Почему он остаётся нашим

Автор: | 13.12.2019
Почему он остаётся нашим

Почему он остаётся нашим

Доктор философских наук, профессор, автор книги «Наш Сталин» Василий ТУЕВ в диалоге с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Интерес к делам и личности И.В. Сталина огромен, причём он продолжает расти. Свидетельством этого может служить и такой факт: по некоторым подсчётам, за последние три десятилетия в среднем ежемесячно выходит новая книга об эпохальном советском вожде.

Разумеется, книги очень разные, и отличаются они не только талантом, компетентностью авторов, но в первую очередь — их позицией. Условно говоря, все эти издания можно поделить на те, которые за Сталина, и другие, которые категорически против. Между ними идёт яростная идеологическая борьба.

Передо мной сейчас прекрасно изданный к сталинскому юбилею весомый том, вызывающий искреннюю радость. Книга называется «Наш Сталин», она вышла недавно в Иркутске при поддержке КПРФ, и ей, без сомнений, предстоит сыграть значительную роль в дальнейшей борьбе за утверждение сталинской правды.

С профессором Василием Афанасьевичем Туевым, автором этого труда, я познакомился почти десять лет назад. К тому времени он уже больше десяти лет руководил Иркутским историко-культурным обществом «Наш Сталин», которое основал в 2000 году. Затем появился в этом сибирском городе Музей И.В. Сталина — тоже результат его инициативы. Тогда же вышло из печати и первое исследование Туева на сталинскую тему — «Сталин против врагов народа».

Помню, прочитав его с большим интересом, я спросил автора:

— Не собираетесь продолжить эту работу?

— Уже продолжаю, — был ответ.

За прошедшие годы я убедился, с какой серьёзностью, глубиной и увлечённостью относится Василий Афанасьевич к труду, который стал главным делом его жизни. Знакомство с вышедшей книгой это подтвердило. Вместе с тем появились вопросы к автору, и я подумал: наверное, разговор с ним может быть интересен для читателей нашей газеты.

Одна из актуальнейших тем сегодня

— Прежде всего, Василий Афанасьевич, поздравляю с таким впечатляющим изданием. Много лет назад, когда я первый раз беседовал с вами в Иркутске и вы сказали о своём замысле, мне подумалось: ох, за нелёгкую задачу берётся человек!

— Да, я работал над книгой долго: от замысла до его полиграфического исполнения минуло более 20 лет. Первоначальный план не однажды претерпел изменения. Это был многолетний опыт осмысления личности нашего великого советского вождя. Ведь я опубликовал многие десятки научных и публицистических статей о Сталине, участвовал в большом количестве дискуссий на сталинскую тему — в научных, а также молодёжных, студенческих аудиториях. Всё это давало новую и новую пищу для размышлений.

— А всё-таки что побудило взяться за столь объёмную книгу о Сталине? Тем более, помню, уже тогда, при первой нашей встрече, вы сами с удовлетворением говорили, что, к счастью, вышло немало хороших книг на эту тему.

— Это так. Но ведь и масштаб личности Сталина грандиозен, её глубины поистине неисчерпаемы. А масштаб его деяний! При этом и личность, и деяния, и вообще всё с ним связанное в течение десятилетий были подвергнуты чудовищным фальсификациям и поистине звериной травле. Они продолжаются. Необходимость им противостоять, активно бороться с ложью и утверждать правду о Сталине — вот что стало главными стимулами к этой моей работе.

— Скажу вам, на мой взгляд, она достойно вливается в Сталиниану, созданную за последние годы. Что из неё выделяете для себя?

— Наверное, в первую очередь работы Геннадия Зюганова и Юрия Емельянова с его фундаментальной дилогией «Сталин. Путь к власти» и «Сталин. На вершине власти». Из более молодых — Игоря Пыхалова. С интересом всегда читаю Юрия Жукова, хотя далеко не во всём с ним согласен. Привлекают также книги Владимира Суходеева, Сергея Кремлёва. Остро и убедительно бьёт антисталинистов блестящий публицист Владимир Бушин. И, конечно, огромное спасибо Ричарду Косолапову за его подвижническую деятельность по изданию сталинских трудов.

А ещё хочу от души поблагодарить «Правду», на страницах которой тема Сталина присутствует постоянно.

— В основном именно из правдинских публикаций сложилась очень интересная книга нашего политического обозревателя профессора Виктора Трушкова «Сталин как теоретик», вышедшая совсем недавно.

— Это важнейший аспект изучения сталинского наследия!

— В связи с этим давайте подчеркнём следующее: так называемая державная идея вне классового подхода — это не Сталин. Нельзя забывать, как бывает, к сожалению, что он был учеником Ленина и продолжателем ленинского дела, был коммунистом и возглавлял Коммунистическую партию. Вот Виктор Васильевич Трушков в своей книге убедительно показывает, что недопустимо отделять сталинское теоретическое наследие от марксизма-ленинизма или даже противопоставлять ему.

— Поскольку образ, действия и мысли Сталина по-прежнему всячески искажаются, разоблачение лжи и утверждение правды о нём остаются приоритетной задачей. Но самое время сказать и о том, что наша борьба предыдущих лет не была напрасной. Так, многие злонамеренные выдумки, которые ещё сравнительно недавно имели широчайшее хождение, теперь уже не звучат. Потому что неопровержимо доказано: это — абсолютное враньё!

Напомню некоторые: «Сталин — агент царской охранки»; «Сталин — убийца Кирова»; «Сталин после начала войны впал в прострацию и на десять дней полностью отстранился от руководства»…

— А между тем он все эти дни и ночи с исключительным напряжением работал! Что доказано документально, скрупулёзно, в том числе на страницах «Правды». Мы напечатали в нескольких номерах интереснейшее исследование военного историка Анатолия Сергиенко об этом. Ложь, тянувшаяся от печально знаменитого хрущёвского доклада «о культе личности», такими доскональными работами окончательно перечёркнута!

— Действительно, подобные фейки, говоря современным языком, ныне стало просто неприлично употреблять. Вот и поблёкли наши идеологические и политические оппоненты — все эти Сванидзе, Млечин, Радзинский и прочие. Часто они теперь имеют прямо-таки жалкий вид.

А уже около 70 процентов населения страны, согласно опросам, относятся к Сталину с уважением и симпатией, многие — с любовью. Хотя во имя Правды нам ещё работать и работать…

Размышляя над феноменом народной любви

— Обратимся к вашей книге. В чём, по мнению автора, её основное своеобразие? Чем продиктовано такое название: «Наш Сталин»? «Наш» — это чей?

— Народный.

— Всего народа?

— В ту великую эпоху — абсолютного большинства. Ведь нашим называют того, кто дорог и близок, как родной человек. Сталин и был таким в представлении миллионов людей. У меня есть личные впечатления на сей счёт, их никто не опровергнет.

— Вы ведь родились в сталинское время?

— В январе 1941-го. Когда Сталин умер, мне было 12 лет. Моя малая родина — Кировская область, деревня под названием Бобыльщина. Родители были колхозники. Прекрасно помню, как они, да и все вокруг относились к Сталину, как много он значил для них. И уже тогда у меня в сознании возникало особое понятие: народный вождь. Конечно, это был Ленин, а затем — он, Сталин…

— Как продолжатель ленинского дела?

— Да. И он действительно был для народа своим, родным, «нашим» — это непреложный факт. Как раз поэтому не вызывает никакого удивления, а даже наоборот, кажется вполне понятной та памятная для нашего поколения великая скорбь в связи с его кончиной. Плакала вся страна, людские потоки со всех городов и весей хлынули в столицу, чтобы проводить его в последний путь. Писатель Аркадий Первенцев потом напишет: «Слёзы текли из миллионов глаз, ими можно было наполнить реки».

— Я был тогда уже студентом МГУ, всё это видел и чувствовал, тоже могу подтвердить…

— Ну вот, согласитесь: это же свидетельство не только уважения к вождю и преклонения перед его гениальностью. Это был девятый вал народной любви. Вот я и решил исследовать её истоки, подойти к безграничной сталинской теме именно с этой стороны, дополнив название книги ещё и подзаголовком: «Духовный феномен великой эпохи».

— Какое значение, на ваш взгляд, это имеет сегодня?

— Уверен, огромное! Сегодня, после десятилетий тотального очернения образа Сталина, его идей и деяний, когда, преодолевая горы клеветы, он возвращается в умы и сердца миллионов, исключительно важно, чтобы сталинское имя вновь стало для трудового народа ярким символом борьбы и побед. Не только прошлых, но и будущих.

Символ всегда обращён и к разуму, и к социальным чувствам людей. Именно в прежнем качестве — как любимый отец советского народа, создатель и вождь великой народной державы — Сталин должен стать знаменем борьбы за социалистическое будущее страны. А это значит, что нам сегодня очень нужен «наш Сталин». Нам надо окончательно смести мусор с памяти о нём.

Соответствие великой цели

— В своей книге вы убедительно раскрываете, что столь необычная любовь народа к Сталину возникла отнюдь не случайно. Однако и далеко не сразу. Она возрастала по мере того, как он предъявлял народу свои дела. Было среди них немало мер, вынужденных конкретикой времени, какие ныне принято называть непопулярными. Но партия, которой он руководил, постоянно предпринимала огромные усилия, чтобы доносить до людей: всё, что делается, — для их блага. И жизнь затем это подтверждала…

— Безусловно, стержнем деятельности Сталина, как и возглавленной им Коммунистической партии, был коренной принцип: «Благо трудового народа — высший закон». Во имя этого под руководством Ленина была совершена Великая Октябрьская социалистическая революция. Сталин был активнейшим её участником, а когда Ленина не стало, ему выпало руководить решением грандиозной задачи — впервые в мировой истории построить социализм, причём в отдельно взятой стране.

— Ленинский курс на социалистическую революцию в России уже предполагал это.

— Да, но разожжённая врагами Октября, внутренними и внешними, Гражданская война не позволила Ильичу сразу же вплотную взяться за развёрнутое социалистическое строительство. Были сделаны лишь самые первые шаги. А Сталин, опираясь на ленинские идеи, вырабатывает прорывной стратегический замысел решения этой задачи, соединивший революционный марксизм и универсалии русской культуры.

И мы знаем: претворение в жизнь этого социального проекта, освящённого многовековыми чаяниями народных масс, увенчалось появлением первого на Земле «царства справедливости».

— Когда я представляю масштаб колоссальных свершений, осуществлённых в нашей стране за такой короткий срок, невольно думаю о гениальности тех, кому мы обязаны разработкой теории научного коммунизма и практической её реализацией. Это же как повезло рабочему классу и всем трудящимся мира, что их духовными светочами и реальными вождями стали настоящие титаны мысли и действия! Воистину великие — Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин…

— Вполне соответствующие как личности той великой цели, служению которой посвятили всю свою жизнь: борьбе за народное счастье.

Не для себя, не ради власти

— Сопоставляя жизнь и труды гениев, проложивших человечеству путь к справедливости, видишь общее у всех и, пожалуй, главное. Не для себя, не ради власти как таковой были все их неимоверные усилия! Это — у каждого из них. И, как ярко показано в книге вашей, — безусловно, у Сталина. Если приступить к характеристике его личности, что вам представляется здесь наиболее значимым?

— Отметим прежде всего, что он был необычайно талантлив. И талант его был многогранным, едва ли не универсальным. В ранней юности он был поэтом, потом стал теоретиком — философом, экономистом, историком… Всемирную же известность и необъятное величие он обретает в политической деятельности. В эпоху социальных потрясений, когда происходит становление его личности, он осваивает роль профессионального революционера. Появляется возможность воссоздания российской семьи народов — он строит новое многонациональное государство. Возникает необходимость отстаивать идею построения социализма — он становится партийным идеологом, публицистом, трибуном. Встаёт задача превращения России в индустриальную державу — он выдвигает дерзновенную экономическую программу и руководит хозяйством страны. Вспыхивает грозовое зарево вселенского пожара — он действует как военный стратег. Приходит время утверждать за столом переговоров победы, достигнутые на полях сражений, — он принимает на себя обязанности дипломата. И везде — неукротимая воля к достижению цели и стальная твёрдость характера, везде — высший уровень интеллекта и творческой проницательности, везде — гениальность.

Интересный материал:  Дмитрий Новиков о росте авторитета И.В. Сталина среди российского народа

— Вы ищете жизненные истоки, подарившие миру этот неповторимый духовный феномен. Интересно читать у вас о том, что обусловлено в его появлении особенностями воспитания Сталина и обстоятельствами становления в ранней юности. Согласен с вашей оценкой его стихов…

— Да, это факт известный, но, на мой взгляд, недооценённый — поэтическое творчество юного Иосифа Джугашвили. В его стихах — почти во всех до единого — превалируют гражданские чувства. Это же не случайно: напряжённость высоких гражданских чувств, выраженная в его поэтическом творчестве, не была лишь кратковременным душевным всплеском — она стала впечатляющим прологом великой жизни Иосифа Сталина. Обретённая в ранней молодости и выраженная в его поэзии устремлённость души к высшим ценностям духа станет пламенным мотором той величавой жизни-поэмы, которая заставит взволнованно биться сотни миллионов сердец во всём мире.

— Острое чувство царящей несправедливости пронизывает эти стихи. Прямо-таки кожей ощущаешь, насколько больно их автору. И понимаешь, почему он не мог остаться в стороне от борьбы за иное положение бедных, униженных и оскорблённых. Овладевает им то, о чём читаем у Лермонтова:

Он знал одной лишь думы

власть,

Одну — но пламенную

страсть.

— И это, можно сказать, на всю жизнь! Потому что цельность характера сталинского, при всей многогранности его дарований, — поразительна.

Ещё один исток, существенно отразившийся на его личности, относится, как это ни парадоксально, к семинарским годам. Тогда складывается его склонность к серьёзным размышлениям о научных и общественных проблемах, происходит интенсивное формирование научных взглядов и социальных воззрений, о чём свидетельствует постоянное и активное участие в спорах с товарищами по этим проблемам.

Здесь же вырабатывался и один из основных методов его личностного совершенствования, который потом сделает Сталина энциклопедически образованным человеком. Это самообразование путём систематического чтения. Рассказывают, как в то время он прочитывал книги прямо в лавке под видом их просмотра, как организовывал совместное с товарищами переписывание книг, взятых ненадолго и за небольшую плату. С тех пор книги стали надёжными его друзьями и помощниками. Тоже на всю жизнь.

— А какова роль семейного воспитания?

— Отмечу аскетизм быта, родительское трудолюбие и уважение к духовной деятельности. Значимым для Иосифа стало и тесное соприкосновение с ценностями русской народной культуры.

Далее судьба профессионального революционера не только выковывала в его характере такие черты, как мужество, стойкость, воля к достижению цели, самообладание, выдержка, но и обогащала бесценным жизненным опытом, всё более сближая с трудовым людом. Всё это решающим образом скажется на его политической деятельности. Без этого он не мог бы стать вождём русского народа и всех народов, населявших Россию и причастных к русской национальной культуре.

Его дочь Светлана вспоминала: «Отец полюбил Россию очень сильно и глубоко, на всю жизнь. Я не знаю ни одного грузина, который настолько бы забыл свои национальные черты и настолько сильно полюбил бы всё русское. Ещё в Сибири отец полюбил Россию по-настоящему: и людей, и язык, и природу… У него навсегда сохранилась эта любовь». Ценнейшее свидетельство: я считаю, что без этой любви не могло быть ни построенного под его руководством советского социализма, ни созданной на этом пути великой народной державы.

Самая высокая миссия

— Вождь народа — это особая историческая миссия. Соответствовать такому предназначению можно, только обладая особыми личностными качествами. Естественно, Сталин прежде всего мыслитель и государственный деятель, и результаты его деяний были видны всем. К концу его жизни на огромных пространствах земного шара по-сталински думали и жили сотни миллионов людей. Это было достигнуто народной борьбой и народным трудом, однако роль Сталина тогда признавалась во всём мире. Вы согласны?

— Конечно. Масштаб замыслов и деяний человека в решающей степени определяется уровнем его интеллекта и глубиной мышления, волевыми качествами и другими свойствами его характера, но в особенности — направленностью его жизненных устремлений. Безусловно, великие исторические свершения осуществляются действиями народных масс. Но когда перед обществом встают особо сложные проблемы, требующие прорывных решений и действий, возрастает роль лидера. Требуется человек особой породы, обладающий необычайной умственной энергетикой, концентрацией воли, решительностью, целеустремлённостью. Да много чем! Поэтому так важно для понимания той героической эпохи, которая вошла в нашу историю как сталинская, представить себе «портрет» личности Сталина, воссоздающий его образ, вбирающий в себя особенности его интеллекта, черты его характера и идейно-нравственные основания его действий и поступков.

— Понятно, что Сталин обладал гениальным интеллектом.

— Да, такие его слагаемые, как прекрасная память, разносторонняя образованность и эрудиция, помноженные на уникальный опыт революционной деятельности, а в дальнейшем — партийного, государственного, военного руководства, сделали его человеком широчайшего кругозора и своеобразной, оригинальной культуры мышления, что находило повседневное проявление в общении с самыми разными людьми, в диалогах и беседах, которые ему приходилось с ними вести. Собеседников, как правило, очаровывали и глубина его мысли, и простота её выражения, и изощрённый юмор.

Действие его интеллекта охватывало миллионы людей, слушавших сталинские речи, читавших его произведения. Краткие, броские и ёмкие лозунги поднимали народ на великие трудовые и ратные подвиги. Разве что-нибудь может быть выше этого критерия эффективности речи? Его слово было поистине золотым. Константин Симонов писал: «Он мало говорил, много делал, много встречался по делам с людьми, редко давал интервью, редко выступал и достиг того, что каждое его слово взвешивалось и ценилось не только у нас, но и во всём мире».

Он обладал необыкновенной способностью предвидеть развёртывание сложнейших исторических событий и заранее оценивать отдалённые последствия своих политических решений. Он как бы пронизывал грядущее своим взглядом. Отметим хотя бы факт, ныне широко известный: за десять лет до вражеского нападения на нашу страну он предсказал время его с изумительной точностью.

Он находил взвешенное и точное решение там, где многие оказывались беспомощными и капитулировали перед опасностью. Чехословацкий президент Э. Бенеш после переговоров в Москве характеризовал Сталина как «человека, сдержанного в речах, но твёрдого в намерениях, имеющего в отношении каждой из европейских проблем свою собственную мысль, скрытую, но вполне определённую».

— У вас в книге немало высочайших оценок, которые давали Сталину видные деятели разных стран.

— Из таких оценок можно толстую книгу составить. Вот Черчилль в своих мемуарах о Второй мировой войне приводит очень характерный пример. Когда они впервые встретились в августе 1942 года, он изложил «русскому диктатору» секретный план операции «Торч» в Северной Африке. Сталин так быстро схватил суть ранее не- знакомой для него проблемы, что это привело Черчилля в истинное восхищение: «Очень немногие из живущих людей могли бы в несколько минут понять соображения, над которыми мы так настойчиво бились на протяжении ряда месяцев. Он всё это оценил молниеносно».

В конечном же счёте факты и оценки, которыми мы располагаем, позволяют думать, что сталинский интеллект представлял собой некий редкостный психологический феномен. Это было замечательное соединение логики, глубины мышления и интуиции с превосходной памятью и энциклопедичностью знаний, сочетание способности к мгновенной «расшифровке» смысла той или иной проблемы с умением ясно и точно сформулировать своё отношение к ней. Образуемое тем самым сложное системное качество психических процессов порождало особую потенциальную энергию сталинского интеллекта, придавало ему необыкновенную силу и проницательность, делало его активным, мобильным, действенным.

— Но только интеллектуальных способностей, даже самых выдающихся, вождю недостаточно.

— Разумеется. Принятие прорывных, судьбоносных политических решений и проведение их в жизнь предполагает не только их продуманность и осмысленность. Здесь, помимо знаний и ума, нужен характер: воля, мужество, решительность, внутренняя собранность, настойчивость и — в то же время — выдержка, осторожность, взвешенность. Без этих черт характера Сталин, при всей энциклопедичности его знаний и необыкновенных качествах интеллекта, не мог бы состояться как великий государственный деятель. В сердцах многих — близких людей, соратников и подчинённых, производственников и военных, учёных и деятелей культуры — всех, кому приходилось с ним встречаться, запечатлелся сталинский образ как простого и обаятельного, добросердечного и заботливого человека, внимательного и остроумного собеседника.

Словом, обладая внутренней собранностью, он не был неким мыслящим роботом: ему был присущ весь комплекс человеческих эмоций, ярких и нередко противоречивых. При всей его обычной сдержанности он мог вспылить, мог не сдержать раздражения и гнева. И всё-таки типичным для него было стремление подавить в себе вспышку гнева и скрыть своё возмущение. Он мог иногда потерять самообладание, но никакой эмоциональный срыв, случившийся с ним, не решал чью-либо судьбу. В нём в конечном счёте всегда побеждал разум. А ценил в людях он превыше всего именно правдивость, искренность и прямоту, смелость и глубину суждений. Если человек сделал ошибку, но готов её исправить, Сталин не терял доверия к этому человеку, он помогал ему.

— Сложность и многомерность внутреннего мира Сталина раскрыта вами в книге, на мой взгляд, интересно и достаточно разносторонне.

— Подчеркнём, однако, ещё раз важнейшее: чётко выраженную направленность всех его сознательных устремлений на достижение основной жизненной цели, следование тому самому главному принципу: «Благо трудового народа — высший закон». Он всегда мыслями и делами был со своим народом.

Всё у него подчинялось одной неизменной жизненной доминанте. Ею было служение интересам народа. Ради этого он отдавал всего себя. Когда Г.К. Жуков стал отказываться от предложенной ему должности заместителя Верховного Главнокомандующего на том основании, что они «не сойдутся характерами», Сталин, объяснив ему смысл своего предложения, заметил: «А что касается наших характеров — давайте подчиним их интересам Родины». В служении народу, Советской Родине был заключён весь смысл его жизни.

Но эта целеустремлённость обусловила и другую черту его характера. Он мог простить и прощал многое, однако никогда и никому не прощал сознательный вред, наносимый нашему народу, нашей стране. И за предательство, за измену Родине — карал беспощадно. Вопреки интересам народа он не действовал никогда и не позволял этого другим. Именно там, где дело касалось этих интересов, Сталин был твёрд, как гранит.

— В письмах, которые получает редакция «Правды», нередко бывают всевозможные вопросы о Сталине. Думаю, и после этой нашей беседы появятся читательские вопросы. С учётом их вы согласны потом продолжить наш разговор?

— Конечно. Готов в любое время.

Виктор КОЖЕМЯКО

Источник.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.