Постмодернизм — это версия беспомощного «современного» нигилизма

Автор: | 02.07.2020
2+
Постмодернизм - это версия беспомощного

Постмодернизм — это версия беспомощного «современного» нигилизма

Как пресловутые дурни с писаной торбой, носятся нынешние представители маргинальной интеллигенции с идеями постмодернизма. Многие товарищи просят разъяснить, что такое этот “постмодернизм” в расширенном своем толковании, как некая, якобы, “сверхидея” общественных отношений. Находясь на материалистической диалектической платформе, попробуем разобраться в этом вопросе. Итак:

Исторически течение постмодернизма возникает вовсе не сфере общественных отношений, а в градостроительстве. Точнее — в той его сфере, которую называют архитектурными формами. В рамках этой статьи мы не станем углубляться в сущность этого направления в области непосредственно архитектуры, поскольку нынешнее толкование постмодернизма в жизни социума практически не имеет общих видимых пересечений со своим архитектурными “предками”. Но, тем ни менее, рассматривая любой процесс диалектически, необходимо выделить причины, его вызвавшие, проанализировать диалектические переходы рассматриваемого явления и сделать прогностические выводы по поводу того, как это явление трансформируется в дальнейшем.

Следует заметить, что уже достаточно длительное время профессия архитектора претерпела глобальные изменения и выродилась из “АРХИ” — ГЛАВНОГО, строителя, творца, основоположника того или иного проекта в рисовальщика внешних видов, прикрывающих действительный каркас — собственно здание. Нынешние “архитекторы” лишены права вести даже расчеты конструкций. Их этому не учат и, соответственно, их деятельность максимально приближено к тому, что в терминах постмодернизма именуется, как симулякр — т.е. создание видимости, а не сути. Естественно, объективные причины — вырождение профессии из ГЛАВНОГО ТВОРЦА в имитатора, украшателя, “вершителя” видимости, а не сути, создали условия для того, что ряд представителей этой почетной профессии явились родоначальниками “нового” течения — постмодернизма.

Естественно, вырождение профессии архитектора в безответственного рисовальщика, не отвечающего ни за что, ничего не обязанного знать о физическом устройстве  объектов, которые создает, живущего в парадигме “я художник, я так вижу” не является данностью, особенностью или “проявлением внутренней сути”. Причина данного явления в объективных законах развития общественных отношений, трансформирующих любые специализации, специальности и виды работ сообразно текущей реальности.

В более поздние времена, главному строителю — архитектору, необходимо было быть и физиком, и организатором, и дизайнером и высококлассным инженером. Сравнительно недавние времена, например во время проектирования и строительства башни Эйфелем, множеству инженеров, конструкторов, расчетчиков и чертежников нужно было координировать свою работу по созданию и реализации проекта. Руководил всем процессом Эйфель. В его обязанности входило и проверка расчетов расчетчиков, и постановка задачи инженерам, и обеспечение всего процесса финансовыми средствами, и, одновременно, расчетом эпюр нагрузок на несущие элементы и выведением оптимального расхода материалов для них. Результатом такой работы является уникальная инженерная и эстетическая конструкция в центре Парижа. В которой ажурные элементы имеют четко выверенные формы.

Примеров сооружений эпохи, когда архитекторы еще умели считать множество. От красивейших храмов на Руси до грандиозных идей Ле Корбюзье.

Естественно, для для реализации градостроительных проектов по изложенной выше схеме, когда архитектор был по-сути Главным Конструктором, к подготовке и личным качествам Архитектора предъявлялись очень жесткие требования. Отбор временем проходили немногие. Между тем, увеличение потребностей общества в жилых и прочих зданиях, естественно, привело к дальнейшему разделению труда. Вместо уникальных расчетов и индивидуальных проектов, наибольшее распространение получило строительство по проектам типовым, т.е., заранее рассчитанным универсальным. Задача проектировщиков на местах была в т.н. “привязке типового проекта”, т.е. минимальных изменениях. Естественно, построенные по такому принципу сооружения не могли похвастаться разнообразием форм, наличием некой новизны. Роль архитекторов, как АРХИ-СТРОИТЕЛЕЙ — Генеральных Конструкторов  была в большинстве случаев утрачена и свелась изменениями в общественных отношениях к выпуску “отмывок фасадов” и “общих видов планов застройки”. Из профессии “творца и всемогущего Строителя”, профессия архитектора деградировала до рисовальщика отрешенного от реальности. Ведь теперь ему не нужно стало заботиться даже о том, возможно ли реализовать замысел в материальном мире, или только на планшете. Таким образом, основополагающий элемент постмодернизма — замена действительности видимостью был создан объективно изменившимися условиями труда. Это объясняет тот факт, что вначале идеи постмодернизма зарождаются именно в архитектурной среде. Постмодернизм — это реакция вызванная отставанием сознания индивидов задействованных в процессе труда и объективными изменениями условий этого труда. Понятно, что такая деформация сознания происходит исключительно тогда, когда при принятии глобальных управленческих решений не учитываются свойства психики людей, а решение принимается на основании вроде-бы как рациональных посылов.

Состояние общества во многих странах, включая и СССР в период после троцкистского переворота Хрущева в 1952 году имело все предпосылки для проявления  описанного выше дисбаланса. Волюнтаристские решения троцкистов в СССР дали почву для зарождения постмодернистского течения в нашей стране. Основной двигатель, основное свойство постмодернистского идеалистического нигилизма — разрыв между реальностью и внешними формами в СССР стал проявляться в полную силу. Естественно, в капиталистических странах с их системой безразличного отношения к личности и стремлением к выгоде любой ценой, после перехода мировой кап. системы в последнюю свою стадию — империализм, предпосылки для развития постмодернистского бегства от реальности, накопившиеся, привели к деформации массового сознания в сторону иллюзорности, идеалистического и нигилистического восприятия. Наступила эпоха аналогичная средневековому мракобесию — эпоха постмодернизма, как одной из распространенных идеологий.

Повторимся, на примере с вырождением в архитектурной области, откуда берет свое начало постмодернизм, следует сделать вывод о том, что только влияние объективной реальности — бытия, породило этот процесс разложения в сознании многих людей. Только непонимание, незнание, не продуманные действия, направленные на достижение сиюминутных целей без расчета непременных последствий привели к тому, что постмодернизмом, отбрасывающим человечество в доисторический период осознания окружающего мира, оказалось заражено столь большое число людей.

 

В чем же суть постмодернизма с диалектической материалистической точки зрения? Одну из важнейших сторон этого явления мы уже обозначили: суть вещей, равно как и суть событий постмодернисты заменяют симулякром — имитацией, вымыслом, ложной формой. Но этим постмодернизм естественно не ограничивается. Почему? Да по простой причине, если бы это идеалистическое течение ограничилось лишь заменой действительности ее видимостью, обманом, иллюзией, то сорвать маску с такой “философии” было бы элементарно: просто подвести к коробке здания и ткнуть носом, вот мол ваша “архитектура”, г-да! Попробуйте подвесить эти балки и перекрытия в ваших “воздушных сферах”, а после — поговорим. Замените лицедейством реальную жизнь, например, тракториста или пекаря. Понимая “третьим умом” всю нелепость собственного мировоззрения, представители этого течения пошли на ряд уловок. Вот в общих чертах принципы, которые заложены в нынешнее понимание постмодернизма:

  • Так называемый реальный мир по сути иллюзорен.
  • Истина не может быть познана и объяснена однозначно. Она многогранна.
  • Внешний мир не дан нам изначально. Мы сами конструируем его в той или иной степени.
  • Из предыдущего утверждения исходит также и тот вывод, что «конструкций» реальности может быть неограниченное количество и все они равноправны между собой, нет более реальной, более истинной, более объективной конструкции
  • А следовательно и человек не познает мир, а всего лишь интерпретирует его.

Первое утверждение — утверждение об иллюзорности мира полностью и однозначно ставит крест на прагматической применении этой доктрины. Проблема всех идеалистических верований в том, что с практической точки зрения они полностью лишены какого-нибудь смысла. Т.е., любые действия основанные на ложном базисе идеализма напрочь бесполезны.

Второе утверждение — утверждение о “многогранности истины”, если вспомнить первое — об иллюзорности мира, представляет собой оксюморон. Если мир иллюзорен, то истины на самом деле нет, а есть лишь иллюзия. Тут либо придется делать допущение о том, что иллюзия и есть истина, либо отказаться от самого утверждения. Забегая вперед, следует отметить, что в дальнейшем постмодернисты высказываются в пользу того, что иллюзия и есть по их мнению истина. Но если так, то тогда возникает вопрос о многогранности иллюзии. Действительно многогранной, иллюзия могла бы быть только в том случае, если ее производит некое Высшее Существо, обладающее заведомо большим творческим потенциалом, чем наблюдающий продукт — иллюзию, субъект. В классическом виде такое существо именуют термином бог. Но тогда, либо постмодернисты отождествляют себя с богами, что наблюдая за результатами их деятельности не может не вызвать улыбки, либо они не додумали этот аспект своей “теоретической базы”.

Третье утверждение вкупе с предыдущими двумя приводит к четкому пониманию того факта, что высказывающие его, либо страдают рядом серьезных расстройств, заставляющих, как говорится “управлять вселенной не привлекая внимание санитаров”, либо предполагают неограниченные прагматические возможности адептов этой сверхидеи. Результаты таких “возможностей” с прагматической точки зрения не просто не ничтожны, они прямо отрицательны! Деградация всех отраслей человеческой деятельности в ОБЪЕКТИВНОМ, а не вымышленном-киношном мире, тому свидетельство.

Два следующих утверждения — суть развитие предыдущих, ложных и прагматически бесполезных. Таким образом, постмодернизмом является примитивное идеалистически-нигилистическое мировоззрение, воспитанное в среде “носителей идеи” путем воздействия на них изменившихся объективных условий разделения труда, к которые ряд лиц не сумело осознать и изменится должным образом. Постмодернизм — это проявление мелкобуржуазной психологии и результат воздействия на неокрепшие умы ряда мещан факторов, либо капиталистического, либо стремительно скатывающегося в капитализм общества.

Полагать, что постмодернизм — это нечто новое, свойственное только нынешней эпохе — нелепо. Нигилистические и солипсические идеологии были известны весьма давно. И их всплеск вполне прогнозируем в периоды мощных общественно-культурных изменений, как и всплеск прочих идеалистических и религиозных верований и учений. Постмодернисты — это нигилисты XXI века. С той же наивностью и той же практической бесполезностью их веры.

Остановимся кратко на “символах веры” современных нигилистов — постмодернистов. Вот их перечень:

  • Толерантность;
  • Разнотипность;
  • Фрагментарность;
  • Соединение несопоставимого;
  • Многовариантность истолкования;
  • Поверхностность как принцип; 
  • Ирония, пародийность;
  • Плагиат и цитирование;
  • Утрата «я»;
  • Неопределенность.

 

Интересный материал:  Чем полезны и почему вредны «красные» губернаторы и мэры

Толерантность

Толерантность, товарищи — это запрет на табу. Это принятие всего что угодно, лишь бы не было табу. Обратим внимание на такое противоречие: толерантность — это ТАБУ на ТАБУ, т.е. запрет на запрещение. И тот факт, что такого рода запрет тоже оказывается запретом, в мозги “мыслителей” от постмодернистов не помещается.

Разнотипность

Разнотипность — это утверждение о том, что все в мире разное, индивидуальное, не похожее и не сравниваемое. Т.е. в вопросе о познаваемости мира, постмодернисты стоят на прагматически бессмысленном утверждении о его непознаваемости. Опять таки, тот факт, что утверждая постмодернизм, постмодернисты вносят ОДИНАКОВОСТЬ, им напрочь игнорируется

Это продолжение постмодернистского утверждения о непознаваемости мира. По-сути, это признание постмодернистами того факта, что они не умеют понять, как устроен мир и как его изучать. Присутствующая вновь нелепица с утверждением того, что мир, с одной стороны, неодинаков — разрознен, а с другой, утверждения что весь мир ОДИНАКОВ, поскольку имеет единый признак — разрозненности. Такие взаимоисключения и нелепицы типичны для путанной и, мягко говоря, не серьезной “философии” постмодернистских деятелей. Для разрешения этих противоречий, “творческие умы” постмодернистов вводят “новый” принцип:

Соединение несопоставимого

Соединение несопоставимого — это сочетание, с одной стороны, парадоксальных утверждений, вроде “если а истинно, то а — ложно”, а с другой — попытка ответа на вопросы вроде “крокодил более зеленый, или более длинный”.  Тот факт, что таким образом происходит увод от любой практической полезности деятельности, людей пребывающих в постмодернистском абсурде вовсе не смущает.

Многовариантность истолкования

Многовариантность истолкования — это утверждение о “многогранности истины” — т.е. о невозможности сколько нибудь приблизиться к пониманию того, как на самом деле устроен мир. Понятно, что такое утверждение сводится к тезису “работай, не работай — все едино”.

Поверхностность как принцип

Поверхностность как принцип вытекает из предыдущего заблуждения. Действительно, если к истине приблизиться из-за ее многовариантности нельзя, то нет смысла и в глубоком изучении любой дисциплины. Изучение дисциплины постмодернисты заменяют мечтательством и беспочвенным фантазированием.

Ирония, пародийность

Ирония, пародийность — защитные реакции на окружающих постмодернистов людей, видящих их никчемность. Прячась за иронические позы, пародируя с насмешкой, адепты нигилизма мысленно возвеличивают себя над окружающими. Но все эти позы, вся ирония — суть лишь защита непонимающих ничего людей, заблудившихся в собственном мудрствовании. Напомним, что источником постмодернизма, является психическая неготовность ряда людей к изменениям в обществе, вместо борьбы избравшим трусливый путь отрицания очевидного.

Плагиат и цитирование

Плагиат и цитирование — это методы, которыми вынуждены пользоваться люди, поверхностно знающие предмет. Это то свойство, которое органически вытекает из поверхностности, как принципа. Но именно это свойство делает современных постмодернистов такими узнаваемыми на фоне всей плеяды нигилистов известных с незапамятных времен.

Утрата «я»

Утрата «я» — это отрицание возможности самопознания человека. Убеждение в том, что основное, важное, ценное НЕПРЕМЕННО ускользает не только от самопознания, но и от познания другого. Отказ, утрата “я”  — это декларируемое все безразличие. По-сути, это декларация отказа от личности. Переход в сумеречное без оценочное состояние древнего существа, еще не наделенного признаками разумности.

Неопределенность

Неопределенность — следствие антисистемности, следствие уверенности в непознаваемости мира, многовариантности истолкования и соединения несопоставимого. Нарушая законы логики, адепты постмодернизма оказываются в ловушке неопределенности, незначимости, бесцельности.

Получив такую картину, описывающую постмодернизм, возникает вопрос: а как эту ситуацию исправить. Как бороться с проявлениями постмодернистской западни? Ответ на этот вопрос таков: только БЫТИЕ определяет сознание. Нет и не может быть никаких методов “борьбы” с постмодернизмом, пока не изменятся объективные явления в мире. Пока общество находится в состоянии капиталистического гнета, пока превалирует мещанское восприятие мира, пока разрыв между интересами личности и интересами декларируемыми в обществе будут иметь столь явный разрыв, никакой борьбой с постмодернизмом эту моду на профанацию не победить. Как только в стране будут созданы условия для продуктивного творчества, результаты которого станут востребованы народом, мода на постмодернизм развеется без следа, как развеялась мода на футуристов и прочих “странных людей”. Возможно, некоторые единицы творчества постмодернистов и переживут своих авторов, как пережили древнегреческие ночные горшки и грубые амфоры своих гончаров, но особого следа эпоха постмодернизма, вероятнее всего не оставит. Поэтому, товарищи, бороться с постмодернизмом в настоящее время нелепо. Не с постмодернизмом — хромотой следует бороться, а с капиталистической идеологией, этот постмодернизм породившей. Пока в стране будет править свой кровавый бал буржуазное иго, ни для человека труда, ни для творческой интеллигенции действительного места не будет. Будет лишь показуха и бутафория.

Поэтому, товарищи. вместо отвлечения от борьбы на занятия со всякими нигилистическими течениями, следует сплотиться в сильный кулак и нанести им сокрушительный удар по основе всех бед — капитализму. А постмодернисты, клерикалы и проч. — это те массы, которые чаще всего не носители идеи, а модницы, следующие за толпой таких же как они “любителей шмоток”. Изменится бытие — сменится и мода. Вот тогда и следует вести просветительскую и воспитательную работу в кругах бывших адептов не пойми чего. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



2+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.