Они — единая команда

Автор: | 13.04.2019
Они — единая команда

Они — единая команда

Практика показывает, что часть представителей научно-экспертных и политических кругов, будучи объективно недовольным нынешним положением России, политикой правящих кругов, в определённой степени всё же отдаёт симпатии одной из двух якобы противоборствующих группировок компрадорской буржуазии – либо проправительственным политическим объединениям, либо либеральным псевдооппозиционерам.

Казалось бы, — и «единороссы», и «навальнисты» (вкупе с «яблочниками» и им подобными) являются последователями неолиберальной доктрины «вашингтонского консенсуса», которую реализует исполнительная власть. И те, и другие являются апологетами приватизации, членства в ВТО, «невидимой руки рынка». Кроме того, «белоленточники» не скрывают своего стремления к «вхождению» России в «западное сообщество», во имя чего якобы следует идти на все. Их призывы, касающиеся то Крыма, то Сирии, вызывают, как минимум, тревогу. Но и при нынешней правящей группировке дела обстоят не самым лучшим образом. Непризнание независимости ДНР и ЛНР, финансово-экономическая поддержка режима Порошенко, закон о ТОРах, фактическая попытка решить вопрос о статусе Курильских островов в пользу Японии, — всё это свидетельствует о том, что по внешнеполитическому вопросу «единороссы» не слишком далеко ушли от «яблочников», ПАРНАСовцев, навальнистов и им подобным. Мы уже молчим о том, что обе группировки запятнали себя разворовыванием национального достояния. Если сейчас погоду делают олигархи из бывшего кооператива «Озеро», то при нынешних «демократических оппозиционерах» командовали парадом лица, вроде Березовского, Ходорковского, Чубайса, Коха и т.д. Ну а об их деяниях не говорит только ленивый.

Что представляют собой обе якобы противоборствующие группировки? Про действующую «партию власти» известно всем и каждому. А либеральные «оппозиционеры» в недавнем прошлом были руководящей силой. Речь идёт и о ельцинском периоде, когда многие «демократические активисты» правили бал. Да и в 2000-ые годы многие из них тоже были отнюдь не на последних ролях. И, будучи оттеснёнными от властной кормушки, они стремятся взять реванш.

Тем не менее, ряд деятелей, будучи критично настроена к системе периферийного капитализма, всё же пытается найти «общий язык» будь то с нынешней правящей группой, будь то с «оранжистами». Чем это обусловлено? В оправдание собственной позиции они приводят своеобразные аргументы. Так, сторонники сближения с «единороссами» доказывают, будто после 2000 года власть якобы повернулась в сторону патриотизма. По их словам, в отличие от ельцинского периода, при Путине, несмотря на продолжение неолиберального экономического курса, всё же наметились тенденции к проведению независимой внешней политики, к укреплению государственности, к наведению порядка. Они доказывают, что при нынешнем главе государства началась борьба с олигархией, что при нём возросло внимание к социальной сфере.

В свою очередь, те, кто ищет союз с нашими «евроинтеграторами», видят в них «борцов за демократизацию», «противников коррупции и казнокрадства». В подтверждении своих позиций они заявляют, будто при Ельцине, в отличие от нынешнего времени, соблюдались демократические процедуры, имела место конкуренция. А затем всё это якобы было отодвинуто на задворки. На этом основании они считают возможным закрыть глаза на их либеральные экономические воззрения, на их провашингтонскую ориентацию во внешней политике. На слуху даже заявления о том, что олигархи 90-х годов, в отличие от олигархов из бывшего дачного кооператива Ленинградской области, не замешаны в махинациях. Аналогичным образом они не верят в утверждения о воровстве со стороны «либеральных» чиновников вроде Чубайса, Улюкаева, Навального и т.д.

Соответствующие штампы наполнены содержанием как передач государственных телеканалов вроде ОРТ,  «России-1», так и радиостанций, подобных «Эхо-Москвы», «Свободе» и т.д. Подчас соответствующие точки зрения дают о себе знать и в рядах левого движения. Руководствуясь подобными «соображениями», они рассматривают в качестве попутчиков то Кремль, то последователей выпускников Йельского университета. Но всё это, мягко говоря, ошибочно. История показывает, что когда левые примыкали к той или иной буржуазной группировке, они в конечном итоге становились заложниками её интересов, со всеми вытекающими последствиями. Используя до поры до времени коммунистов в своих целях, противоборствующие олигархические кланы в конечном итоге наносили им удар в спину. Незавидная участь Коммунистической партии Украины, блокировавшейся по тактическим соображениям сперва с режимом Януковича, а потом с прозападными «оппозиционерами», прямо свидетельствует об этом.

Ни в коем случае не следует наступать на те же самые грабли. Но для того, чтобы осознать это, сперва следует понять несостоятельность противопоставления друг другу процессов, разворачивающихся как при Б.Н. Ельцине, так и при В.В. Путине.

Разные подходы во внешней политике?

В сознании общества укоренилось представление, будто после ухода Бориса Ельцина в отставку внешняя политика приобрела патриотический характер. С точки зрения некоторых, в 2000-ые годы были предприняты шаги, направленные на укрепление позиций России в мире. Они ссылаются на контртеррористическую операцию в Чечне, на установление вертикали власти, направленной на пресечение сепаратистских тенденций региональных лидеров. Также говорят о Мюнхенской речи президента в 2007 году, о защите Южной Осетии и Абхазии от натиска грузинского руководства, о воссоединении нашей страны с Крымом, о поддержке Сирии в борьбе против ИГИЛа, об укреплении Вооружённых сил РФ.

Что можно сказать? Несомненно, всё вышеперечисленное имеет место. Но параллельно мы наблюдали и наблюдаем развитие иных явлений – закрытие военных баз России на Кубе и во Вьетнаме, появление базы НАТО в Средней Азии, сердюковская «оптимизация» армии, последствия которой с 2012 года исправляют, отсутствие последовательных системных мер, направленных на сдерживание агрессивных устремлений марионеточного режима Порошенко, отказ от признания независимости ДНР и ЛНР, настораживающие намёки относительно будущего Курильских островов.

Таким образом, налицо попытка усидеть на двух стульях. Правда, некоторые могут возразить, заявив, что происходящее всё же отличается от процессов, имевших место в «лихие 90-ые». Тогда наблюдалась прямая сдача позиций России на мировой арене.  Формально это так. Но дело не в определённых личностях, не в их качествах. Всё делается так, как выгодно олигархическому капиталу.

На протяжении 1990-х годов западный «глобализм» оказывал содействие нашим реставраторам капитализма в их деле. В тот момент сплелись интересы «ведущих мировых держав» и российских «приватизаторов». И те, и другие были заинтересованы в проведении одной политики. Первые рассматривали её в качестве способа превращения России в источник сырья и рынок сбыта готовой продукции. И насаждение системы свободного рынка (модели, непригодной в современных условиях), было нацелено именно на это. В свою очередь, вторые видели в неолиберализме способ быстрого обогащения путём разграбления общенародной собственности. И западные «демократии» помогали в этом нарождающейся олигархии. В связи с этим наша «элита» в то время не осмеливалась замолвить слово против своих зарубежных покровителей. Однако мировой империализм позволяет своим «младшим партнёрам» участвовать в совместном грабеже стран и народов лишь на начальном этапе. В дальнейшем он действует по принципу «победитель всё присваивает себе». Однако «поднявшаяся» на экспорте энергоносителей российская олигархия не испытывает от этого восторга.

Изначально «глобалисты» рассматривали «чемпионов» приватизации в качестве временных менеджеров. По их замыслу, в перспективе захваченные олигархами недра должны были перейти в собственность международным ТНК. И финансовая катастрофа августа 1998 года, казалось бы, предоставила западному капиталу огромные возможности для скупки российских сырьевых активов за бесценок. Но планам «западных демократий» не суждено было сбыться. Одномоментного и прямого захвата национальных богатств нашей страны зарубежным бизнесом не произошло (в отличие от ряда стран СНГ). Более того, в «тучные нулевые» утвердилось господство российского капитала в нашей экономике. Олигархия «окрепла» за счёт экспорта сырья в 2000-ые годы – в период высоких цен на энергоносители на мировом рынке. Увеличилась капитализация компаний. Они достигли таких размеров, которые требовали выхода на международные рынки. Наблюдались попытки прокладки трубопроводов в Европу, приобретения зарубежных активов. Словом, российский сырьевой бизнес начал поднимать голову. Но мировая буржуазия не готова мириться даже с укреплением позиций своих «младших партнёров» (не говоря об экономике России в целом). Ведь рано или поздно пешка может стать ферзём. Поэтому «глобализм» начал предпринимать попытки экспроприировать в свою пользу активы, выведенные из России капиталом и его политическими представителями. Дело Bank of New York 1999-2001 гг., фактическое замораживание денежных средств россиян в Исландии в 2008 году и на Кипре в 2013 году, составление «списка Магнитского», предусматривающего блокирование счетов ряда влиятельных представителей управленческой «элиты», принятие закона «О налогообложении иностранных счетов», наделившего финансовые власти США возможностью изымать накопленные за границе средства, — всё это говорит само за себя. Международные санкции против России, попытки западных стран конфисковать активы российских олигархических империй, предпринимавшиеся после «крымской весны», преследуют аналогичные цели.

При создавшихся обстоятельствах представители олигархического капитала в лице действующего руководства не могут смотреть сквозь пальцы на происходящее. Ведь в случае продолжения следования в фарватере «мирового сообщества» и отсутствия какой-либо реакции мировой капитал в один миг поглотит активы, присвоенные нашей буржуазией, и размещённые за рубежом. Это одна из причин принятия ряда самостоятельных шагов во внешней политике, о которых речь шла выше. В то же время «мировое сообщество» быстро прибегнет к конфискации  размещённых за границей капиталов нашей «элиты» при проведении последовательной независимой внешней политики. Именно поэтому, наряду с действиями, идущими порой в разрез с установками «глобализма», подчас осуществляются шаги, направленные на удовлетворение его прихотей. Вышеприведённые подходы к вопросу о судьбе ДНР и ЛНР, Курильских островов, к членству в ВТО, непринятие мер, направленных на захват иностранным капиталом стратегически важных отраслей экономики (как в случае с «РУСАЛом», например) прямо свидетельствуют об этом.

События последних лет показали, что попытка усидеть на двух стульях одновременно не убережёт страну от натиска западного «глобализма». Бывший президент Украины В.Ф. Янукович действовал аналогичным образом. И именно это «ведущие мировые державы» восприняли как проявление слабости, со всеми вытекающими последствиями.

Сменили основные направления внутриполитического курса?

На слуху заявления о том, что в 2000-ые годы власти будто отошли от «демократических» экспериментов, положив конец хаосу и вседозволенности. Сторонники подобной версии утверждают, что в 1990-ые годы, когда была провозглашена абсолютная «свобода», когда устранили все ограничения, выплеснув вместе с водой ребёнка, процветали воровство, сепаратизм, организованная преступность. Государственная власть была дезорганизована и даже приватизирована узкой кучкой олигархов. Всё это осуществлялось под флагом «демократизации», «либерализации» и т.д. Несомненно, это соответствует действительности. Но в то же время некоторые считают, что с приходом В.В. Путина все силы были брошены на укрепление государственности, укрепления порядка и дисциплины. Разумеется, с точки зрения ряда деятелей, было ликвидировано влияние олигархии на власть, началась борьба со злоупотреблениями со стороны крупного капитала и с чиновничьей коррупцией. Вот здесь следует внести ясность.

Прежде всего, не следует забывать, что государство представляет собой не абстрактную вещь, а организацию класса-гегемона. В нашем случае – капиталистов. Поэтому любое укрепление государства означает укрепление власти класса, в руках которого находятся средства производства. Разумеется, откровенному бандитизму, стопроцентному хаосу надо противодействовать. С этим никто не спорит. Но в то же время надо отдавать себе отчёт в том, что укрепление государства трудящихся соответствует интересам народа, а государства олигархии лишь усиливает унизительное положение людей труда, облегчает возможность капитала их эксплуатировать.

Что же касается формального изменения основ политики, то это было вполне предсказуемо. Ведь в 1990-ые годы, когда буржуазия стремилась присвоить общенародную собственность во время приватизации, добиться легитимации эксплуатации народа, своё право безнаказанно проворачивать аферы, её политические представители в лице власти использовали либеральную доктрину. Но в дальнейшем у олигархии на повестку дня встала иная задача – законсервировать сформировавшуюся систему, защитить присвоенные ею в ходе приватизации национальные богатства. Правящему классу требовалось добиться покорности народа, его подчинения новым условиям. Поэтому заговорили о «государственности», о «стабильности», о «сильном государстве». Но как только  определённые представители олигархии и чиновничества оказываются оттеснёнными  от кормушки, так они моментально забывают о вышеперечисленных лозунгах и моментально перекрашиваются в «демократы». Именно это относится и к спонсируемым им политическим группировкам.

Далеко за примерами ходить необязательно. Так, небезызвестный Б.А. Березовский, до конца своих дней боровшийся против «путинского тоталитаризма», за «демократию», за «права человека», за «вхождение в мировое сообщество», в 1999 году, когда фактически командовал парадом (особенно в момент формирования «Единства» и раскручивания В.В. Путина), открыто выступал с ультра-патриотическими декларациями. Из его уст слышно было много пафосных слов о «сильном государстве», о «национальной самобытности России», о «порядке и о дисциплине». Более того, подчас он эксплуатировал тему изоляционизма. Данный деятель был в числе тех, кто в 1999-2000 гг. координировал кампанию по информационной травле и по давлению на политических соперников в лице блока Примакова – Лужкова. Но мы знаем, на какие позиции Березовский встал после того, как был изгнан с политического олимпа.

Аналогичным образом обстоят дела и с «либеральными оппозиционерами». Украинские политические соратники наших «оранжистов» до поры до времени трубили на весь мир об «антидемократичности» клана Януковича и т.д. Но сами, захватив власть в 2014 году, словно перекрасились. От их проповедей «прав человека», «плюрализма» не осталось даже следа.

Одновременно заметим, что разговоры идеологов действующей «партии власти» об «укреплении национального самосознания», о «возрождении России» отнюдь не означают отказа от сути ельцинизма. Ведь подобная фразеология представляет собой своеобразный отвлекающий манёвр, призванный закамуфлировать истинный характер проводившегося курса. Разумеется, политика действующей исполнительной власти и её опоры в лице «единороссов» не имеет ничего общего с подлинным патриотизмом, призванным вдохновить народ на совместное осуществление общего дела, на великие подвиги. Речь идёт о явлении, названном И.В. Сталиным «выхолощенным буржуазией патриотизмом».

Мы имеем дело с ситуацией, когда корпоративные интересы выдаются за общенациональные . Вот тут то в самое время вспомнить известную американскую поговорку: «Всё, что хорошо «Дженерал моторз» — хорошо для США». При оценке нашей действительности упомянутую цитату можно перефразировать следующим образом: «Всё, что хорошо для «Газпрома»/ «Лукойла»/ «Русала», — то полезно России».  Словом, позитивным для них является абсолютно всё, что приносит олигархическому капиталу сверхприбыли. Подобные явления они выдают за благотворные, как бы они не отражались на положении России в реальности. Например, «партия власти» готова охарактеризовать как «реальное укрепление государственности»  даже такие шаги как втягивание нашей страны в ВТО, размещение государственных финансовых ресурсов в американских банках, принятие законов о ТОРах, де –факто отдающих Россию на заклание мировому капиталу, отказ от признания независимости ДНР и ЛНР и т.д.

Интересный материал:  Китай — больше не периферия? Зарплаты китайцев сравнялись с европейскими

Подобный «патриотизм» заканчивается тогда, когда перед «элитой» во весь рост встаёт вопрос о необходимости хотя бы частично поступиться своим всевластием ради блага своей страны в критический для неё момент. Соединение буржуазно-помещичьей группировки с иностранными интервентами в 1918 – 1920 гг. недвусмысленно свидетельствует об этом. Причём это далеко не единственный пример, подтверждающий выдвинутый нами тезис.

Противоположные методы ведения капиталистического хозяйства?

Противопоставлять друг другу ельцинский и путинский периоды любят не только «единороссы». Представители «демократической оппозиции» в целом не отстают от них. Правда, в отличие от действующей проправительственной партии, либералы утверждают, что все ужасы начались якобы с момента избрания президентом Владимира Путина. А эпоху Бориса Ельцина они расценивают едва ли не как «золотое время». Видите ли, в «лихие 1990-ые» годы доминировала нечестная, но конкуренция в экономике. А в дальнейшем наступили времена, когда финансовые потоки и народнохозяйственный комплекс якобы оказались монополизированными узкой кучкой олигархов, располагающих тесными связями с чиновничеством. А остальные, по мнению либералов, были придушены либо ликвидированы.

Подобные рассуждения носят дилетантский характер. Свободная конкуренция давно осталась в истории. Её время приходилось на XIX век. Но за последнее столетие в мировой экономике активизировались тенденции, ведущие к усилению концентрации капитала.  Они были обусловлены множеством факторов. Подробно об этом писал В.И. Ленин в своей работе «Империализм как высшая и последняя стадия капитализма». Впрочем, дело не ограничивалось поглощением мелких экономических игроков крупными. Особенность современного капитализма такова, что его жертвами могут оказаться не только рабочие, крестьяне и иные категории трудящихся, не только представители мелкой буржуазии, но и те крупные капиталисты, которые отказываются подчиняться условиям, диктуемых узким кругом олигархии, монополизировавшей всю производственную и финансовую сферу. Ровно это и имел в виду Владимир Ленин, подчёркивая, что в эпоху империализма наблюдается «удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, её гнёту, её произволу».

Всё это мы наблюдаем в нашей стране в современный период. Причём формирование «капитализма для своих», создание кучи преференций приближённым к властям фирмам при одновременном вытеснении остальных наблюдалось и в ельцинский период.  Возьмём, к примеру, бизнесы Бориса Березовского и Михаила Ходорковского. Они, как и выходцы из кооператива «Озеро», разбогатели благодаря тесным связям с высокопоставленным чиновничеством. Так, упомянутые деятели оказывали влияние на кадровую политику ельцинской администрации и даже занимали государственные посты (один из них был заместителем секретаря Совета безопасности РФ и исполнительным секретарём СНГ, второй являлся советником председателя Совета министров РСФСР И.С. Силаева, а в дальнейшем – заместителем министра топлива и энергетики). Финансовые структуры рассматриваемых нами олигархов были допущены к участию в приватизации на привилегированной основе. Березовские, ходорковские и им подобные не просто получили за бесценок сырьевые отрасли. Правительство, как свидетельствует из материалов доклада Счётной палаты РФ, предварительно разместило на счетах «победителей» «залоговых аукционов» государственные финансовые ресурсы. В дальнейшем узкая кучка сырьевых монополистов получала множество налоговых льгот. Им же оказывалась государственная финансовая поддержка. Одновременно реальный сектор экономики, малое предпринимательство не просто были лишены не только возможности получения субсидий и кредитов. На их шею накинули мощнейшую налоговую удавку.

Как расправлялись со своими конкурентами те, кого «прогрессивная общественность» в дальнейшем станет изображать «узниками совести» и «невинными жертвами» и т.д.? Разве олигархи, подобные Березовскому и Ходорковскому (равно как и обслуживающие их интересы ельцинское правительство), не отжимали бизнес у тех, кто пытался перейти им дорогу? Напомним, какая участь постигла «Инкомбанк» в 1996 году, руководители которого, будучи не допущенными к участию в «залоговых аукционах», пытались опротестовать в суде результаты конкурсов по продаже «Сибнефти» и «Юкоса». В конечном итоге Центробанк РФ провёл проверку финансовой структуры Виноградова. В прессе начали трубить на весь мир о «неплатёжеспособности» банка. Хотя, по словам бывшего главного редактора русской версии журнала «Форбс» П.Ю. Хлебникова», «Инкомбанк», в отличие от большинства иных банков, в своевременном порядке осуществлял платежи. Тем не менее, у него была отозвана лицензия. Мало кто сомневается в подлинной подоплёке претензий к данной финансовой структуре.

Какая участь едва не постигла мэра Москвы Ю.М. Лужкова в конце 1990-х годов, когда он активно выступал против политики ельцинского режима? В 1999 году была предпринята попытка обвинения в финансовых махинациях компаний «Интеко» и «Бистропласт» (при фактическом невнимании к аферам, совершаемых другими крупнейшими бизнес-империями). Все помнят, как после многочисленных проверок и претензий в отношении фирмы «Русское бистро» последняя структура была пущена по миру.

А взять события, в которые был вовлечён тот же А.А. Навальный. Они разве не доказывают, что певцы «свободной рыночной экономики» и «свободы предпринимательства» богатеют ценой паразитирования на имуществе государственных компаний и использования чиновных должностей. За счёт чего «Вятской лесной компании» (ВЛК) удалось стать основным закупщиком продукции «Кировлеса» (после вытеснения остальных посредников)? За счёт содействия со стороны упомянутого деятеля. А когда и за счёт чего Навальный оказал поддержку ВЛК? В то время, когда он занимал должность советника губернатора Кировской области. Словом, благодаря использованию своего статуса. В противном случае вряд ли ВЛК удалось бы занять ключевые позиции. Подобным образом обстоят дела и с их связями с «Ив Роше». Кем являлся Олег Навальный (брат известного деятеля), руководившей «Главподпиской»? Параллельно он возглавлял департамент внутрипочтовых отправлений филиала ФГУП «Почта России». То есть, одно из руководящих лиц государственной организации возглавляет частную компанию, функционирующую в той же структуре под руководством последней. Найдите «десять отличий» от того, чем занимаются те, кого «демократы» обличают в «совмещении государственной и предпринимательской деятельности».

Вполне понятно, что аналогичным образом действует и нынешний правящий клан. А те, кто оказался оттесненными от кормушки, стремятся взять реванш. Иного от них ожидать было невозможно.

На наш взгляд, комментировать утверждения о «невиновности» представителей чиновничества и олигархата, располагающих связями с «либеральными оппозиционерами», просто смехотворно. Мы лишь отметим, что те, кого изображали «узниками совести», в конце 1990-х годов подвергались нападкам даже со стороны своих международных «партнёров». Достаточно вспомнить дело Bank of New York, во время которого едва не заморозили активы представителей «семинабнкирщины» и ельцинской «семьи». Мы уже молчим и об открытых заявлениях Бориса Березовского о банкротстве предприятий в процессе их приватизации, о материалах докладов Счётной палаты РФ о «залоговых аукционах» и т.д. Это касается и пойманных на получении  взяток чиновников всех уровней. Дело не в том, что якобы их «подставили». Общественные активисты, оппозиционные депутаты разоблачали махинации соответствующих государственных служащих. Они передали в Кремль материалы. А власть, стремясь создать видимость начала борьбы с коррупцией, дала в 2016 году добро на осуществление посадок. А всё остальное – детали.

Следует напомнить, что на Украине до 2014 года опальных представителей «элиты» (вроде Юлии Тимошенко) аналогичным образом изображали «честными предпринимателями/чиновниками», якобы «необоснованно» и «противозаконно» осуждённых. Мировой «глобализм» и его пособники тоже вдалбливали населению мысль, будто выдвинутые против них обвинения «сфабрикованы».  По мнению «евроинтеграторов», надо было убрать «мафиозный клан Януковича» и передать бразды правления «опальным олигархам». Тогда, объясняли они, жизнь наладится. К сожалению, украинцы поверили всем этим лживым посулам. И что в итоге? Вчерашние «узники совести» и «эталоны прозрачной экономики», дорвавшись до власти и финансовых потоков, начали с бешенной энергией разворовывать страну. Зачем России наступать на те же самые грабли?

О «демократии» 1990-х годов и о «диктатуре» 2000-х

На наш взгляд, попытки изобразить ельцинский период «эпохой демократии», которую якобы свернули при Путине, представляют собой верх необъективности и пример поверхностного взгляда на действительность. Прежде всего, не следует забывать, что государство представляет собой организацию класса, которому принадлежат средства производства. Его гегемония зиждется на подавлении сопротивления антагонистов. В противном случае крушение государства неизбежно.

Соответственно, любая власть в определённой степени представляет собой диктатуру. А благами «свободы» и «демократии» может пользоваться только тот класс, в руках которого находятся финансовые потоки и национальные богатства страны. Вопрос лишь в том, чьи интересы выражает правящий режим. Если он действует в интересах трудящегося большинства, то его действия, направленные на вытеснение и подавление сил, противостоящих народной власти, следует только приветствовать. Абсолютно противоположная ситуация складывается тогда, когда правящие круги действуют в интересах узкого круга лиц, обогащающихся за счёт грабежа населения путём махинаций с национальным достоянием. Тогда действия власти, направленные на подавление её политических оппонентов, следует расценивать как губительные. Именно это и происходит в нашей стране на протяжении последних тридцати лет.

Может ли олигархия действовать иначе? Провальный результат МВФ-овского курса «либеральных реформ», разграбление капиталистами России во время приватизации вызвали массовое недовольство народа. Тогда в ответ «реформаторы» прибегли к «закручиванию гаек» с целью пресечения стремления трудящихся отстоять свои права. Началось это как раз в ельцинский период. Роспуск Верховного совета с применением силовых методов, протаскивание проекта Конституции, фактически наделяющего президента огромной полнотой власти, — всё это послужило началом цементирования либералами политического пространства. С тех пор вмешательство правящих кругов в избирательный процесс с каждым годом нарастало. Манипулирование президентскими выборами 1996 года и выборами в Государственную Думу в 1999 года, инспирированная федеральными телеканалами травля основных оппонентов власти (Геннадия Зюганова в 1996 году, а в 1999 года – блока Евгения Примакова и Юрия Лужкова), неравный доступ к СМИ, — всё это рано или поздно привело бы к монополизации политического пространства «партией власти». Впрочем, видные представители ельцинского окружения даже не помышляли скрывать свои намерения. Например, в канун выборов президента 1996 года Борис Березовский открыто заявил, что не верит в «свободу прессы», как некоторые идеалисты. Ну а во время избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы, прошедшей три года спустя, он был в числе тех, кто содействовал раскручиванию «доренковщины». Подобное явление к 2000 году успело стать притчей во всех языцех.

Всё осуществляется постепенно. Сперва небольшое давление на оппонентов, затем оно усиливается, а в конечном итоге активизируются тенденции, ведущие к установлению стопроцентной тирании. История знает немало примеров, как буржуазия прибегала к соответствующим методам. По крайней мере, в лихие 90-ые многие видные представители «демократической оппозиции» открыто призывали к установлению диктатуры, подобной пиночетовской. По замыслу нынешних «борцов с авторитаризмом», установление прямой диктатуры должно подавить сопротивление т.н. «красно-коричневых» и трудящихся, заставить страну перейти к периферийному капитализму.

Вполне понятно, что вышеизложенные тенденции активизировались и после 1999 года.

Другое дело, что в годы «перестройки» и «демократических реформ» процветала вседозволенность – и со стороны олигархии, беззастенчиво приватизировавшей власть и безнаказанно разворовывающей страну, и со стороны «свободной прессы», поливающей грязью наше Отечество, пропагандирующей разврат, насилие, русофобию и антисоветизм. Апологетика чеченских террористов, открытые призывы к территориальным уступкам и к отказу от государственного суверенитета, воспевание организованной преступности, — все эти явления оказывают разлагающее влияние на общество. Ну а про всевластие олигархов, помыкающих государством и наживающихся на бедствиях страны, гробящих производственную базу, говорить нечего. Вполне понятно, что подобная «свобода» средств массовой информации, подобная «свобода предпринимательства» не нужна никому. И коммунисты, и относительно вменяемые буржуазные силы выступали за пресечение подобных явлений. Тем не менее, события последних лет показывают, что в реальности господство олигархического капитала никуда не исчезло. Да и экраны телевизоров до сих пор заполнены пропагандой цинизма и пошлости.

Какое стихийное бедствие лучше?

Таким образом, мы являемся свидетелями борьбы двух кланов компрадорского капитала. Кто бы из его политических представителей не взял верх (будь то «партия власти», будь то «демократическая оппозиция»), кардинальный вектор внутренней и внешней политики не поменяется. И те, и другие фактически отстаивают одну модель развития.

Альтернативой соответствующей группировке может быть только союз левопатриотических сил во главе с КПРФ. Народно-патриотическая коалиция прямо ставит вопрос о переходе к новой модели социально-экономического и политического развития России. Национализация ключевых отраслей экономики, государственное планирование развития народного хозяйства, выход из ВТО и реальная поддержка отечественного производства, народных предприятий, развитие системы социальных гарантий, проведение последовательной независимой внешней политики (в том числе признание независимости ДНР и ЛНР), — всё это присутствует в программных требованиях левой оппозиции. В этом одно из её базовых отличий как от «единороссов», так и от «либеральных оппозиционеров». Но не только.

Самое главное в другом. Программа КПРФ и её союзников носит жизнеспособный характер. Успешные результаты политики правительства Примакова – Маслюкова – Геращенко в 1998 – 1999 гг., созидательная работа мэра Новосибирска Анатолия Локтя, главы республики Хакасия Валентина Коновалова, губернаторов Иркутской и Орловской областей Сергея Левченко и Андрея Клычкова, уникальный опыт работы народных предприятий (например, «Совхоза имени В.И. Ленина» Павла Грудинина) является тому подтверждением. Пусть перечисленные успехи вдохновляют вас на борьбу за социализм, за Ресоветизацию.

Вместе – победим!

Михаил Чистый

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.