Особенность Советской политической системы 1920-х – 1930-х годов: разоблачение мифов и фальсификаций

Автор: | 2021-10-11
Особенность Советской политической системы 1920-х – 1930-х годов: разоблачение мифов и фальсификаций

Особенность Советской политической системы 1920-х – 1930-х годов: разоблачение мифов и фальсификаций

Особенность Советской политической системы 1920-х – 1930-х годов

Текст доклада члена Президиума ЦС РУСО кандидата исторических наук М.Б. Чистого на конференции учёных-историков исторической секции РУСО по теме «Актуальные вопросы истории России», прошедшей 6 октября 2021 года

На протяжении последних тридцати лет с момента развала СССР проводники интересов Запада обрушили потоки критики на наше Отечество, на её историческое прошлое. Определённая политическая группировка прилагает множество усилий, направленных на компрометацию нашей Родины, фактически стремится представить Россию в качестве некого преступного государства. По замыслу адептов «глобализма», если народу внушить, что наша держава «неправа», то тогда мало у кого возникнет желание бороться за её возрождение. Де-факто речь идёт о целенаправленной морально-психологической подготовки населения к окончательному разделу России и к её колонизации.

Стремясь воплотить в жизнь соответствующие замыслы, последователи русофобии и антисоветизма интерпретируют всю тысячелетнюю русскую историю в качестве чреды насилия, преступлений и катастроф. Наибольший акцент «пятая колонна» делает на компрометации Советского периода, когда наша Родина достигла небывалых вершин прогресса, вышла в рекордно короткие сроки на передовые позиции в мире. Казалось бы, осуществление прорыва в экономической сфере, в области обороны, научно-технического, культурного и социального прогресса, победа СССР над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, освобождение половины Европы от гитлеровской оккупации, — всё это у любого здравомыслящего человека вызывать чувство гордости. Тем не менее, либералы (и не только) регулярно мажут чёрной краской Советский Союз, распространяя штампы о «геноциде народа большевиками», о «тоталитарном режиме», якобы превратившем страну в концентрационный лагерь.

В соответствующих утверждениях отсутствует элементарная логика, превалируют эмоции. Вполне понятно, что противник сознательно делает чёрное дело и, соответственно, не стремится к объективному освещению событий, разворачивавшихся в нашей стране в Сталинский период. Одновременно, как показывает практика, подобные мысли нередко звучат из уст тех людей, которые стремятся к познанию истины, умеют всесторонне анализировать процессы. Поэтому, на наш взгляд, важно уделить внимание рассмотрению сути явлений 1920-х и 1930-х гг, без учёта которых невозможно дать оценку политической системы, сформированной в СССР благодаря политике В.И. Ленина и И.В. Сталина.

Прежде всего, мы сделаем акцент на несостоятельности квалификации Советской политической системы как «диктаторской» и «тоталитарной». Конечно, можно и нужно напомнить об оценке таких понятий как «демократия» и «диктатура» с классовых позиций. Однако не менее существенным представляется найти ответ на следующий вопрос – какие явления разворачивались в т.н. «цивилизованных» и «демократических» государствах в рассматриваемое нами время?

Те, кто осуществляет нападки на руководство СССР за создание «тоталитарной системы», приклеивает И.В. Сталину ярлык «диктатора», упускает весьма существенную деталь – наличие в 1930-ые годы реальной внешней империалистической угрозы, не говоря уже о самой Великой Отечественной войне. Совершенно очевидно, что в условиях подготовки страны к войне, участия в ней вопрос всеобъемлющей централизации экономической и политической системы представляет собой условие выживания государства. Ведь только при наличии упомянутых факторов возможно осуществить действенную мобилизацию ресурсов для решения общенациональных задач, сформировать морально-психологическую атмосферу жёсткой дисциплины, солидарности, сплочённости народа. В противном случае нацию ожидают незавидные последствия. Между прочим, к жёстким методам управления государством в критические моменты прибегали и «демократические» страны. В качестве примера мы приведём принятые правительством США в 1918 году (в последний год Первой мировой войны и в первый год соучастия американцев в интервенции против Советской России) и в 1940 году «Акта о подрывной деятельности» и «Акта Смита». Положения двух упомянутых документов запрещали публиковать нелояльные и критические статьи, произносить критические мысли об американском правительстве, о Конституции, о Вооружённых силах этой страны. Одновременно преступной объявлялась деятельность организаций и лиц, чьи усилия направлены на подготовку свержения федерального правительства, правительств штатов, равно как и ведущих соответствующие консультации. В этой связи возникает совершенно риторический вопрос. Если правительства империалистических стран имеют право принимать в ответственный момент любые меры для защиты национально-государственных интересов, то почему СССР не должен был идти на аналогичный шаг? Тем более, что на карту были поставлены независимость страны, будущее нашего народа.

В то же время часть представителей научных, информационных и политических кругов, согласившись с соответствующими аргументами, может задать следующий вопрос: «Предположим, что сложившаяся в СССР к 1930-м годам обстановка действительно требовала принятия чрезвычайных мер. Но зачем надо было истреблять миллионы людей, загоняя их в концлагеря либо приговаривая к расстрелам?». Собственно говоря, разговоры о десятках/сотнях миллионах «репрессированных» в Советском Союзе лишены оснований. Если всё это имело место, то за счёт чего в нашей стране постоянно увеличивалась рождаемость? За счёт чего возрастала численность населения? Вопросы совершенно риторические.

Если мы обратимся к архивным документам, то убедимся в лживости концепции, отстаиваемой т.н. «правозащитниками». В этой связи представляется необходимым обратить внимание на содержание доклада Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при президенте Российской Федерации, обнародованном в феврале 2000 года. Во главе этой комиссии стоял небезызвестный «прораб перестройки» А.Н. Яковлев. Казалось бы, он и ему подобные в наибольшей степени были заинтересованы в раздувании количества арестованных и приговорённых при Советской власти к высшей мере наказания. Тем не менее, упомянутая комиссия, изучив секретные документы, представила следующие данные: в 1921 – 1954 гг. по обвинению в совершении контрреволюционных преступлений было арестовано 5 951 364 человек. Из них осуждено 4 060 306 человек, приговорено к высшей мере наказания – 799 455 человек. Как видим, ни о каких десятках, а тем более сотнях миллионов расстрелянных и арестованных речи не идёт. Одновременно заметим, что после разрушения СССР и реставрации капитализма количество заключённых больше, чем в Сталинский период. Например, если в 1930-ые годы на 100 тысяч чел. населения приходилось 583 заключённых, а в 1990-ые годы – 647. Кроме того, при И.В. Сталине уровень оправдательных судебных приговоров достигал 11 – 13% (а в ряде регионов в разные годы доходил до 40%), то в настоящее время соответствующий показатель не достигает даже одного процента, варьируясь в районе 0,08%. И это – в ту эпоху, когда, казалось бы, провозглашено господство «свободы», «демократии» и «политического плюрализма». Хотя в реальности соответствующие лозунги использовались в качестве ширмы тех, кто разрушил Советский Союз, национальную экономику, оборону, тех, кто довёл народ до обнищания и до вымирания, допустил присвоения национального достояния частными лицами.

Интересный материал:  Петр Порошенко может стать объектом для расследования США о хищениях средств

Что же касается состава осуждённых, то среди них далеко не все были «невинными жертвами». Безусловно, перегибы на местах, нарушения социалистической законности имели место. Соответствующие явления были осуждены совместным постановлением СНК СССР и Политбюро ЦК ВПК (б) от 17 ноября 1938 года. Именно в Сталинский период были освобождены такие Советские военачальники как К.К. Рокоссовский, А.В. Горбатов, К.А. Мерецков, такие учёные как С.П. Королёв, А.Н. Туполев, Л.Л. Ландау, многие служители церкви и т.д. В то же время это отнюдь не означало, что не было реальных врагов народа. Прежде всего, надо понять, что антисоветские политические группировки своими действиями сами поставили себя за черту закона. Например, деятельность эсеров, осуждённых в 1922 году, не оставляет в этом сомнений. Следует вспомнить, как в 2000-ые годы запретили Национал-большевистскую партию, активисты которой захватывали кабинеты государственных деятелей, бросали в них продукты. А в случае с эсерами речь шла не просто о хулиганских, но и о диверсионных и о террористических действиях. Поджоги, взрывы предприятий, повреждение инфраструктуры, организация и осуществления покушений на видных руководителей Коммунистической партии и Советского государства, содействие бандитским вылазкам кулацких группировок, регулярно заливавшим кровью Советскую деревню, — вполне понятно, что после этого участь эсеров оказалась предопределённой. Любое государство непременно приняло бы жёсткие меры в отношении политической партии либо организации, использующей террористические методы борьбы.

То же самое касается фигурантов Московских процессов 1936 – 1938 гг., представителей подпольного троцкистско-бухаринского блока. К настоящему времени выявлено немало достоверных сведений, подтверждающих справедливость обвинений, инкриминируемых Л.Д. Троцкому, Н.И. Бухарину, М.Н. Тухачевскому и им подобным. В частности, речь идёт о мемуарах ряда внутрипартийных заговорщиков, написанных ими в эмиграции. Однако мы считаем целесообразным процитировать фрагмент интервью директора Федеральной службы безопасности (ФСБ) А.В. Бортникова «Российской газете», данное им в декабре 2017 года. Вполне понятно, что соответствующий деятель далек от прокоммунистических воззрений. Тем не менее, ссылаясь на материалы секретных архивов спецслужб, он заявил следующее: «Хотя у многих данный период (1937 – 1938 гг. – прим.авт.) ассоциируется с массовой фабрикацией обвинений, архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов». Александр Бортников добавил, что «планы сторонников Л. Троцкого по смещению и даже ликвидации И. Сталина и его соратников в руководстве ВПК (б) – отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами». В первую очередь – речь шла об ориентации соответствующей когорты на поддержку правительств гитлеровской Германии и Японии. По крайней мере, в годы Великой Отечественной войны оставшиеся в СССР троцкистские кадры действовали рука об руку с внешним противником. Достаточно вспомнить о подпольной радиостанции «Старая гвардия Ленина», орудовавшей в нашей стране под кодовым названием «Конкордия V». Её деятельность координировалась министерством иностранных дел Третьего рейха, а также геббельсовским министерством пропаганды. В условиях, когда нашей Родине требовалось как воздух морально-политическое сплочение народа ради необходимости организации отпора нацистским оккупантам, раскольники поливали грязью СССР, И.В. Сталина, Советскую политическую систему. Вполне понятно, что они оказывали немецким оккупантам огромную услугу. Соответственно, очищение нашей страны и Красной армии в 1937 – 1938 гг. от заговорщиков и от пособников Третьего рейха минимизировало перспективу поражения СССР в Великой Отечественной войне.

В целом, ключевым критерием оценки определённого исторического/государственного деятеля, определённой модели развития является способность обеспечивать развитие страны, удовлетворение потребностей общества, способность укреплять национальную безопасность государства. Сколько бы не компрометировали Советскую систему, Ленинско-Сталинскую модель социализма, политика руководства СССР позволила нашей стране совершить ускоренное развитие и выстоять в Великой Отечественной войне. Так, в 1930-ые годы ежегодно выпуск промышленного производства увеличивался на 11 – 16%, выпуск машинного оборудования – на 27,4%. В целом, экономика Советского Союза в конечном итоге вышла на второе место в мире. Создание развитой, функционировавшей на передовой и на самостоятельной основе производственной базы позволило укрепить национальный суверенитет и, соответственно, отразить натиск внешнего врага. Ну и, разумеется, сформировать огромный потенциал, используемый вплоть до настоящего времени.

Проводившиеся в течение последних лет социологические опросы свидетельствуют о возрастании позитивных оценок со стороны народа политики Советской власти, деятельности В.И. Ленина и И.В. Сталина. Всё больше людей понимают, благодаря кому мы обязаны тем, что наша страна хотя бы до сих пор существует. Однако дело не только в исторической памяти. Крепнет убеждённость в необходимости смены модели развития, перехода к социализму как ключевого условия возрождения нашей страны. Рано или поздно народ России непременно сделает исторически ответственный выбор.

Михаил Чистый

Источник.



Просмотров: 161

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.