Пенсионная реформа: Мог ли Путин заставить платить олигархов?

Автор: | 22.05.2019
Пенсионная реформа: Мог ли Путин заставить платить олигархов?

Пенсионная реформа: Мог ли Путин заставить платить олигархов?

Глава Сбербанка Герман Греф заявил, что не хотел бы жить в стране, в которой «командуют олигархи». По его словам, в России с 2000-х годов «была проделана большая хирургическая работа по отстранению олигархов от власти».

«Был период, когда олигархи были значительно сильнее правительства», — сказал Греф в эфире передачи «Действующие лица с Наилей Аскер-заде» на телеканале «Россия 1».

Он отметил, что государство должно заниматься своим делом, а предприниматели — своим. По словам Грефа, в начале своей деятельности он столкнулся с олигархами в «полный рост».

«Проблема — когда олигархи приходят к власти, и проблема — когда государство начинает заниматься предпринимательством», — подчеркнул глава Сбербанка.

Из слов Грефа выходит, что олигархи в России — после «хирургической работы» Владимира Путина — если и остались, то ничего не решают.

Ранее еще более категорично высказался по теме пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Фразу „российские олигархи“ считаю неуместной. В России их нет», — объявил он журналистам.

Хочется, конечно, искренне верить, что в 2000-х сверхбогатых удалили из российского общества, как раковую опухоль. Но почему-то американский журнал Forbes не верит. И упорно, из года в год, включает в списки долларовых миллиардеров примерно сотню россиян.

Вот и в 2019-м Forbes сообщил, что есть «хорошие новости». Впервые с 2011 года в России появились бизнесмены, чье состояние превышает $ 20 млрд. Таковых обнаружилось целых пять человек.

На первом месте оказался основной акционер «Новатэка» и «Сибура» Леонид Михельсон с $ 24 млрд. Он уже был богатейшим бизнесменом страны в 2016—2017 годах. В глобальном рейтинге Forbes Михельсон поднялся за год с 64-го на 32-е место. Второе место занял Владимир Лисин с $ 21,3 млрд. Замыкает тройку лидеров президент «Лукойла» Вагит Алекперов — его состояние Forbes оценил в $ 20,7 млрд.

Заметим, «плохая новость» Forbes — в мировом рейтинге долларовых миллиардеров-2019 оказалось «всего» 98 россиян. Это меньше, чем в прошлом году, когда в России было 106 долларовых миллиардеров.

Неизвестно, как называть этих господ в терминологии Дмитрия Пескова. Возможно, бизнес-партнерами власти. Но простым гражданам без разницы тонкости терминологии. Были одни олигархи — пришли «просто богатые люди». Были члены «семибанкирщины» Борис БерезовскийВладимир Гусинский и Александр Смоленский — пришли Олег Дерипаска и братья Ротенберги.

Людей волнует не терминология, а возможность нормально жить сегодня и завтра, волнует справедливое распределение материальных благ. А что мы видим? Двадцать лет назад был дефолт, который случился из-за действий власти и ударил, прежде всего, по рядовым гражданам. Прежние же олигархи со своими миллиардами спокойно перебрались на ПМЖ — кто в Лондон, кто в Израиль.

А сегодня по гражданам ударила пенсионная реформа. Из-за повышения пенсионного возраста, по оценкам экспертов, власть недоплатит каждому будущему пенсионеру 56 из тех 103 зарплат, которые человек в течение жизни перечисляет в ПРФ себе на пенсию. Эти 56 зарплат — примерно 1 млн. рублей на человека — останутся благодаря реформе в Пенсионном фонде.

И возникает вопрос: могла ли власть провести пенсионную реформу за счет нынешнего олигархата, как его ни называй, а не за счет народа?

— Вопрос пенсионной реформы — это вопрос перераспределения между трудом и капиталом примерно 2% ВВП, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Проблема в том, что в России налоговая система, а также система социально-страховых взносов построены в пользу богатых.

Нормальная же система взносов на социальную защиту устроена так. Пока доходы гражданина низкие, он платит плоский подоходный налог, плюс для него действует плоская шкала страховых взносов. Если же доходы значительно превышают средние по стране, идет регресс социальных страховых взносов — их ставки снижаются. Но одновременно, что чрезвычайно важно, растут ставки подоходного налога.

У нас же ситуация иная. Если человек зарабатывает до 1,1 млн. рублей в год — он платит в казну с этих доходов 40% (НДФЛ и страховые взносы). Если он, будучи менеджером, зарабатывает своим управленческим трудом несколько миллионов рублей в год — или десятков миллионов рублей — его суммарные выплаты бюджету стремятся к 27%. Если же гражданин зарабатывает миллиарды рублей в виде дивидендов, он платит в казну 30%.

А если он разместит свои миллиарды в банковские инструменты — например, в депозиты, — он с них вообще ничего платить не должен.

«СП»: — Насколько это нормальная ситуация?

— На мой взгляд, она нарушает Конституцию России, которая предусматривает равенство прав, свобод и обязанностей граждан. У нас же получается, что простые граждане, в рамках системы социального страхования, друг друга поддерживают. А если в их компанию затесывается олигарх — он этих простых граждан игнорирует: с олигарха на социальную поддержку никто ничего не берет.

«СП»: — Состояний российских сверхбогатых хватило бы на увеличение размеров пенсий?

— Если вернуться к системе налогов и страховых взносов, которая была до Путина, приБорисе Ельцине, — то хватило бы.

При Ельцине, напомню, была прогрессивная шкала подоходного налога, и ее высшая ставка составляла 35%. В то же время регресса социально-страховых взносов не существовало. Будь ты топ-менеджер или дворник — 38,5% страховых взносов, как говорится, отдай и не греши.

Мало того, на дивиденды при Ельцине был особый налог. После уплаты налога на прибыль полагалось платить налог на дивиденды, и лишь потом — НДФЛ по прогрессивной шкале.

Работай такая система сегодня, ее бы вполне хватило, чтобы изменить соотношение между трудом и капиталом. Тогда бы никакого повышения пенсионного возраста не понадобилось бы. И пенсии стали бы, в соответствии со 102-й Конвенцией МОТ о нормативах социального обеспечения, — 40% от средней зарплаты.

«СП»: — Можно напомнить, почему от ельцинской системы налогов отказались?

— Потому что в стране тогда был бардак. Множеству людей зарплату вообще не платили. И тогда Алексей Кудрин выступил с идеей, что временно — подчеркиваю, временно, чтобы выявить плательщиков налогов, — мы соглашаемся на плоскую шкалу НДФЛ, и на регресс ставки страховых взносов.

Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Теперь все плательщики известны. Тем не менее, тихой сапой был уничтожен налог на дивиденды, а плоская шкала НДФЛ стала тем, что сопровождает нас последние 20 лет.

«СП»: — Греф говорит, что олигархи сегодня ни на что не влияют. Но ельцинская система налогообложения, получается, не возвращается именно по этой причине — потому, что богатые влияют на власть?

— Во-первых, люди богатые имеют огромное влияние на занятость: они могут увеличить занятость, а могут уменьшить ее. Во-вторых, они имеют влияние на СМИ. В-третьих, страна у нас коррупционная. Поэтому на местном, региональном уровне, богатые имеют колоссальное влияние. Просто-напросто потому, что они могут платить чиновникам вторую зарплату.

Кроме того, надо понимать: без помощи богатых в России не пойдешь на выборы. Иначе откуда брать деньги в избирательные фонды, как договариваться со СМИ?! Мало того, богатые способны оказывать государству и власти услуги в обмен на выполнение своих просьб. Причем иной раз для власти — это самый простой способ «порешать» проблемы быстро, качественно и незаметно.

Интересный материал:  Венесуэла. Сказки о демократии

Есть и другой механизм влияния: лоббистские объединение богатых. Это РСПП — «профсоюз олигархов», в котором, к слову, я работал старшим экспертом. Это также «Опора России», Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия».

Замечу, все 1990-е прошли в дискуссиях, что влияние профсоюзов велико, хотя и падает, а влияние бизнеса мало, хотя и растет. Но теперь мяч однозначно на стороне бизнеса. У него мощнейшие лоббистские структуры, союзы и объединения, располагающие огромными средствами. А профсоюзы потеряли и численность, и влияние. Более того, к профсоюзам отрицательно относятся СМИ. Скажем, за то, что я в прямом эфире ОТР положительно высказался о главе ФНПР Михаиле Шмакове, я стал на ТВ персоной нон-грата.

«СП»: — Власть вообще не учитывает пенсионную проблематику в своих разменах с бизнесом — не рассматривает схему «прижмем олигархов, а пенсии прибавим»?

— Власть, я считаю, надеется на короткую народную память. На то, что никто сегодня не помнит причин ввода плоской шкалы налоговых отчислений, и регрессивной шкалы страховых отчислений. И менять Кремль ничего, похоже, не собирается. Несмотря на то, что обстановка в стране с 1990-х коренным образом изменилась.

— Олигархи в России никуда не делись, просто в 2000-е произошло ослабление ельцинских сверхбогатых, и усиление пула путинских, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Гусинских, Березовских и Ходорковских, в результате громких судебных процессов, заменили другие игроки из ближайшего окружения нынешнего президента РФ. Среди нынешних сверхбогатых, конечно, есть остатки олигархов первого призывы, вроде Дерипаски. Но их меньшинство.

Тот же Греф лишь формально является государственным топ-менеджером. По сути, он безраздельно распоряжается Сбербанком: определяет идеологию и политику крупнейшего кредитного учреждения. Так что его я бы также отнес к олигархам. Что уж тут говорить, что олигархов у нас нет, или что они ни на что не влияют?!

Ключевой вопрос политической повестки в России, на мой взгляд — по-прежнему справедливость. В том числе, справедливое распределение тягот кризиса. Но пока оно по-прежнему осуществляется за счет слабейших и беднейших. И пенсионная реформа — наглядное тому доказательство.

Капитан Очевидность

Конечно, утверждения об исчезновении олигархии, весьма далеки от реальности. Важно то, что никуда не делась система, при которой узкая кучка лиц присваивает себе прибавочную стоимость, создаваемую трудящимися. А больше влияют капиталисты на власть или меньше, в данном случае остаётся делом десятым. Предположим, что контроль олигархов над правительством был бы устранён, что были бы приняты законы, якобы призванные сбалансировать интересы всех классов. Но от этого положение народа не улучшилось бы кардинальным образом. Во-первых, «верхние десять тысяч» всё равно бы присваивали бы львиную долю национального дохода. Во-вторых, практика показывает, что рано или поздно капитал, пойдя трудящимся на уступки, непременно берёт реванш, сворачивая даже урезанные социальные права. В нашем конкретном случае мы имеем дело с чисто проолигархической политикой. Чего говорить, если правящие круги не помышляют о введении прогрессивной шкалы подоходного налога, существующей практически во всех странах мира, в том числе и в капиталистических. Причём до сих пор упорно отрицают любые предложения, направленные на воплощение в жизнь соответствующего подхода. Вот и делайте после этого вывод о якобы исчезнувшем лоббизме олигархического капитала.

Источник.



Пенсионная реформа: Мог ли Путин заставить платить олигархов?: 1 комментарий

  1. Олег

    «Глава Сбербанка Герман Греф заявил, что не хотел бы жить в стране, в которой «командуют олигархи». »

    Действительно, лучше жить в стране, которой командуют суперолигархи государственного разлива.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.