Пенсионная реформа-2: Путин вмешиваться не будет

Автор: | 10.07.2019
Пенсионная реформа-2: Путин вмешиваться не будет

Пенсионная реформа-2: Путин вмешиваться не будет

63% россиян уверены: проблемы, затронутые в ходе «прямой линии» с президентом Владимиром Путиным, возможно решить. Об этом свидетельствуют данные опроса «Левада-центра», опубликованные 8 июля.

По сведениям социологов, 15% участников опроса уверены, что проблемы «точно будут решены», еще 48% — что они, «возможно, будут решены».

Напомним, 2 июля на сайте Кремля был обнародован список поручений, которые Путин дал по итогам «прямой линии». В них, действительно, нет ничего невозможного. Например, в поручениях — «своевременно рассматривать обращения работников бюджетной сферы, у которых зарплата не соответствует средней по региону», или «представить меры по поддержке региональных продуктовых брендов», или «рассмотреть вопрос о создании музея Щукиных в Москве».

Беда в том, что ключевой вопрос для России — не создание музея Щукиных, а борьба с бедностью. Как работающих граждан, особенно с детьми, так и пенсионеров. Но как раз этот неудобный для Путина вопрос на «прямой линии» никто не озвучил.

Уровень пенсий в России такой, что пожилые люди едва сводят концы с концами. Вытащить их из болота нищеты якобы призвана пенсионная реформа — однако и о ней, напомним, Путин на «прямой линии» не сказал ни слова.

Летом прошлого года вице-премьер Татьяна Голикова, выступая на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, заявила, что в 2019 году пенсии неработающих пенсионеров существенно подрастут.

На деле, из-за того, что система начисления пенсий сложная, прибавка оказалась мизерной. Больше всего получат те, у которых была большая официальная зарплата, и не было перерывов на безработицу и прочие периоды незанятости.

В итоге средний размер пенсий увеличится всего на 1−2 тысячи по итогам 2019 года: вместо нынешних 14 тысяч в месяц неработающие пенсионеры будут получать 15−16 тысяч. Как видим, прибавка не столь уж значительна, особенно с учетом инфляции и опережающего роста цен на продукты.

За это 2 миллиона человек выйдут на пенсию на год позже. В итоге, государство сэкономит гораздо больше, чем добавит пенсионерам. Расчеты показывают, что через пять лет экономия бюджета на выплатах пенсий составит до 850 млрд. рублей в год.

Но Кремлю и этого мало: в планах запуск пенсионной реформы-2. Как заявил первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов, в 2020 году стартует система индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Власти подают ее как заботу о трудящихся. На практике, дело может закончиться очередным надувательством: НПФ выплатят гражданам отступные, а сами приберут к рукам деньги, которые были вынуждены держать в резерве на выплату накопительных пенсий.

Словом, обогащение богатых путем выворачивания карманов бедных с успехом продолжится. Интересно, это «решаемая» проблема для власти или нет?

— Власти, реформируя пенсионную систему, словно руководствуются миниатюрой советского украинского эстрадного дуэта Данильца и Моисеенко: «Кролики — это не только ценный мех, но и три-четыре килограмма диетического, легкоусвояемого мяса», — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Только в роли кроликов выступают граждане РФ. На мой же взгляд, прежде чем вносить новые поправки в пенсионное законодательство, нужно провести общегосударственный аудит работы прежней системы обязательного накопительного пенсионного страхования.

Напомню, в 2002—2004 годах в Центре стратегических разработок, под руководствомМихаила Эгоновича Дмитриева, прогнозировалось создание государственной обязательной пенсионной накопительной системы. Речь шла о том, что взносы в нее будет перечислять государство из бюджета. Мысль была такая: НПФ аккумулируют эти средства, отдадут их управляющим компаниям, а УК, оперируя на финансовом рынке, получат инвестиционные доходы. Эти доходы НПФ приплюсуют к перечисляемым из бюджета средствам — и в результате с 2024 года смогут платить пенсионерам дополнительные пенсии в размере 15−30% к тому, что пенсионер заработал по солидарной системе.

Чем закончилось это на практике — хорошо известно. Накопительная система развалилась на две части. На «молчунов», которых было большинство, и чьи деньги попали в государственный Внешэкономбанк. То, что говорит Никита Кричевский про пропавшие накопительные средства, которые пошли на выплату долгов Парижскому клубу и создали «проблему 2022», относится именно к деньгам ВЭБа.

Вторая часть денег оказалась в НПФ. Эти фонды решили, что им сам черт не брат: они будут брать за управление столько, сколько захотят. Неслучайно тот же Кричевский говорил, что весь Куршевель забит начальниками отделов НПФ. По моим расчетам, НПФ в три-пять раз превышали маржу, которые позволяли себе негосударственные пенсионные фонды в Германии.

Но нашим НПФ и этих денег оказалось мало. Тогда они пустились в спекуляции: на спаде стали продавать активы, на подъеме — покупать. Прибыль при этом оседала на счетах аффилированных компаний, а убытки — на счетах действующих агентов. Так продолжалось до 2009 года, когда вся система рухнула из-за кризиса.

Планировалось, что к 2015 году в системе будет 10−15 трлн. рублей. Сейчас, если исходить из имеющихся данных, в системе около 3 трлн. рублей.

Аудит, я считаю, необходим, чтобы с новыми НПФ эта история не повторилась.

«СП»: — Кто в теории мог бы взяться за такой аудит?

— Вот это — большой вопрос. Понятно, что не Алексей Леонидович Кудрин, который в бытность министром финансов стоял у истоков системы накопительного пенсионного страхования, и активно проталкивал идею повышения пенсионного возраста. Не может провести независимый аудит и Минфин — он тоже стоял у истоков. Генпрокуратура такой аудит вряд ли потянет — слишком тема специфическая.

Не годятся и Госдума с Советом Федерации — в них большинство у «Единой России», а только партия власти, напомню, голосовала за пенсионную реформу.

Остается Всероссийский союз страховщиков — все же страховые компании и НПФ не аффилированы друг с другом. Или РСПП — именно предприниматели делают страховые отчисления за работников, и в принципе заинтересованы, чтобы эти платежи работникам в итоге достались.

Наконец, за аудит могли бы взяться профсоюзы. Причем организационно вопрос о его проведении может быть поставлен на Российской трехсторонней комиссии. Уверен, это необходимо сделать, пусть даже вопрос внешне выглядит техническим, а вовсе не социальным.

«СП»: — Путин должен, по-вашему, вмешаться в эту ситуацию?

— Президент, на мой взгляд — как подписант всех пенсионных законов — является лицом заинтересованным. Просто никто из авторов системы накопительного пенсионного страхования не предполагал, что пройдет 20 лет — а фамилия, имя и отчество главы государства не поменяются.

Это значит, что Путин никуда вмешиваться не будет.

Капитан Очевидность

Мы неоднократно писали, что в нынешних условиях делать ставку на индивидуальный пенсионный капитал дело абсолютно бесперспективное. Государство не желает платить нормальные пенсии. Говорят людям труда следующее: «накапливайте сами». Но ведь данную сферу собираются отдать на откуп частникам. Ну а про аферы последних не говорит только ленивый. Если они подчас вкладчиков обманывают, то какие у них преграды для обвода вокруг пальца пенсионеров? Вопрос носит риторический характер. Словом, в острую социальную ситуацию обязан вмешаться глава государства. Но президент де-факто предпочитает стоять в стороне. Что же, проводя соответствующую кадровую политику, невозможно добиться никаких позитивных сдвигов. Впрочем, чего удивляться, если все они представляют собой единую команду.

Источник.

Интересный материал:  Пенсионная реформа для МВД


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.