Отложенный эффект пенсионной реформы…

Автор: | 14.04.2019
Отложенный эффект пенсионной реформы…

Отложенный эффект пенсионной реформы…

У Кремля — новая головная боль. Замеры «Левада центра» показали, что рейтинг Владимира Путина просел еще сильнее. Если бы выборы президента в России проходили сейчас, он набрал бы 55% голосов. Это на 15% меньше, чем в начале прошлого года: в январе 2018-го — перед выборами президента — так отвечали 70% респондентов (на самих выборах в марте Путин получил 76,69% голосов).

Падение рейтинга тем более некстати, что до единого дня голосования 8 сентября 2019 года остается пять месяцев. Даже меньше. Это значит, для администрации президента начался уже обратный отсчет. Проиграть эти выборы Кремлю никак нельзя. На кону — прямые выборы глав 16 регионов, и выборы в 13 местных парламентов.

В списке регионов, в которых пройдут губернаторские выборы (Астраханская, Сахалинская, Курганская, Липецкая, Челябинская, Волгоградская, Мурманская, Оренбургская, Вологодская, Курская области; Забайкальский и Ставропольский края; республики Башкортостан, Алтай, Калмыкия; город Санкт-Петербург) есть такие, где Кремлю волноваться особо нечего. Есть благополучные Липецк и Вологда, где рулят олигархи-металлурги Владимир Лисин иАлексей Мордашов. Есть национальные республики, где проблем тоже быть не должно. Или Курган, где население сельское и малочисленное.

Но есть и регионы проблемные. Неслучайно в марте Путин сменил губернаторов в пяти субъектах: Оренбургскую область возглавил председатель правления ПАО «Т Плюс»Денис Паслер, Челябинскую область — первый замминистра энергетики Алексей Текслер, врио главы Мурманской области стал замминистра строительства Андрей Чибис, кикбоксер Бату Хасиков возглавил Калмыкию, а член совета директоров ГЛОНАСС Олег Хорохордин — Республику Алтай.

Есть, наконец, проблемный Питер. Недаром действующий и.о. градоначальника Александр Беглов официально так и не заявлял о желании участвовать в выборах губернатора Петербурга. И, напротив, депутат Госдумы РФ от КПРФ, режиссер Владимир Бортко, подтвердил намерение участвовать в этих выборах.

И надо понимать: Кремлю очень важно расставить в регионах своих губернаторов, чтобы заручиться админресурсом перед выборами в Госдуму-2021. Иначе с транзитом власти в 2024 году у нынешней верхушки могут возникнуть серьезные проблемы

Загвоздка, однако, в том, что с низким рейтингом Путина — и совершенно никаким рейтингом «Единой России» — рассчитывать на легкую победу не приходится. Зато ощутимо возрастает риск получить еще десяток регионов, неподконтрольных путинской вертикали.

«Спасибо», понятно, нужно сказать пенсионной реформе. Из-за нее в сентябре прошлого года в трех регионах, где проходили выборы губернаторов — во Владимирской области, республике Хакасия и Хабаровском крае — кандидаты от «Единой России» с треском проиграли второй тур выборов. А в Приморском крае, где во втором туре победил кандидат от партии власти Андрей Ищенко, результаты выборов отменили. Вторые туры губернаторов, заметим, прошли в стране впервые с 2012 года. Что до выборов в заксобрания, «Единая Россия» в 2018-м проиграла их в трех регионах — в Хакасии, Иркутской и Ульяновской областях.

И теперь встает ребром вопрос: насколько спутает карты Кремлю непопулярная реформа, которая воспринимается большинством россиян как нарушение негласного общественного договора? Помешает ли отложенный негативный эффект от нее транзиту власти?

— Само по себе падение рейтинга Путина существенное, но не критичное, — считаеткандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Просто реальной альтернативы Путину нет, и Кремль сделает все, чтобы она не появилась. Для этого ему нужно, в первую очередь, избежать явного раскола политических элит.

Наше общество устроено так, что кандидатов, возникших снизу — типа Алексея Навального — оно не воспринимает как серьезных лидеров. А чтобы начали воспринимать, требуется очень значительное время, и целый ряд событий, которые скоро не проведешь.

Поэтому пока, я считаю, нет непосредственной угрозы дестабилизации режима из-за снижения рейтинга Путина. Но отношение к нему ухудшается, и не только из-за последствий пенсионной реформы — недовольство накапливается, как снежный ком.

«СП»: — В чем конкретно это выражается?

— Во многих регионах, например, растет недовольство проблемой утилизации мусора. Казалось бы, и раньше эта проблема была, и люди ее покорно сносили. Но сейчас у людей появился определенный фон гражданской активности. Они гораздо охотнее, чем раньше, начали выходить на разного рода акции — что называется, стали поднимать голову.

Это естественный цикл — в общественную жизнь вливаются новые поколения. Но это очень существенно влияет на общество, так что спокойной жизни у Кремля не будет. И прежними политтехнологическими методами гасить недовольство граждан будет все труднее.

«СП»: — Какие регионы для Кремля представляются наиболее проблемными?

— Проблемных регионов и городов будет, я считаю, становиться все больше. Скорее всего, это проявится уже на выборах нынешней осенью. Замечу, эти проблемные регионы известны, Кремлю в том числе. Но что-то сделать с ними очень сложно.

Один из недовольных регионов — Архангельская область. Кроме того, это Кемеровская область, где пришел новый губернатор, но проблемы пока не решаются. Это сибирские регионы типа Читинской области, Бурятской АО. Наконец, недовольство может прорваться на Урале, в Челябинской и Свердловской областях. Плюс очень нестабильна — после смены руководства — республика Коми.

«СП»: — Недовольство в регионах влияет на транзит власти?

— Сложно сказать, какие есть еще временные резервы у режима для того, чтобы не начинать реальный транзит. Этого вам ни один политолог не скажет. Скажем,Валерий Соловейутверждает, что транзит уже начался. Но это его домыслы и интуиция, но никак не твердые знания.

Я считаю, режим будет сталкиваться со все более усиливающимися проблемами. Но пока он способен держать удар, и не допускать развала системы. По крайней мере, в ближайшие год-два такой развал вряд ли произойдет.

Хотя, конечно, может случиться что угодно. И любая проблема, которая раньше казалась не столь значительной — как тот же мусор — вдруг может стать острой, которая людей будет крайне волновать.

Могут, наконец, произойти стихийные бедствия и техногенные катастрофы. А поскольку у нас все сгнило и расшатано, в любой момент гнилая общественная ткань может разорваться, и вызывать социальный конфликт.

— Путин может править и с 55% поддержки, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Другой вопрос, что рейтинг главы государства уже не восстановится до прежних высоких значений. Я по-прежнему считаю, что к концу года мы увидим угасание харизмы Путина. Это не значит, что у него не будет поддержки — президенту просто будет сложнее править. Ему необходимо будет создавать ситуативные коалиции, и сильнее закручивать гайки оппозиции.

Уже сейчас, замечу, Кремль предпринимает отчаянные меры по удержанию рейтинга. Достаточно посмотреть политические передачи на ТВ — например, послушать рассказы телеведущего Владимира Соловьева об отеческой заботе, которую проявлял к России глава государства. Да, эффект от такой пропаганды не тот, что прежде, но Кремль от информационного давления отказываться точно не будет.

Интересный материал:  ДОКЛАД О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ЛИБЕРАЛИЗМА

Еще один рычаг для удержания рейтинга — повышение лояльности различных элитных групп. Все громкие дела последнего времени — режиссера Кирилла Серебрянникова, основателя Baring Vostok Майкла Калви, бывшего губернатора Хабаровского края Виктоар Ишаева, отца и сына Арашуковых, бывшего министра Открытого правительства Михаила Абызова,— не про то, что они воруют. Это совсем про другое — про то, что каждый из них, на своем участке, пытался дестабилизировать какой-то сегмент нынешней системы.

Скажем, Абызов — это либеральная оппозиция, Арашуковы — кавказские кланы, Ишаев — игра против команды полпреда президента в регионе. Как видите, все имеет объяснение — элитам преподают урок.

Кроме того, Кремль прекрасно понимает, что рейтинг «Единой России» больше не лечится. И потому расставляет разнообразные барьеры конкурентам от оппозиции.

Скажем, в Хабаровском крае рейтинг «Единой России» 16%, а ЛДПР — 35%. Что делает Кремль? Очень просто — он сокращает долю голосования по партспискам. А в Алтайском крае — разгоняет «Родину», которая примкнула было к КПРФ, и изменяет систему голосования.

Плюс курс взят на то, чтобы сделать избирательные фонды нужных кандидатов безразмерными. Кремль считает, что мешок денег плюс административный ресурс — и эти кандидаты выиграют.

Замечу, из 16 регионов, где в сентябре нынешнего года пройдут выборы губернаторов, в 13-ти — новые главы субъектов. На мой взгляд, это просто приговор системе — почти всех губернаторов поменяли, чтобы они не отвечали за содеянное. Помимо прочего, это означает, что все 13 регионов — проблемные для Кремля.

Я вообще считаю, что Кремль — будь его полная воля — сменил бы вообще всех губернаторов. Кроме, конечно, глав национальных республик — но вы сами понимаете, какие «демократичные» там выборы.

По сути, Кремль старается выбить наиболее критичных для партии власти кандидатов. Но я уже сейчас предвижу, что самым проблемными для администрации президента будут губернаторские выборы на Сахалине. Если же говорить про выборы в заксобрания — самым напряженным регионом окажется Москва.

Капитан Очевидность

Ответственность за падение авторитета власти лежит исключительно на ней. Никакие «происки оппозиционеров», никакая пропагандистская активность т.н. «политических маргиналов» никогда не возымеет успеха, если отсутствует почва роста общественного возмущения. А она есть сегодня. Людоедская «пенсионная реформа» сама настроила народ против правящего режима. Осознав, какую страшную участь трудящимся уготовили Кремль и правительство, они перестали отдавать голоса представителям «партии власти». И после всего этого, как вам нравится, правящие круги заламывают руки на тему, что не знают, как выбраться из ситуации. Сами её и создали вы. Это первое. Второе, на что мы считаем нужным обратить внимание — разговоры об «отсутствии альтернативы Путину» несостоятельны. В канун выборов президента 2018 года П.Н. Грудинин в интернете и среди зрителей лидировал по числу сторонников. Даже на сайтах, специально созданных под выборы, об этом говорилось. Если Грудинин «не представлял собой альтернативы», то почему вся пропагандистская мощь ядерной державы была направлена именно против него? Между прочим, на Павла Грудинина информационные нападки продолжаются до сих пор. Буржуазная власть, видя, что альтернативу ей составляет подлинный патриот России, реальный защитник трудового народа, человек, делами доказавший передовой характер социалистического уклада, пускается во все тяжкие.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.