Праздник демократии. Ливия

Автор: | 23.05.2020
1+
Праздник демократии. Ливия

Праздник демократии. Ливия

Современный мир не любит вспоминать, оглядываться назад. И это вполне понятно, если принимать во внимание особенности работы капиталистической системы. А нынешняя медийно-информационная сфера живёт и действует по её законам. Производственный цикл не должен останавливаться, или даже замедляться. Это – упущенная выгода. Шоу маст гоу он! Кроме того и с позиции управляемости, возможности манипулировать массами всегда удобнее и проще, когда они пребывают в состоянии перманентного головокружения. Новости должны бить как молнии, греметь, как громовые разряды – и так же быстро истаивать, сходить со сцены, уступая место другим. Всё новым потокам информации.

Эта статья – не более и не менее, чем напоминание. Автор сразу же сознаётся в преступлении – он, пока есть повод, пытается оседлать волну хайпа. Впрочем, относительного, слабенького. Несколько дней назад в топы и тренды, новостные выпуски и аналитику вдруг опять пробралось слово Ливия. Воска генерала (строго говоря, уже фельдмаршала – правда, самопровозглашенного) Хафтара потерпели поражение в западной части Триполитании неподалёку от границы с Тунисом и оказались вынуждены оставить территорию военно-воздушной базы Аль-Ватия и прилегающего к ней района. В процессе боёв силы Переходного Национального Совета (ПНС) Ливии уничтожили целый ряд – по разным данным до десятка – зенитных ракетно-артиллерийский комплексов Панцирь отечественного производства, что дополнительно подстегнуло интерес со стороны именно российской публики.

А что там вообще происходит? Откуда у Хафтара современные образцы ПВО, сработанные нашей оборонкой? Из России? Нет. Из Арабских Эмиратов – споров на эту тему быть не может, чётким указанием на источник поставки является тягач-основа. Только на версии для ОАЭ у Панцирей это немецкий грузовик фирмы MAN. Но позвольте, а разве вообще экспорт вооружений в Ливию не запрещён решением ООН? И почему там вообще продолжается вооруженный конфликт – ведь давным-давно уже свергли диктатора полковника Каддафи и наступила демократия? Наивные, глупые вопросы – но именно их должен бы был задавать сейчас человек, ориентирующийся на нарратив крупнейших глобальных СМИ.

У нас в стране ситуация несколько лучше, нежели в США и Европе, однако и здесь не следует особенно обольщаться. Ливийские события изредка всплывают, но фрагментировано, бессвязно. Между тем взрывы не прекращают греметь в Северной Африке с 2011 года. 9 долгих лет! Не меньше, чем в Сирии. И не уступает сирийской сложность переплетения интересов вовлечённых прямо или косвенно в происходящее государств. Даже целенаправленно пытающимся разобраться  людям, экспертам крайне трудно выносить однозначные суждения, доискиваться до подоплёки тех или иных событий.

Вот та же история с авиабазой Аль-Ватия. Почему она была потеряна? Из-за резкого увеличения числа задействованных против сил Хафтара в этом районе дронов-беспилотников и опытных боевиков-наёмников. И первые, и вторые – турецкого происхождения. 3 БПЛА «Anka-S», до 10 БПЛА «Байрактар», 800-850 человек вывезено драться на ливийской земле из северной Сирии на счёт денег Анкары. По некоторым данным даже прямо фрегат турецких ВМС нанёс ракетный удар с моря, предваряя атаку. Регулярные части вооруженных сил иностранного государства обстреляли территорию страны – члена ООН без объявления войны.

В случае Сирии, когда подобными вещами балуются США, Израиль и, конечно, всё та же Турция, пускай им не оказывается реального противодействия, но хотя бы следуют дежурные протесты, негодующие окрики. В том числе со стороны МИД РФ. В Ливии нет и этого. По существу страна распалась, она не существует более! Есть две вооруженные группировке, причём и та, и другая являются прямыми агентами коалиций внешних игроков – правительств и даже частных корпораций. В чём разница между ПНС Сарраджа и ЛНА Хафтара? Для простого ливийца она едва ли существует. У них нет доктринальных расхождений в видении будущего Ливии – сомнительно, чтобы они вовсе задумывались о подобных материях. Зато имеются спонсоры, вложения которых надо отрабатывать, а активы – охранять.

Например, помимо турок ПНС покровительствует Италия, а ещё точнее – крупная нефтяная компания ENI. Последняя заключила выгодные соглашения с Сарраджем по добыче сырья на ливийском шельфе, которые Хафтар гарантировать не готов. А значит, он должен получить достаточно чувствительный укол, чтобы стать сговорчивее. В свою очередь на ЛНА делают ставки Франция, Египет, ОАЭ, Греция и наша с вами страна. Это нельзя назвать союзничеством или даже поддержкой. Именно ставки. Порции костей, который подбрасывают псу, дрессируя его. И реакция на ходы других игроков за столом. Сейчас кон за Анкарой, но уже понятно, что скоро последует контрвыпад. В Каире состоялось совещание политического руководства и генерального штаба страны под председательством президента – и вскоре на оставшихся за Хафтаром аэродромах возникли какие-то неизвестно кому принадлежащие самолёты МиГ-29 без опознавательных знаков. ВВС Египта как раз по занятному совпадению располагают четырьмя машинами данного типа. Впрочем, некоторые считают, что всё же скорее тут чувствуется рука русских…

9 лет тянется война. Она не прекращалась, несмотря на следовавшие временами трескучие заявления, ни на день с момента взятия 23 октября 2011 города Сирт и убийства Муаммара Каддафи. Сейчас уже трудно поверить, что в своё время Ливия была одним из лидеров по развитию, темпам роста экономики, качеству жизни среди стран Чёрного континента. Она прочно встала в ряд таких мест, как Сомали, как ДРК – где всё время что-то происходит, бурлит пенится, все это знают где-то на периферии сознания. Но никому нет дела. Таким дырам на карте планеты это как бы даже положено. Когда-то в эпоху классического колониализма преступления, совершаемые эксплуататорами в их заморских провинциях и протекторатах, периодически становились достоянием гласности и широкого обсуждения в метрополии. Та же ДРК – Демократическая Республика Конго – когда-то принадлежала Бельгии, а ещё точнее – персонально её королю Леопольду II. В конце XIX века там сложился один из самых бесчеловечных режимов, близкий по своим методам и формам к будущим практикам нацистов. И мир, хотя и не сразу, узнал об этом, обратил внимание. Возмутился. Своё слово сказали знаменитые писатели, такие как Марк Твен и Артур Конан Дойль – оба они целенаправленно создали первый сатирический памфлет, а второй и вовсе целую книгу, обличающую творимые в Конго преступления. Начиная с 1908 года, когда монарх был вынужден уступить из личного владения огромные земли в Африке государственным структурам, положение, пусть очень медленно, стало улучшаться.

Интересный материал:  В центре Белграда проходит многотысячная акция протеста. Под громкими политическими лозунгами скрываются интересы капитала

Сейчас, при неоколонилизме, сохраняющей формальную, фиктивную, иллюзорную самостоятельность таким как-бы-странам, как нынешняя Ливия, ситуация стала иной. Парадоксально, но при несравненно большей технической доступности информации по сравнению с первым десятилетием XX века, средний гражданин в Италии, или Франции куда хуже осведомлен об интересах своих крупных экономических агентов в Африке, чем в эру колониальных империй. Какие-то далёкие арабы и негры дерутся между собой по ещё более далёким и непонятным поводам. Что нам за дело? А после внезапно оказывается, что при Каддафи Ливия, самодостаточная и успешная, не только сама не являлась поставщиком беженцев и мигрантов в старушку-Европу, но и сдерживала потоки, готовые потечь из центральной, Транссахарской Африки.

В рамках одного этноса и между разными народами машина глобального империализма разделяет – и властвует. Колесо делает оборот за оборотом. Услышим ли мы ещё о Ливии по ТВ? В ближайшее время – едва ли. Через год-два – почти наверняка. Кровь льётся и будет литья на песок, продолжат множиться страдания. И лучшее, что можно сделать теперь, когда всё разрушено до основания, это твёрдо помнить об этом поучительном примере. В 2010 году в Ливии прирост ВВП поставил 2,5%, а средняя продолжительность жизни – 74 года. То и другое – больше чем сейчас в России. Оказалось достаточно лишь небольшой слабины, весьма скромного первоначально числа задействованных участников (600 человек демонстрантов на первом митинге в Бенгази с требованиями освободить арестованного юриста Фатхи Тербиля, про которого все почти сразу забыли), чтобы затем, разыграв по ходам свою заблаговременно спланированную партию, интервенты разнесли независимую страну на клочки. Ливия была весьма достойно по меркам государства второго-третьего эшелона вооружена, имела крупные финансовые активы. Не помогло. Её приговорили и казнили с удовлетворённым “Вау!” в исполнении Хиллари Клинтон, когда ей продемонстрировали кадры зверского линчевания Каддафи.

Мы живём в опасную эру. Буквально пару недель назад вскрылась попытка США запустить подобный же “Праздник демократии” в Венесуэле. Там планировался государственный переворот, группа диверсантов получила задание убить президента Мадуро, заказ был оплачен, работа началась. Отечественному читателю, вероятно, ближе Латинской Америки будет наш по духу и крови Донбасс, где тоже уже много лет вяло тянется убийственное “перемирие”. Пропаганда, что глобальная, что изготовленная для показа на российских голубых экранах, старательно отучает нас от слова солидарность. Между тем, завершая, хотелось бы повторить – да, такая уж тональность у всей статьи, она всё время о чём-то напоминает – одну известную старую цитату. Её приписывают разным авторам, но наиболее каноничная версия говорит о некоем немецком пасторе, попавшем при Гитлере в концентрационный лагерь, который пытался переосмыслить судьбу страны и свою собственную:

Когда нацисты хватали коммунистов, я молчал: я не был коммунистом.
Когда они сажали социал-демократов, я молчал: я не был социал-демократом.
Когда они хватали членов профсоюза, я молчал: я не был членом профсоюза.
Когда они пришли за мной — заступиться за меня было уже некому.

Пресс-служба МГК КПРФ

Мизеров Иван

Источник.



1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.