Олег Степаненко. Разрушители интеграции находятся в Кремле

Автор: | 17.02.2019
Олег Степаненко. Разрушители интеграции находятся в Кремле

Олег Степаненко. Разрушители интеграции находятся в Кремле

В череде событий, вызвавших тревогу в Белоруссии и России, особое место занимает очередной их конфликт в рамках Союзного государства. Причиной, как известно, стал налоговый манёвр, который проводит российская сторона. Уменьшая вывозную пошлину на нефть, она одновременно повышает цену на её добычу. В итоге входящая цена нефти для Белоруссии растёт. И республика, уже потерявшая от этого 3,6 миллиарда, к 2025 году потеряет 10,5 миллиарда долларов. Попытки её руководства добиться компенсации ущерба, в том числе несколько встреч Александра Лукашенко с Владимиром Путиным, к окончательному решению проблемы не привели. Постоянная повторяемость конфликтов, а ещё больше — острота, которой достигли противоречия, заставляют вернуться к анализу глубинных причин, осложнивших отношения в Союзном государстве.

Отыщи всему начало

Аргументы российской стороны просты: налоговый манёвр — наше внутреннее дело, к тому же при нынешнем уровне интеграции с Белоруссией о каких-то компенсациях не может быть и речи. Доводы эти были подкреплены ультиматумом Медведева — так окрестили аналитики его высказывания в Бресте, на Совмине Союзного государства. Суть ультиматума отражает заголовок статьи в газете «Коммерсант»: «Россия поставила перед Беларусью вопрос ребром: сначала интеграция — потом экономика». Со страниц и экранов официозных СМИ начался накат на Белоруссию: «Иждивенческая модель поведения»… «Никаких дотаций и субсидий, пока не выполнят требования Союзного договора».

При этом, как и во время прежних конфликтов, и власть, и обслуживающие её пропагандистские институты обошли молчанием главное: Союзный договор требует равноправия в отношениях сторон, которое должны обеспечивать полновластные наднациональные органы. Этот принцип положен в основу договора. «Союзное государство — чётко определено его третьей статьёй — базируется на принципах суверенного равенства государств-участников». И должно, как записано в последующих статьях, иметь общий парламент и другие управленческие органы.

Базовые требования были нарушены не белорусским, а российским руководством. «Правда» уже писала, какую роль сыграл в этом Путин. Напомню: через год после обмена с Лукашенко ратификационными грамотами Союзного договора он объявил его неприемлемым. То была политическая установка. Владимир Владимирович принародно отказался от создания союзного парламента. По его настоянию вопрос о принятии Конституционного акта — Конституции, которая определила бы, что это будет за государство, и установила его политическую, социально-экономическую основу, органы управления и общую валюту, был вынесен «за скобки» переговоров.

Подрывом организационно-структурных форм Путин не ограничился. Союзный договор требует обеспечить равенство экономических условий хозяйствования. В первом, заглавном его разделе целью общего строящегося государства названо «создание единого экономического пространства», которое невозможно без равенства цен. Это — базовый принцип создания всех союзов. В том числе и Европейского, поклоны которому кремлёвско-«белодомовская» команда отвешивала не один год. Там, в ЕС, выравнивали условия хозяйствования дотированием проблемных сфер того или иного участника. Германия, например, получала дотации на развитие аграрного сектора, другие страны — на дефицитные у них энергоносители, на промышленные, перерабатывающие либо обслуживающие отрасли. Иначе не было бы создано ни единого экономического пространства, ни Европейского союза.

Для Белоруссии самая проблемная сфера — нехватка энергоносителей. Именно в этой сфере прежде всего и следовало установить ценовое равенство. Но Путин нанёс по болевой точке, от которой зависело, будет ли создано общее, на равноправной основе, государство, целенаправленный удар. Цена на газ Белоруссии в одностороннем порядке была повышена почти вдвое, выросли для неё и цены на нефть. Экономический фундамент союза был разрушен.

Уже в 2007 году Александр Лукашенко вынужден объявить, что «Россия фактически полностью растоптала весь этот договор… Они (российские руководители. — О.С.) не могут согласиться с тем, что главный принцип Союза — равноправие. Мы — большие, вы поменьше, поэтому какое равноправие?» Растоптан был, заметьте, международный договор, имеющий приоритетное значение перед всеми внутренними законодательными актами и потому подлежащий беспрекословному выполнению.

Произволом на высшем уровне была расчищена дорога к нарушению других, рангом пониже, — межправительственных и межведомственных договоров и соглашений. Ломая их, российская сторона развязала в Союзном государстве нефтегазовые и мясо-молочные войны. И тем самым, как справедливо квалифицировало министерство иностранных дел Белоруссии, нарушила международные обязательства по вопросам не только равных условий хозяйствования, но и свободной торговли, создания Таможенного союза, унификации и создания системы тарифного и нетарифного регулирования. Словом, все главные обязательства в самой жизненно важной — экономической сфере.

Попытка Медведева обвинить Белоруссию в неисполнении договора выглядит, мягко говоря, некорректной. Чьи транслирует он идеи и мысли — понятно каждому. Поневоле задаёшься вопросом: почему Путин и его команда, растоптавшие Союзный договор, вдруг проявили к нему такое повышенное внимание и стали требовать его выполнения от Белоруссии? Чтобы скрыть свою роль разрушителей интеграции? Или, как считает ряд аналитиков, причина кульбита иная. Не имеющий права третий раз подряд баллотироваться в президенты, Путин хочет обеспечить себе политическое будущее на посту руководителя Союзного государства, которое для этого надо превратить из фантома, «облака в штанах» в более-менее нормальное государственное образование.

Не будем гадать — важнее другое. Полное пренебрежение российского руководства к закону. И — к союзнику. Пренебрежение, проявляющееся в самых неприглядных формах.

Под братской личиной

В разгар конфликта из высших российских инстанций стали сыпаться заверения в братской дружбе с белорусами. «Братский характер отношений народов Беларуси и России вряд ли кто станет отрицать», — заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. В тон ему высказалась директор департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова: «Слова «коллеги» или «друзья» не отражают сути вопроса. Это наши братья».

Что касается народов — святая истина. А вот по отношению к высшей российской власти всё обстоит с точностью до наоборот. Разве по-братски было угрожать Белоруссии, как это сделал Кремль в ноябре 2002 года, уменьшением подачи газа на 50 процентов, ссылаясь на нехватку его для поставок в Германию, Данию и другие страны Запада? А затем в лютые февральские морозы оставлять союзную республику без газа, обвинив в задолженности? Хотя задолженность её была в десяток раз меньше, чем у пронатовского и антироссийского украинского руководства. Да и график оплаты за потребляемый газ, в отличие от Украины, Белоруссия соблюдала исправно и по согласованному с российской стороной плану аккуратно рассчитывалась за прежний долг. Но вентиль перекрыли только ей.

И разве из братских чувств к белорусам кремлёвские хозяева натравили на них свою пропагандистскую челядь? На телеканалах, в «Новых Известиях», других официозных и либеральных изданиях появились злорадные, с карикатурами, сюжеты: жители Белоруссии, готовясь к скорому отключению газа, скупают не подарки и новогоднюю атрибутику, а телогрейки, обогреватели и «буржуйки».

И уж никак нельзя назвать братскими массовые запреты на белорусскую мясо-молочную продукцию, которые из-за их явной противозаконности руководство РФ вынуждено было со скрипом отменять.

Отнюдь не братское и даже не дружественное отношение к союзнику — единокровному народу проявилось не только в противоправных экономических актах. Российские министры по полдня держали своих белорусских коллег в приёмной, чтобы отправить обратно ни с чем. В то время как западных эмиссаров они принимали без задержки и на полусогнутых. В дипломатии такая политика — лакейски прогибаться перед сильными и прессовать тех, кто поменьше и послабее, как справедливо писала «Правда», называется шакальей.

Нелишне напомнить ещё одно немаловажное обстоятельство. «Нереформированная» белорусская экономика, несмотря на более высокие, почти вдвое, цены на газ и нефть, чем были они для «реформированной» российской, развивалась в два с лишним раза быстрее неё. И даже Шушкевич, ярый противник «лукашенковского режима», писал: «Белорусские министры не носят костюмов от Бриони, но дело знают и работают куда лучше российских». Поучиться бы, перенять опыт, но нет — устраивают сеансы открытого издевательства.

Но главным доказательством отнюдь не братского отношения российских руководителей к Белоруссии и её народу стал, конечно, продолжающийся экономический подрыв интеграции и блокирование строительства Союзного государства. Сегодня применяется всё та же, почти двадцать лет действующая схема: взять с союзника намного больше, чем предусмотрено договором, и вернуть ему лишь часть незаконно взятой суммы. Разница лишь в том, что возросли масштабы противоправных антисоюзных операций. И если раньше российская сторона хоть частично компенсировала учинённый ею разлом интеграционного поля, то нынче стала отказываться от любой компенсации.

В паутине лжи

И что поразительно: высшие российские сановники продолжают утверждать, что оказывают помощь Белоруссии, умалчивая, как односторонним увеличением цен на нефть и газ подрывают Союзное государство. Ведь цена газа для Белоруссии сейчас почти вдвое выше, чем для соседней с ней Брестской области. Путин снова приводит не раз повторявшиеся доводы о льготных, комфортных ценах на газ для Белоруссии: тысяча кубов ей обходится в 127, а Германии — в 200 с лишним долларов. Но Германия не входит в Союзное государство. Да и до неё ещё 2000 километров, и если отбросить затраты на перекачку газа, то цена его долгие годы была меньшей, чем для Белоруссии, на поставках в которую «Газпром» имел более высокую, по сравнению с поставками немцам, рентабельность. Какие уж тут комфортные условия — прямая нажива на «меньшем брате».

О позиции чиновников рангом пониже и говорить не приходится. Недавно назначенный послом в Минск Михаил Бабич, например, в интервью ТАСС, определяя суть конфликта, сказал, что Белоруссия хочет поддержки от России ещё на 3—4 миллиарда долларов в год, умолчав, что речь идёт о выполнении Союзного договора и спасении интеграции.

Прежний посол Александр Суриков, после того как российская сторона, растоптавшая договор, перешла к нефтегазовым и мясо-молочным войнам, имел мужество заявить: «Мы (российское руководство. — О.С.) забыли, что находимся в одном союзе». Бабич же, как видим, сразу нацелился на дальнейший подрыв интеграции. Знакомый аргумент властей предержащих, повторенный им: «Налоговый манёвр — суверенное право Российской Федерации», — ещё раз подтверждает, что посланник Кремля не намерен, вслед за своими хозяевами, признавать Союзный договор.

Как и при прежних конфликтах, началась пропагандистская атака на Белоруссию. Российские СМИ официозной и либеральной окраски с возмущением поведали, что в Минске бьют русских. По телеканалам была прокручена безобразная сцена драки двух мужчин в метро. Устроили её, как показала проверка, два белоруса: один — бывший сотрудник ОМОНа, отсидевший в тюрьме за взятку, второй — такой же, по характеристике следственных органов, полуотморозок.

В СМИ снова запустили набившие оскомину обвинения Белоруссии в том, что она заправляет своим дизельным топливом украинские танки и переправляет с Украины в Россию санкционные товары. И опять-таки по заданию руководства республики была проведена основательная проверка. «Там же почти всё дизельное топливо российское, — сообщил Александр Лукашенко. — И россияне поставляют, постоянно наращивая объёмы этих поставок — бензинов и дизельного топлива — в Украину». Факт в общем-то давно известный специалистам. Как и то, что санкционку через Белоруссию, в результате противодействия её государственных органов, везут в мизерных объёмах, и делают это украинские и российские поставщики при покровительстве таможни и других служб Российской Федерации.

Возобновились обвинения в «ненадёжности» белорусской границы. Хотя даже самое опасное — оружие, которое стало массированно поступать в республику с Украины, переправляют сначала через украинско-российскую границу, а потом из России — в Белоруссию. Естественно, для минского Майдана.

Ангажированные СМИ опять повторяют ещё один «неопровержимый» довод: отношения с Белоруссией осложнились потому, что она не признала Южную Осетию и Абхазию, «замутила» с Крымом. Хотя события эти, требующие более углублённого анализа, произошли уже после того, как Кремль подорвал интеграцию и разрушил Союзный договор. Считать происшедшее позже причиной ранее происходивших событий — элементарный подлог.

Паутина лжи, которую российские верхи плетут против тех, кого называют братьями, поражает цинизмом и изощрённостью. Упоминавшийся уже М. Бабич посоветовал «белорусским партнёрам двигаться в сторону принятия решений по выравниванию условий хозяйствования». Мол, и они нарушают равенство цен: акцизы на табак в Белоруссии искусственно сдерживаются, величина их в четыре раза ниже, чем в РФ, и весь избыточный объём производства сигарет идёт оттуда в Россию, из-за чего её бюджет недополучает миллионы долларов. При этом не уточнил: миллионы долларов для такой большой страны, как Россия, что укус слона комаром. А миллиарды от одностороннего увеличения ею цен на газ и нефть для меньшей по населению в пятнадцать, а по территории в 82 раза Белоруссии — тяжёлый экономический удар. Не говоря уж о дальнейшем подрыве интеграции.

Но, пожалуй, всех превзошёл Путин. Почти сразу после подписания Союзного договора он стал повторять, что помощь Белоруссии наносит ущерб российской экономике. А на стыке 2006—2007 годов в двух телевизионных шоу, оправдывая односторонний подъём цен на газ и нефть, пытался убедить телезрителей, что уравнивание цен наносит ущерб российским пенсионерам и бюджетникам. И хотя расчёты экспертов показывали, что от несколько сниженных цен за счёт «скидок» и «льгот» на газ и нефть для своего союзника россияне только выигрывают, получая из Белоруссии дешёвую продукцию и полнее загружая кооперированные с ней предприятия, почти полтора десятка лет своей позиции Владимир Владимирович не менял. И вдруг в феврале 2017 года заявил, что от «помощи» белорусской экономике — ценовых «скидок» и «льгот» для неё на газ и нефть — российская экономика «получает и получит выгоду». Совместная работа «в долгую», пояснил он, «усиливает наш синергетический эффект (возрастание эффективности деятельности в результате интеграции. — О.С.) и повышает нашу общую конкурентоспособность».

Выходит, полтора десятилетия Путин со всей своей командой обманывал россиян. И в действительности Россия от снижения цен на энергоносители для Белоруссии не только не терпит ущерба, но и, наоборот, получает выгоду. А сейчас открыто пошёл против того, что вынужден был признать, и совершил очередное сальто-мортале: санкционировал налоговый манёвр, увеличивающий для союзника разницу в цене на нефть.

Отрыжка неоимпериализма

Как же случилось, что нарушение приоритетных, подлежащих неукоснительному исполнению договоров стало для российского руководства нормой? Чем бы ни прикрывало, чем бы ни оправдывало оно свою политику с её кульбитами, истина в общем-то очевидна. Россия уже не та, что была при Советской власти: у неё другой уклад, другие принципы. Чтобы понять их, достаточно проследить за цепочкой действий кремлёвского руководства.

Интересный материал:  Депутаты-единороссы бегут из Думы города Артема

В 1993 году оно вывело Россию из единой рублёвой зоны — без предупреждения объявило о замене денег на новые. В то время Белоруссия поставляла на российский рынок массу товаров: от тракторов, автомобилей до трикотажных изделий и продуктов питания. Россия оплачивала всё это рублями. В итоге продукция белорусских предприятий оказалась в России, а Белоруссия осталась с горой пустых бумажек. Это было вопиющее мошенничество, грабёж средь бела дня. Государственный бандитизм только что вылупившегося капиталистического правительства.

Уже при первом президентстве Путина, через полгода после того, как он отрёкся от Союзного договора, стал ясен подлинный смысл политики Кремля. Угрожая сокращением подачи газа, российское руководство выдвинуло тогда своё главное, как подтвердили дальнейшие события, требование. «Прямо было заявлено, — сообщил на экстренном совещании в Минске Александр Лукашенко: — не отдашь собственность, разговор будет другой».

Захват белорусской собственности в форме скупки её по дешёвке стал основой экономической политики «новой России» по отношению к союзнику. Этого, собственно, и не скрывали руководители ведомств. Елена Скрынник, бывшая министром сельского хозяйства РФ, во время очередного облыжного обвинения белорусов в поставке низкокачественной мясо-молочной продукции поручила собирать данные не по качеству мясных и молочных изделий, а по техвооружённости и технологическому уровню предприятий, чтобы заполучить самые выгодные. А министр энергетики Александр Новак назвал целью экономических атак на Белоруссию захват по дешёвке её нефтеперерабатывающих заводов, технологически намного опередивших российские. Для этого необходимо, лишив их сырья либо односторонне подняв на него цену, обанкротить. И бери тогда голыми руками.

В том, что это официальная политика российского руководства, сомневаться не приходится. В документе об интеграционной стратегии России в СНГ, принятом во время президентства Медведева, Белоруссия упомянута одной фразой: «Скупать белорусские предприятия».

«Беда в том, — констатировал директор Центра системного анализа НИИ теории и практики государственного управления Валерий Суряев, — что управленческие рычаги находятся по сути в руках мощных финансово-промышленных группировок, которые заинтересованы только в одном — получении прибыли. Вот их стратегическая цель… Речь идёт о собственных эгоистических интересах этих корпораций. Ни о каких интересах России они не думают. Им это глубоко чуждо». Администрация Кремля, как и положено при капитализме, стала лишь комитетом по управлению делами буржуазии, обслуживающим олигархов, которым нужно не Союзное государство с братской республикой, а лишь лакомые куски её экономики.

Эта цель преследуется и сейчас. «Москва не прочь сделать белорусские нефтеперерабатывающие заводы «своими»… «Россия готова купить НПЗ в Мозыре и Новополоцке», — подобные сообщения запестрели в интернете и на страницах газет. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: всё делается по знакомой схеме — сначала обанкротить (на сей раз своим налоговым манёвром), а потом скупить.

Оправдался вывод группы белорусских экспертов, сделанный около десяти лет назад: «Политика кремлёвского руководства, использующего нехватку в Белоруссии энергоносителей как рычаг давления на неё, заражена неоимпериализмом… Вот и последнего российского союзника на постсоветском пространстве — Белоруссию пытаются перемолоть в олигархических жерновах. Сырьевые магнаты с молчаливого одобрения властей предержащих гнут свою линию, не думая о последствиях, стране и людях, живущих в Союзном государстве». Не думая даже о том, что удар приходился и по российским предприятиям, завязанным производственной цепочкой с белорусскими. А на таких предприятиях работало около десяти миллионов человек. Отрыжка неоимпериализма, не знающего моральных, нравственных норм, проявляется, как мы уже убедились, не только в нефтегазовых и мясо-молочных войнах, которые развязывает российское руководство, но и в изощрённом издевательстве его над союзником.

В последнее время СМИ стали сообщать о более широких замыслах Кремля. «Как Россия присоединит Беларусь»… «На очереди — инкорпорация соседа»… «Бабич как предтеча аншлюса» — лишь несколько заголовков из интернета и российских газет. Читаешь — и не покидает ощущение дежавю: всё это уже было. Более пятнадцати лет назад, заявив о неприемлемости Союзного договора, подобную, нереальную и явно провокационную идею — о вхождении Белоруссии в Россию — выдвинул Путин. И, как констатировали аналитики, одним выстрелом убил четырёх зайцев.

Во-первых, не нарушил своего обещания западным друзьям, прежде всего президенту США Бушу, которому клялся в «общих ценностях» и иначе как «другом Джорджем» не называл, не делать реальных шагов для возрождения «империи». Во-вторых, угодил их сокровенному желанию вообще не допустить полноценной интеграции на постсоветском пространстве: поняв, что российский правитель против принципа равноправия, потянувшиеся к «Союзу двух» страны СНГ одна за другой стали прерывать начавшийся процесс воссоединения.

В-третьих, создал у обывателя, не вникающего в суть происходящего, а порой и неспособного её постичь, впечатление, что это не он, а Лукашенко встал на пути к единству разделённых народов. И, в-четвёртых, вошёл в обывательское сознание новым собирателем земель разрубленной на куски Державы. (Подробнее об этом кульбите Владимира Владимировича в статье «Гильотина для интеграции» — «Правда» за 10—13 февраля 2017 года.)

И сейчас вместе со СМИ эту провокационную идею вытянули на свет божий российские политики, выступающие против Союзного государства. Вроде засланного казачка Кремля Владимира Жириновского. Но что характерно, своей «неопровержимой» логикой все они начисто опровергают свою позицию. Тот же Жириновский написал в Telegram: «Я уверен, если сейчас провести в Белоруссии референдум о возвращении в состав России — абсолютное большинство поддержит это. В 1990 году за сохранение СССР проголосовали 82 процента белорусов — больше, чем в среднем по Союзу». Заметьте: за сохранение СССР, где Белоруссия была равноправной республикой, а не входила в Россию. Единственно приемлемый вариант, который пытаются, но не могут, при всём своём политическом словоблудии, отклонить даже самые завзятые противники Союзного государства.

Что день грядущий…

Год нынешний — юбилейный: в декабре исполняется двадцать лет Союзному договору. Но до сих пор не выполнены главные его пункты и требования. И, что ещё опаснее, продолжаются попытки вбить клин между его участниками. «Москва утратила доверие к Беларуси», — громогласно заявил первый заместитель премьера РФ Антон Силуанов. И перечислил набившие оскомину причины такого недоверия — те же подакцизные сигареты, ту же санкционку. А затем в духе ультиматума Медведева, своего шефа, потребовал «глубокой интеграции» и обвинил белорусов в том, что интеграционные договорённости между двумя странами, достигнутые в 1999 году, не выполняются, а посему — никаких компенсаций и налоговый манёвр остаётся суверенным внутренним делом России.

При этом ни словом не обмолвился, что субсидии проблемной для Белоруссии сферы энергоносителей — единственная экономическая возможность создать Союзное государство. И что Москва ещё раньше потеряла доверие Белоруссии — за реальные удары по интеграции. Зато объявил, что отношения двух стран, которые «не настолько братья, чтобы субсидии отдавать», должны быть равновыгодными, вызвав законный вопрос: так всё же россияне и белорусы — братья, как говорит не только путинская пресс-служба, но и постоянно повторяет сам Путин, или, как считает первый заместитель правительства, сформированного им, «не настолько братья»? При видимой противоположности высказываний их объединяет одно — лицемерие, выпирающее и в призыве к союзникам обеспечить равновыгодность, которую нарушила российская сторона.

Самым расхожим обвинением Белоруссии стало обвинение в том, что она «уходит под Запад», отворачиваясь от России. «Если некоторые россияне нас всё время упрекают, что мы с Западом разговариваем, так, я думаю, надо на себя посмотреть. Наверное, больше, чем Россия, никто не стремится на Запад или наладить отношения с Западом и с Америкой. Так в чём вы нас упрекаете?» Ответ на этот резонный вопрос Лукашенко дал на встрече с журналистами после завершения своей миссии посла в Минске Александр Суриков: «А какую занимает позицию политика России? На сближение с Западом, в том числе с США. Мы тоже занимаем эту позицию».

Надо учитывать, что при сближении с Западом обе страны ведут себя по-разному.

Белоруссия никогда не выступала объединённым фронтом с Евросоюзом и США против России, Россия же вместе с ними против Белоруссии выступала. Вспомним хотя бы их десятилетние совместные нападки на Белоруссию за то, что она не распродаёт народную собственность, не проводит обвальной шоковой терапии, не выдворяет по рецептам, которые навязал России Вашингтон, государство из экономики (чего, заметим, на Западе нет). Или можно вспомнить явное предательство, совершённое Кремлём против своего союзника в декабре 2010 года. После многолетних нефтегазовых, молочных, мясных и прочих торговых войн с Белоруссией российское руководство поддержало США и ЕС, угрожавших ей за то, что она дала отпор прозападным «майданникам», пытавшимся совершить в Минске государственный переворот, открыто выступило против своего союзника вместе с теми, кто пытался с ним расправиться.

Причина кремлёвско-западного симбиоза — в их классовом родстве. Именно этим родством были продиктованы действия Путина в первые же годы его президентства. Обитатели Капитолийского холма восприняли тогда как сигнал тревоги подписание Союзного договора Белоруссии и России. «С Союзного государства, — предупреждали аналитики ЦРУ, — начнётся восстановление империи». И конгресс США, как уже знают читатели «Правды», принял специальную резолюцию, в которой, назвав договор нелегитимным, потребовал от президента США «поднять на самом высоком уровне (то бишь путинском. — О.С.) вопрос о непредоставлении российским правительством финансовой помощи режиму Лукашенко». Под финансовой помощью имелись в виду «нерыночные» дотации на газ и нефть, предусмотренные Союзным договором для обеспечения равных условий хозяйствования.

Путин равенство цен, как мы знаем, нарушил. Всё было сделано в соответствии с планом Вашингтона.

Для объективности не следует забывать ещё одну точку зрения. Доходчивее всего, по-моему, её изложил в интернете комментатор под псевдонимом КЭП: «Не менее значим вопрос о том, чтобы объединялись страны на базе единой модели. Разумеется, изначально Лукашенко готов был на любые условия соединения с нашей страной. Но когда это было? В 1990-е годы, когда многим казалось, что криминально-компрадорский режим в России долго не продержится, что в ближайшем будущем его сменят левопатриотические силы. К сожалению, власть олигархии упрочняется. И что в этих условиях объединять? Социалистическую экономику (здесь автор ошибается: в Белоруссии не социалистическая экономика, а экономика с элементами социализма. — О.С.) с экономической системой периферийного капитализма? Вот если бы Россия отказалась от неолиберального курса, тогда шанс был бы, несомненно. Реинтеграция стала бы реальностью. Но пока в нашей стране рулит капитал, то о воссоздании Союза речи быть не может. Во-первых, правящему классу невыгодно отказываться от системы, при которой страна работает на его обогащение. Во-вторых, олигархическая система в России отпугивает режим в Белоруссии».

Противоречие бесспорное. О нём сказал и Лукашенко, правда, под другим ракурсом: «Кому-то не нравится курс, который Беларусь проводит (кому, пояснять не стал — известно и без пояснений). Даже не внешнеполитический. А та экономика, которую мы строим, тот социальный уклад, который мы создаём на принципах прежде всего справедливости… Вот и начинаются нападки».

Но несмотря на это, как и на длительное блокирование интеграции Кремлём, и разнузданную пропаганду против Белоруссии, руководство её готово к углублённому союзному строительству. Условия его назвал на встрече с дипломатами Александр Лукашенко:

«Союз — пожалуйста. Объединение — пожалуйста, но только это люди (имеется в виду народ. — О.С.) должны решить, а не мы (руководители. — О.С.). Мы не отказываемся ни от одного тезиса. Если кто-то мне начинает говорить про объединение, то опять же с крыши: давай валюту общую. Мы не против общей валюты, но это должна быть общая валюта, а не валюта Центробанка России. Должен быть эмиссионный центр, созданный на равных условиях. Если вы приводите пример ЕС, хорошо — на принципах Евросоюза. Но чтобы условия были равные и подход. Вы хотите налоговую, таможенную политику унифицировать? Согласен. Но на лучших традициях и условиях, возьмём всё лучшее у белорусов и россиян. Но не так: мы — большие, вы — малые, давайте делайте так, как у нас».

Блокировав создание Союзного государства, Путин со своей командой совершили величайшее, после разрушения СССР, геополитическое предательство. Но Путины приходят и уходят, а народ остаётся. Как остаётся и надежда на то, что будет расчищена дорога к восстановлению единства Белоруссии и России.

(По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»)

Капитан Очевидность

Нет никакого сомнения в том, что политическим представителям компрадорской буржуазии невыгодно воссоздание Союзного государства в целом, воссоединение России с Белоруссией в частности. Ведь олигархи получают выгоду от подпитывания экономической мощи «мирового сообщества». Соответственно, мировой империализм выдвигает нашей «элите» условия, направленные на консервацию унизительного положения нашей страны. Правящий класс, опасаясь возможной конфискации наворованных им капиталов в пользу мирового бизнеса, идёт последнему на уступки. Этим, в частности, обусловлено фактическое блокирование объединения с братской Белоруссией. Правда, некоторые полагают, будто белорусский президент Александр Лукашенко своими действиями вносит лепту в разрушение Союза. Но не будем забывать, что изначально он был согласен на любые условия объединения. Он ведь не рассчитывал на то, что компрадорский олигархический капитализм сохранится в России на протяжении продолжительного времени. Но, как оказалась, данная система в нашей стране, увы, временно укоренилась. И какой здравомыслящий государственный деятель станет подчинять условиям олигархического капитала? Зачем? Поэтому только после победы трудящихся в России дело воссоединения братских народов сдвинется с мёртвой точки.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.