ОЦЕНКА СТЕПЕНИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ МЕТОДОМ МАРКСА

Автор: | 2018-09-03
0
ОЦЕНКА СТЕПЕНИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ МЕТОДОМ МАРКСА

ОЦЕНКА СТЕПЕНИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ МЕТОДОМ МАРКСА

Как известно, современная экономика России — это экономика, в основе которой лежит капиталистическое производство. Предприятия, находящиеся в частной или государственной собственности, ведут хозяйственную деятельность с целью получения прибыли. Товаропроизводители нанимают работников и реализуют произведенную продукцию на рынке.

Современные адепты капитализма рисуют картину всеобщего благоденствия. В капиталистической экономике, якобы, действуют равноправные участники, извлекающие каждый свою выгоду от использования своих возможностей. Имеющий капитал получает процент, предприниматель — вознаграждение за предпринимательскую способность, собственник земли может получать ренту, ну а тот, кто работает по найму — заработную плату. Вознаграждение каждого зависит от его способностей, активности, хватки.

В основе капиталистической прибыли лежит присвоение неоплаченного труда. Овеществленный труд в виде средств производства, находящихся в частной собственности, главенствует над живым трудом, допуская его к средствам производства только через найм, через продажу рабочей силы. При этом с развитием производительных сил, с ростом производительности труда зарплата, то есть цена рабочей силы, составляет все меньшую долю от вновь производимой стоимости. Большая же ее часть присваивается капиталистом в виде прибавочной стоимости, становится его прибылью. Такова эксплуататорская сущность капитала, выявленная Марксом.

На первый взгляд капиталистические производственные отношения действительно кажутся отношениями равноправных участников. Каждый заключает сделки, договора, отвечает по обязательствам, действует в своих интересах. Казалось бы, здесь не может быть места эксплуатации и принуждению. Однако таким же бросающимся в глаза фактом во всех капиталистических странах является устойчивое расслоение людей по размеру доходов. В России, например, по статистике на начало 2018 года трудилось порядка 72 млн. человек. Средняя заработная плата по стране за первое полугодие 2018 г. составила 42550 р. При этом существует прослойка богатейших предпринимателей, состояние первых 106 из них оценивается более чем 1 млрд. долл. США, а совокупное состояние 200 наиболее богатых составляет порядка 485 млрд. долл. США. При среднегодовом курсе 60 рублей за доллар США получаем, что средняя заработная плата в России составляет порядка 8500 дол. США в год, стало быть, 200 богатейших людей в России обладают состоянием, которое за год смогут заработать 57 миллионов человек, работающих по найму, т.е. 79% от всего занятого населения страны. Другая показательная цифра — доходная часть бюджета России на 2018 составляет по тому же курсу 253 млрд. долл. США (http://tass.ru/info/4679765), стало быть частное состояние 200 крупнейших предпринимателей почти в два раза больше чем годовой бюджет государства.

Как можно объяснить такое вопиющее неравенство доходов формально равноправных экономических субъектов? Сторонники капитализма объясняют это выдающимися талантами и способностями отдельных людей, сумевших стать успешными предпринимателями. Мы же воспользуемся теорией Маркса и выявим материальные основы обогащения горстки капиталистов за счет эксплуатации массы трудящихся.

Для этого мы в первую очередь должны обратить внимание на положение дел в производстве, ибо там согласно теории происходит производство и присвоение прибавочной стоимости. Промышленный капитал втягивает прибавочный труд, реализуя его как прибавочную стоимость, прибыль, которая затем распределяется между другими видами капитала (торговым, ссудным). Вот и начнем с промышленного капиталиста, самого талантливого российского бизнесмена и 51-го в мировом рейтинге миллиардеров господина Лисина. А точнее с главного его актива — Новолипецкого металлургического комбината. Благо это предприятие, как и большинство крупных компаний, является публичным акционерным обществом с открытой финансовой отчетностью. Возьмем отчет этой компании за 2017 г. С первых страниц мы узнаем об успешной работе компании за прошедший год, о высокой рентабельности и росте объемов производства. Есть также данные о том, что средняя заработная плата работников российских подразделений компании в 2017 г. составила 56600 р. (стр. 66 отчета) и выросла на 8,8% от уровня предыдущего года. Где же тут эксплуатация, когда зарплата в компании на 33% выше среднероссийской? Наоборот, все 27130 работников в выигрыше. Особенно 8 членов правления, получивших за 2017 год согласно отчету (см. стр. 112) более 1,2 миллиарда рублей выплат, или в среднем каждый по 13,3 миллиона рублей в месяц. Т.е. каждый член правления получал доход, равный доходу 235 липецких металлургов — не это ли показатель выдающихся способностей эффективных управленцев? Это — результат присвоения прибавочного труда, эксплуатации, ответил бы Маркс, но для того, чтобы вполне оценить ее масштабы, нужно обратиться к стоимостным показателям работы предприятия.

Методика Маркса проста (См. стр. 249 Маркс К. Капитал: Критика политической экономии. Т. 1. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2013) — взять стоимость произведенной предприятием продукции за год и первым делом вычесть из нее стоимость материальных затрат (т.е. стоимость сырья, материалов, услуг сторонних организаций, амортизации оборудования — все это составляет постоянный капитал, просто переносящий свою стоимость в готовую продукцию). Получившаяся разность будет величиной вновь созданной стоимости, т.е. стоимости, непосредственно созданной трудом работников данного предприятия. Если теперь из этой величины вычесть затраты на оплату труда работников (переменный капитал), то остается прибавочная стоимость, которая в первую очередь присваивается работодателем. Пропорция, в которой вновь созданная стоимость распадается на переменный капитал и прибавочную стоимость, как раз и характеризует степень эксплуатации труда. Величина прибавочной стоимости деленная на переменный капитал называется нормой прибавочной стоимости. Она показывает, какая часть рабочего времени уходит на выработку заработной платы, а какая на производство прибыли капиталиста.

Обратимся к бухгалтерской отчетности предприятия за 2017 год. Стоимость продукции, произведенной за год, мы найдем в графе “Выручка” (код 2110, стр. 6 отчета), она составила 411,8 млрд. р. Далее под кодом 2120 следует “Себестоимость продаж”, составившая 299,5 млрд. р., и разность этих двух сумм значится как “Валовая прибыль” (код 2100), она составила 112,3 млрд. р. Учтем, что согласно пояснению о составе затрат (стр. 36) в себестоимость продукции включены затраты на оплату труда в размере 21,5 млрд. р. и социальные отчисления 6,4 млрд. р. Тогда получаем, что валовая прибыль — это стоимость продукции за вычетом материальных затрат (постоянного капитала) и затрат на оплату труда (переменного капитала), а следовательно в терминологии Маркса валовая прибыль — это и есть прибавочная стоимость, т.е. новая стоимость за вычетом расходов на заработную плату. Тогда для нахождения нормы прибавочной стоимости надо разделить валовую прибыль на переменный капитал, т.е. 112,3 / (21,5 + 6,4) = 4,03 или 403%. Что означает эта цифра? Она означает то, что каждый работник Новолипецкого металлургического комбината в 2017 году отработал свою зарплату со всеми социальными взносами и еще в 4 раза больше доходов принес работодателю.

Причем здесь мы учли социальные отчисления работодателя в размере 6,4 млрд. р. как средства, косвенно поступившие в доход работников через социальные фонды. Это равносильно предположению, что каждый из 27130 работников предприятия получил за год порядка 236 тыс. рублей в виде медицинских и страховых услуг. Очевидно, что это не так. Фактически эти средства — это часть вновь произведенной стоимости, перешедшей из рук отдельных капиталистов в распоряжение государства как совокупного работодателя. В распределении этих средств также проявляется усиление эксплуатации, которое для трудящихся выступает в виде сокращения объемов бесплатного медицинского обслуживания, попыток повышения пенсионного возраста, скандально высоких зарплат руководства социальных фондов и проч. Поэтому для более точной оценки степени эксплуатации следует учитывать только фактически располагаемые доходы работников. Тогда 6,4 млрд. р. взносов нужно добавить к прибавочной стоимости, при этом норма прибавочной стоимости составит (112,3 + 6,4) / 21,5 = 5,52 или 552%.

Если выразить это соотношение в рабочем времени, то получается, что за каждый час работы работник 9 минут трудился на себя и 51 минуту на предприятие. За 8-ми часовой рабочий день 1 час 13 минут тратилось на производство зарплаты и 6 часов 47 минуты на производство прибыли, ну а за пятидневную рабочую неделю выходило, что в понедельник за 6 часов отрабатывалась зарплата, а дальше до конца дня и со вторника по пятницу трудились во благо эффективных собственников.

Также найдем, сколько прибавочной стоимости было произведено в расчете на одного работника: (112,3 + 6,4) млрд. р. / 27130 чел. = 4,37 млн. р. за год или 364,6 тыс. р. в месяц — это стоимость, которую каждый работник ежемесячно в течении года создавал помимо суммы своей зарплаты.

Статистика не дает отдельной цифры по рабочим. Несомненно, если выделить рабочих, а лишь они производят прибавочную стоимость, цифры значительно возрастут.

В. Кучук,
член Рабочей партии России

Интересный материал:  КОЕ-ЧТО ОБ ЭКОНОМИКЕ И «РОСТЕ ЭКОНОМИКИ»

 

Просмотров: 11

0