Плацебократия

Автор: | 2020-10-25
1+
Плацебократия

Плацебократия

Плацебократия

Образованный читатель, вероятно, сам без проблем припомнит значение вынесенного в заголовок медицинского термина. У не столь памятливого оно всё равно могло оказаться на слуху в последнее время в связи со страстями по коронавирусу. При испытании вакцины, да и вообще любого медицинского препарата плацебо непременно используется. Таблетка, пилюля, или состав в шприце, который выглядит абсолютно идентично подлиннику, но на самом деле – пустышка. Получающая плацебо группа является контрольной – если ключевые показатели в ней такие же, как и в остальных, то эксперимент провален, новинка не работает и проверку не прошла. Ключевая вещь здесь – это информированность.

Только медики должны знать, где подлинник, а где подделка, а подопытные обязаны оставаться в неведении. Не мудрено, что подобный расклад заинтересовал и психологов. А что если пустышки будут у всех групп? Как станет реагировать и описывать своё состояние, человек, убеждённый, что принял чудодейственное лекарство, а в реальности получивший маленький кусочек крашеного сахара вперемешку с мелом? Первые же психологические эксперименты такого рода дали потрясающий – и в то же время вполне предсказуемый для тех, кто знает историю, результат. Люди чувствовали себя лучше. Иногда – на самом деле: самовнушение – великая вещь, убедившие себя, что боли не будет, буддистские монахи могут с улыбкой на лице засунуть и вытащить руку из чана с крутым кипятком. Однако в подавляющем большинстве случаев люди уверовали в совершенно фантомные позитивные перемены. Разные формы и окраска для одного и того же бессмысленного и бесполезного состава – пожалуйста, пациент охотно и подробно расскажет вам о разнице в ощущениях и последствиях их приёма. Немыслимое количество вариантов восприятия абсолютно идентичной пустоты…

К чему это пространное отступление? Мы – коммунисты, охотно и абсолютно по делу критикуем правящий в нашей стране режим. Гнусных черт в нём масса, выбирай любую: чванство управленцев, при этом в большинстве случаев некомпетентных и непрофессиональных, непомерная жадность, произвол и лицемерие, описывающее систему и нашу с вами изуродованную ею жизнь в духе победных реляций. Но принципиально важно помнить и подчёркивать, что это не особенности одной только нашей страны. Не следствие некой особенной родовой травмы, полученной в ходе нашей в самом деле непростой истории, не характерная черта народа, не рок и не проклятье. Это типично для капитализма. В большей или меньшей степени, с поправками на те или иные конкретные социально-экономические условия, место в иерархии мирового разделения труда глобального империализма.

Либеральная оппозиция очень любит порассуждать о том, что в России де буржуазная формация «неправильная». То ли из-за мины, подложенной Лениным, и проклятущего совка, то ли просто народ не тот, рожею не вышли отечественные маслята против европейских трюфелей. Рабский менталитет, быдло-с. Левый фланг по понятным причинам страдает подобным социал-шовинизмом не в пример реже, однако случается, особенно на волне какой-нибудь неудачи в работе, нет-нет, да и проскользнут знакомые нотки. Трусы, мол, все кругом, приспособленцы, не желают, подлецы, бороться с кровавым режимом – одни мы тут Д’Артаньяны храбрые стоим при шпаге и в мушкетёрском плаще. Вы вот посмотрите на страны Евросоюза, да даже на те же Соединённые Штаты с недавних пор – вот там народ протестовать умеет, не даёт себя унижать.

Именно такие мысли, подобного рода суждения есть первый шаг к поддержке – бездумной, но упертой, как и все добросовестные заблуждения – очередных майданщиков, шатающих новый постсоветский автократический режим, чтобы заменить его олигархической семибоярщиной с отчётливым привкусом неоколонилизма. Кто-то потом притормаживает. Других заносит дальше, вплоть до попыток оправдывать совсем уже не таящихся компрадоров на внешнем финансовом подсосе. Характернейший пример – НЕХТА, флагман неудавшейся бело-красно-белой «революции гидности». Не единожды уже натыкался на такого примерно плана суждения: Путин пытается, пользуясь ситуацией, теснее интегрировать Белоруссию с Россией, нарастить своё влияние – ай-яй-яй, каков негодяй, хочет заграбастать в свои и дружков-подельников руки сохранённую Лукашенко госсобственность. Польша и Литва, финансирующие лидеров оппозиции… А что они? Если прижать, то со скрипом обычно признаётся, что да, это тоже страны капиталистические, которые ведут прагматическую политику и либо преследуют собственную выгоду, либо обслуживают интересы более крупной рыбы (с чёрно-красно-желтым, или звёздно-полосатым окрасом). Но Россия всё равно хуже.

А почему, собственно? В определённых кругах принято подсмеиваться над декларируемой руководством КПРФ уже не первый год опасностью русофобии. Между тем вот она, наглядно. Не обязательно в окончательной форме полной смердяковщины с «кабы нас тогда покорили эти самые французы» и «пили бы баварское». Есть много болеет тонких и от того гораздо более опасных изводов. Сформировавшаяся в современной РФ социально-экономическая и общественно политическая структура с точки зрения марксиста, защитника рабочего класса, негодная и преступная, вновь это подчеркнём. Но не уникальная, совсем наоборот. Более явные, или частично скрытые формы диктатуры капитала различаются только по тем методам, которые окажутся более эффективным при борьбе с этим злом. Базис идентичен. Где то не стесняясь, нахраписто и даже гордо пропишут себе 146% за единственную и неповторимую партию власти. А в других местах обратятся к обкатанному в медицине методу. Плацебо. Разноцветные фантики, не содержащие внутри – вот же досада – никакой конфеты. Исключительное богатство выбора между минимально отличающимися друг от друга вариантами, а по существу – по разному раскрашенными щупальцами одного и того же мимикрирующего спрута. Когда всё того же Путина критикуют с позиций буржуазной демократии, мне становится смешно – и в то же время хочется спорить. Потому что это дорога не туда.

3 ноября произойдёт событие, которого не без тревоги ожидает весь мир – страна, претендующая на роль мирового гегемона, самопровозглашённый лидер человечества, будет избирать себе президента. Речь, конечно же, о США. Байден или Трамп? Трамп или Байден!?  Накал страстей огромен, гудит Твиттер, срывают голоса телевизионные говорящие головы на ток-шоу от Вашингтона и до самых до окраин, вплоть до наших с вами отечественных палестин.  Разоблачение преступлений, совершенных одним кандидатом. Список уже совершенных и ещё только запланированных ошибок и глупостей другого. Во всей этой свистопляске с корпоративной цензурой, уличным насилием и замершими, как кролик перед удавом, «лидерами» таких государств, как нынешняя Украина, как-то оказывается в тени очевидный на самом деле факт. Более чем трёхсотмиллионная страна с мощной экономикой и вооруженными силами, поучающая всё остальное человечество что такое есть свобода с демократией и с чем их едят, оказалась поставлена перед двумя одинаково плохими альтернативами. А других вариантов просто нет. Вот вам наполовину выживший из ума старик, сидящий в верхушке политического истеблишмента больше лет, чем многие потенциальные избиратели живут на свете, который на пару с сыном отмывал деньги в обращенной в американский протекторат Незалежной, снимая генерального прокурора, чтобы не мешался под ногами. Или эпатажный олигарх с манией величия, во время правления которого рассказы наследников незабвенной Джен Псаки о «непредсказуемой русской политике» стали звучать как особая форма самоиронии, и лозунгами как у комиксного суперзлодея. Ну что, как? Ещё не выбрали?

Интересный материал:  Не допустим Армянский сценарий для ДНР!

И опять же, это не «ну тупые американцы» по Задорнову – всё это именно так и работает. Возьмём Европу. Франция, страна великой Революции и проходящей через века традиции ценить свободу и драться за неё, если придётся. Возьмём трёх последних президентов – Николя Саркози, Франсуа Олланд и Эммануэль Макрон.  Все получили свой пост в точном соответствии с буквой и духом буржуазной демократии. И что же? До карикатурности невзрачные и бездарные личности с изрядными амбициями, которые так и просятся в персонажи какой-нибудь комедии, вроде тех, в которых некогда блистательно играл Луи де Фюнес. У всех троих история правления – это последовательное и неуклонное падение рейтингов, которое начиналось почти немедленно после инаугурации и шло от плохого к ещё худшему. Каждый доводил народ до ручки в такой степени, что получал свой примерный аналог «желтых жилетов», каждый шёл им на частичные показные уступки, каждый затем, по мере затухания бури, отказывался от сути ранее озвученных обещаний. Их хватает ровно на один срок на вершине, после чего они проваливаются в аид, в политическое небытие. Но тут же появляется некто новый – такой же. Пересечём Ла-Манш. Вся Британия смеялась над Терезой Мей с её безумными попытками заболтать и потопить в море бюрократии смысл принятого народом решения о выходе из ЕС,  рисовала на неё карикатуры, чтобы теперь иметь Бориса Джонсона, над которым потешаются так же и по ровно тем же причинам, кроме разве внешности.

Публичная политика всегда содержала в себе элемент шоу, но на современном этапе развития капитализма она имеет ясную тенденцию к тому, чтобы выродиться в него совершенно. Возвращаясь к грядущим выборам в США, любой желающий может оценить уровень дискуссии Трампа и Байдена – достаточно только доступа к Ютубу и сносного знания английского. Вы испытаете подлинный испанский стыд, потому что больше всего происходящее напоминает школьную перепалку с переводом стрелок и банальными обзывательствами. Трамп даже придумал для конкурента обидное прозвище Сонный Джо, которое не стесняется озвучивать на публике. Надо сказать, не без оснований – господин Байден иногда немного «зависает», а не так давно затруднился точно ответить, на какой же именно пост он претендует, заявив по старой памяти, что баллотируется в сенат.

Процесс измельчания лидеров, резко интенсифицировавшийся на Западе после окончания Холодной войны, когда противостояние советскому проекту требовало куда как более выдающихся качеств для управленцев ведущих капстран, теперь виден невооруженным взглядом. Оно и понятно, ведь реальная альтернатива временно исчезла. Центр Кембриджского университета по изучению демократии несколько дней назад представил масштабное исследование об отношении к демократии среди разных поколений. В нём приняли участие респонденты из множества регионов мира, включая не только развитые страны, но также государства Африки и Латинской Америки. Это позволило выявить подлинно всеобщий характер одной знаковой тенденции: среди так называемых миллениалов – самого молодого политического поколения, родившегося в 1981-1996 и вошедшего во взрослую жизнь в начале нового тысячелетия, наименьшее доверие к демократии. Их удовлетворённость – менее 50%, т.е. недовольство испытывает большинство. Авторы опроса делают из этого вывод об опасности популизма в политике и разводят по этому поводу многоумную демагогию (будто бы политический популизм родился только что ни вчера). Мы же сформулируем итог иначе: беспощадная статистика свидетельствует о кризисе модели буржуазной демократии. Что за этим последует? Куда повернёт человечество? К упрощению надстройки и появлению вновь, как то было, допустим, в первой половине XX века, всё большего количества открытых диктатур? К окончательному превращению избирательного процесса в карнавал, где действо как таковое станет полностью превалировать над содержанием, опираясь на хайп, флешмоб и сетевой маркетинг (не зря ведь говорили, что некогда Трампу победу принесло умение пользоваться в своих целях интернет-мемами)? Или всё же наступит пора для действительных перемен? Увидим. Выбирать – нам.

Мизеров Иван

Источник.



Просмотров: 50

1+