители стали беспокоиться, тут же в прессе появились публикации – мол, не понимаем своего счастья, что на нас обрушатся крупные инвестиции от порта… Но кто теперь поверит в эти сказки? Двадцать лет назад, когда строился терминал, были точно такие же обещания. И что в итоге? Сейчас в Приморске не работают очистные сооружения, холодная вода не пригодна для питья, горячая вода бывает лишь шесть месяцев в году. А когда бывает, то это идёт обратка из отопительной системы. Она тёмная, грязная. На весь Приморск одна машина «скорой помощи», и если она отправилась на вызов в один край городка, то её можно ждать часами. В случае необходимости полиция приезжает к нам с большой неохотой. Не раз грабили квартиры, взрывали местное отделение Сбербанка. Порт наш переваливает светлые нефтепродукты, но единственная бензоколонка, которая была в Приморске, закрылась, и сейчас жители вынуждены ездить за сорок километров туда и обратно, чтобы заправить машину. Поэтому мы строителям нового порта не верим. Дороги как были разбиты после строительства порта, такими же и остаются».

Попутно с убеждением жителей в том, что они просто не понимают своего грядущего счастья, власти пытаются высмеять немногочисленность митинга и скомпрометировать тех, кто открыто выступает против строительства.

Однако если недовольных так мало, как утверждают провластные СМИ, то почему на общественных слушаниях по вопросу сооружения порта зал Дома культуры посёлка Ермилово не вместил всех желавших присутствовать? Слушания, участие в которых приняли порядка 400 человек, продолжались больше трёх часов под топот, крики и свист: захлопывали оратора – исполнительного директора ООО «Приморский универсально-перегрузочный комплекс» Дмитрия Тёмкина, зачитывавшего презентационные материалы проекта.

Вот только одна из многих историй местных жителей, прозвучавшая на слушаниях. «У нас в Карасёвке порядка 20 семей, переехавших в рамках программы помощи многодетным и малоимущим семьям, – так начала свой рассказ, поднявшись на трибуну, многодетная мать Анна Аникеева. – Есть больные дети, родители которых перебрались сюда, чтобы их ребятишки могли дышать чистым воздухом. Только так они могут выжить. Власти выделили земли, мы построили дома, и вот выясняется, что наши семьи будут зажаты между угольным терминалом и сортировочной станцией. Нас обманули!»

Несмотря на рекламу нового морского перегрузочного комплекса бизнесменов-инвесторов, чиновники вынуждены были зафиксировать в протоколе, что население отрицательно относится к проектной документации, включая материалы оценки влияния порта на окружающую среду.

О природе: и смех и грех

Не дожидаясь общественных слушаний и прочих формальностей, «зачистка» под постройку терминала уже началась. По свидетельству местных жителей, пришедших на митинг, между портом «Транснефть» и посёлком Балтийский появились лесорубы, которые полностью уничтожили лес между посёлком и терминалом, до некоторых домов осталось около 40 метров полоски деревьев. Дороги разбили лесовозы с закрытыми номерами. Уже свершившийся факт: вырубка 265 гектаров леса в районе посёлка Ермилово – первый акт начавшейся драмы. Запланирована вырубка 750 гектаров. И это при том, что сплошная рубка запрещена, при строительстве таких объектов допустима только вырубка просек.

Об экологическом ущербе и других последствиях стройки говорили участники пресс-конференции: «Сплошные рубки в Приморске – преступление перед природой и людьми». На пресс-конференцию были приглашены представители администрации Ленинградской области и ООО «Приморский УПК». Именно для сооружения этого глубоководного универсального морского портового комплекса и начали уничтожать лес. Но никто из них не пришёл. Зато на пресс-конференции выступил эколог, руководитель Независимой экологической лаборатории общественного контроля Сергей Грибалёв. «Вы видите видеосъёмку огромных вырубок, – заявил он. – Уничтожены места обитания редких, краснокнижных животных, местные жители там постоянно видели орлана-белохвоста. Уничтожены места произрастания 21 вида краснокнижных растений Ленинградской области. Я надеюсь, что наш крик разбудит федеральные органы власти. Сюда приедет следственная бригада и начнёт проводить проверки. Считаю, что такое уничтожение леса подходит под статью Уголовного кодекса. Самое страшное, что вырубили буферную зону между наливным портом и домами местных жителей. И любые утечки при перевалке нефтепродуктов пойдут к этим домам. Теперь будут постоянные жалобы на уже работающих портовиков».

Интересный материал:  Десоветизация в Челябинске

Заверения в экологической безопасности будущего терминала вызывают у жителей и экспертов обоснованные сомнения. Их подтвердил анекдотичный случай, ставший известным после обнародования якобы проведённой будущим застройщиком ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду). В данном документе как коренной обитатель лесов вокруг Приморска среди прочих значится муфлон – дикий баран, живущий в высоких горах Корсики и Сардинии, никогда, разумеется, не забегавший в окрестности Приморска.

«Приморск – родина муфлонов» – горькая шутка, мгновенно ставшая популярной среди горожан. Подобная курьёзная ошибка далеко не случайность. По мнению члена Международной коллегии адвокатов Евгения Баклагина – также участника пресс-конференции по проблемам вокруг порта, материалы ОВОС содержат огромное количество ошибок. Это, по мнению эксперта, компиляция, сделанная из ОВОС других портовых сооружений: постоянно упоминается Лужская Губа, взяты какие-то оценки влияния на окружающую среду, но в Краснодарском крае. Почему-то даётся отсылка на Красную книгу того же Краснодарского края. Упоминаются животные, обитающие на Кавказе, которых в Ленинградской области никто никогда не видел.

Затронет Петербург

Недовольны предстоящим строительством терминала и жители окраинных районов Петербурга: Девяткина и Мурина. Здесь последние годы идёт активное строительство многоэтажных жилых домов. «Казалось бы, Приморский УПК – это где-то в Ленобласти и к жителям Мурина и Девяткина не имеет никакого отношения, – рассуждают активисты. – А теперь давайте посмотрим, каким путём доставляют грузы в порт: Мга – Мяглово – Пискарёвка – наше Девяткино – Лосево – Каменногорск – Выборг – Приморск. Теперь изучим проект, согласно которому потребуется не менее 28 составов в день. Уголь будут перевозить ежедневно 15 составами, с удобрениями – по 4 поезда, с зерном – 4. С учётом оборота составов это всё можно удваивать». «Это – экологическая катастрофа! Она коснётся Мурина напрямую, – объясняют активисты. – Соседи, неужели вы не против угольной пыли на окнах, подоконниках, одежде и в ваших лёгких? Надо остановить это строительство!»

Последствия непредсказуемы

«Никто не выступает против экономического развития Ленобласти, – комментирует ситуацию эколог Олег Бодров – председатель Общественного совета Южного берега Финского залива. – Речь о другом. Во-первых, об организации контроля за хозяйственной деятельностью. Во-вторых, об определении экологической ёмкости береговой зоны. Другими словами, нужно понять, где та красная черта, за которой строить новые объекты уже нельзя? Что касается контроля, здесь немало вопросов. Не создана единая служба экомониторинга. Терминалы отчитываются каждый за себя. При этом на некоторых собственная экологическая служба вовсе отсутствует. Такое положение дел нельзя охарактеризовать иначе как очевидное отсутствие заботы о здоровье и экологическом благополучии граждан со стороны бизнеса и органов государственной власти. А пришедшие на берег Финского залива бизнес-гиганты способны даже нечаянным «чихом» нанести серьёзный ущерб среде обитания.

Второй момент: в законодательстве отсутствует практика комплексной экологической оценки. То есть при строительстве каждого нового объекта обнародуется информация о том, чем он будет загрязнять окружающую среду. А вот какой «коктейль» получится при смешении всех выбросов и сбросов, не просчитывает никто. В результате в водных акваториях и атмосфере могут образовываться новые химические соединения, о которых никто и не подозревает. Разве это нормально?»

Одним – прибыли считать, другим – пыль глотать

Не только экологическая, но и экономическая целесообразность строительства терминала ставится под сомнение. Так, например, генеральный директор агентства «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров высказал в СМИ мнение, что в условиях текущей ценовой конъюнктуры рынка угля в Европе и стратегических планов стран Европейского союза по отказу от угольной генерации целесообразность строительства угольного терминала вызывает серьёзные вопросы. «Аналогичная ситуация по контейнерному терминалу мощностью более 2 млн TEU (1 TEU равен 12–20 тонн. – Прим. ред.), который в условиях не более чем 60% загрузки существующих мощностей российских контейнерных терминалов Балтийского бассейна выглядит экономически нецелесообразным, – заявил эксперт. – Терминалы по перевалке минеральных удобрений и зерновой терминал могут быть интересны профильным инвесторам, однако запланированная инфраструктура комплекса для них очевидно избыточна».

Официально проект строительства портового комплекса в Приморске реализуется в рамках стратегии переориентации российских внешнеторговых грузов из морских портов Прибалтики в отечественные. «Это новая точка роста, которая даст возможности как для развития припортовых территорий, так и для переориентации российских экспортных грузов из иностранных портов Прибалтийского региона», – заявил губернатор Ленинградской области Дрозденко.

Однако и чиновники, и бизнесмены умалчивают о том, как боятся негативных последствий от угольных терминалов в той же Прибалтике. Вот цитата с русскоязычного латвийского интернет-портала: «Грязному транзиту конец: терминал на острове Криеву спасёт Ригу от угольной пыли. Планируется, что уголь будет высыпаться в подземных хранилищах, где он автоматически будет сортироваться и по конвейерной линии поступать в хранилище, а дальше на перевалку. Управляющий Рижского свободного порта Ансис Зелтиньш отметил, что новый терминал на острове Криеву построен полностью с нуля. Поэтому там была возможность создать современную и экологичную систему перевалки, в том числе особый 23-метровый забор, который поможет защитить от ветра. Его основная функция – ограничить движение ветра. Не поймать пыль, а ограничить поток ветра, воздуха, чтобы он не поднимал пыль наверх, – объяснил Зелтиньш. – Выгрузка и сортировка угля будут происходить автоматически, предусмотрены разбрызгиватели воды, которые увлажняют уголь, чтобы он не пылил».

Протесты против строительства терминала в районе Приморска порождены не тем, что жители думают только о собственном комфорте или выступают принципиально против развития отечественной инфраструктуры. Проблема заключается в том, что люди не верят в отечественный, по сути антинациональный бизнес, в то, что он будет вкладывать средства в экологическую безопасность побережья Финского залива, и варварская вырубка леса – яркое тому подтверждение. Люди видят в строительстве очередной канал для скорейшей продажи богатств российских недр на экспорт и осознают исходя из своего опыта, что ни копейки из полученных прибылей не будет вложено ни, в частности, в их город, посёлок, регион, ни вообще в их страну.

Автор: Ольга ЯКОВЕНКО, соб. корр. «Правды». г. Санкт-Петербург

Источник.

 



Просмотров: 1