Одна Победа на всех

Автор: | 2020-04-16
Одна Победа на всех

Одна Победа на всех

Во всенародной борьбе против фашистских оккупантов важное место принадлежало срыву военно-экономических планов германского империализма, стремившегося поставить себе на службу экономику захваченной советской территории. Грабеж и эксплуатация промышленных ресурсов оккупированных районов, сырья и продовольствия, превращение захваченных советских территорий в аграрно-сырьевой придаток, колонию фашистской империи, в источник дешевой рабочей силы – такой была экономическая цель войны гитлеровской Германии против СССР. Особое место в планах германских империалистов отводилось Советской Украине с ее мощной металлургической и машиностроительной промышленностью, большими запасами угля, руды, с плодородными землями, развитым сельскохозяйственным производством.

В программе борьбы народа в тылу врага Коммунистическая партия поставила перед рабочим классом, колхозным крестьянством, интеллигенцией задачу сорвать планы, фашистских оккупантов, лишить их возможности превратить промышленность захваченных районов в арсенал фашистской армии, не дать им сырья и продовольствия.

В осуществлении намеченных планов получения продовольствия для снабжения вермахта и рейха за счет оккупированных восточных территорий нацисты возлагали наибольшие надежды на Украину. В письме к Муссолини от 21 июня 1941 г. Гитлер, сообщая о решении начать войну против СССР, подчеркивал: «Прежде всего я надеюсь, что в результате кампании мы сумеем обеспечить на длительное время на Украине общую продовольственную базу. Она послужит для нас поставщиком тех ресурсов, которые, возможно, будут нам необходимы». Грабительские устремления Гитлера в отношении Украины поддерживало командование вермахта. В докладе на совещании в ставке верховного главнокомандования германских вооруженных сил 5 декабря 1940 г. начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер, отмечая, что Украина стоит в первом ряду важнейших промышленных районов СССР, которые следует в первую очередь захватить, подчеркивал также, что она «является богатейшим сельскохозяйственным районом». Составленный армейскими разведывательными органами по поручению Гитлера обзор состояния сельскохозяйственного производства и пищевой промышленности на Украине по положению на 1 марта 1941 г. разжигал страсти германских империалистов.

В братской семье народов многонациональной Родины Украина накануне войны стала подлинной житницей СССР.

Посевные площади на Украине равнялись в 1940 г. 31,3 млн. гектаров, что составляло 1/5 посевной площади Советского Союза. По урожайности сельскохозяйственных культур в предвоенные годы Украинская ССР занимала одно из первых мест в стране.

Гитлеровцы рассчитывали ежегодно вывозить из Советского Союза 10-11 млн. т зерна, около 400 тыс. т растительного масла, 1 млн. т жмыхов, более 240 тыс. т сахара, значительное количество мясных и других продуктов. Почти все это продовольствие должна была поставлять Украина. Об этом со всей четкостью говорилось в одном из программных нацистских документов: «…Конечная экономическая цель заключается в том, чтобы превратить Украину в житницу Европы».

Поправить свои продовольственные дела за счет захваченных районов Украины планировали и румынские фашисты. Только для действующих на территории республики воинских частей командование рассчитывало получать ежегодно: пшеницы – 94 500 т, фуража – 311 тыс. т, кормов для лошадей – 206 500 т, картофеля – 135 500 т.

В осуществлении намеченных планов получения продовольствия для вермахта и рейха фашистские оккупанты опирались на рабско-крепостнические принципы «нового порядка»: грабеж во всех его видах – неорганизованный и организованный; жестокая эксплуатация советских людей – принудительная работа крестьян от зари до зари; телесные наказания за невыполнение норм выработки или какие-либо отступления от установленных требований; широкое внедрение средневековых орудий труда в сельскохозяйственное производство.

Жестокость и беспощадность по отношению к населению считались обязательными для солдат и офицеров вермахта, фашистской румынской армии и оккупационной администрации.

Несмотря на жестокий оккупационный режим, насилие и устрашение смертной казнью за саботаж сельскохозяйственных работ, сдачу поставок, налогов и других поборов советские крестьяне, в том числе и крестьянство Украины, не приняли аграрную политику оккупантов, не примерились с фашистским рабством и вели повсеместную борьбу против агрессора. Известный английский публицист Александр Верт справедливо пишет, что население Украины не проявило готовности «даже к простому экономическому сотрудничеству» с оккупантами. На временно оккупированной территории Украины шла ожесточенная непрекращающаяся борьба советских людей за срыв фашистских планов по использованию сельского хозяйства захваченных районов в целях обеспечения продовольствием армии и «третьей империи».

Коммунистическая партия направляла эту борьбу, с учетом конкретно, складывающейся обстановки определяла первоочередные задачи каждого ее этапа. Так, на первом этапе партия призывала колхозное крестьянство не дать врагу использовать оставшиеся по различным причинам запасы продовольствия, не вывезенные скот и технику, не убранный хлеб, срывать весенний и осенний сев, уборку урожая 1942 г., выводить из строя сельскохозяйственные машины и технику.

На втором этапе борьбы, когда Красная Армия после разгрома немецких войск под Сталинградом начала массовое изгнание фашистских захватчиков с советской территории, в том числе освобождение Украины, надо было, вопреки указаниям оккупационной администрации, как можно больше посеять зерновых на землях левобережной Украины, спасти от увоза в Германию или от уничтожения гитлеровцами сельскохозяйственную технику и машины, спрятать отдельные агрегаты, механизмы от тракторов, комбайнов с тем, чтобы в нужный момент их можно было восстановить. Одновременно следовало, как и прежде, срывать все сельскохозяйственные кампании оккупантов.

На третьем этапе наряду с прежними встала задача засеять весной 1944 г. максимально возможные площади на еще не освобожденной территории республики, не дать гитлеровцам при отступлении превратить украинские земли в зону пустыни.

Общей же задачей на всех трех этапах борьбы был срыв планов поставок фашистским оккупантам сельскохозяйственной продукции для удовлетворения потребностей вермахта и рейха.

А ее запасы, и прежде всего запасы зерна, на временно оккупированной территории Украины были значительными.

Срыв гитлеровских планов ограбления и эксплуатации экономических ресурсов оккупированной территории по массовости участников и эффективности результатов стал одним из определяющих направлений всенародной борьбы в тылу врага на Украине. Это был не просто стихийный взрыв народного гнева, а настойчивая, упорная, хорошо организованная борьба советского народа, руководимого боевым авангардом – партией коммунистов.

Коммунистическая партия, ее боевой отряд – Компартия Украины – осуществили огромную организаторскую и политическую работу по развертыванию всенародной борьбы за срыв грабительских экономических планов фашистской Германии в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве временно оккупированной территории республики.

Надежной опорой Коммунистической партии, ведущей силой всенародной борьбы был рабочий класс. Советские шахтеры, металлурги, машиностроители, энергетики, железнодорожники под руководством партийного подполья единодушно выступили против хищнической политики германских империалистов. Всеми способами и главным образом повсеместными саботажными и диверсионными действиями они срывали расчеты гитлеровцев на использование промышленности и транспорта. Тщательно налаженная фашистская машина разбоя и эксплуатации с первых же оборотов стала давать перебои и вскоре забуксовала.

В своих грабительских планах фашистские оккупанты первоочередное место отводили организации добычи угля. Гитлеровцы намечали получать в Донбассе не менее 300 тыс. т угля в месяц, из них 180 тыс. т для вермахта. Проблемой угля как проблемой энергии и базы для работы металлургической промышленности занимался лично Гитлер. 1 июля 1942 г. им была издана специальная директива «О восстановлении добычи угля в Донецком бассейне», в которой значилось: «Быстрое восстановление угледобычи в Донецком районе является одной из важнейших предпосылок для продолжения операций на востоке и использования русского пространства для германской экономики». Этой директивой определялись специальные мероприятия по возобновлению деятельности угольной промышленности Донбасса. Командованию группы армий «Юг» предписывалось всеми средствами поддерживать немецкие инстанции, которым поручено восстановление угледобычи. Для работы в угольной промышленности Донбасса выделялось в июле 30 тыс. военнопленных, в августе и сентябре – по 15 тыс., а также необходимые силы охраны. Поставки для угольной промышленности из Германии относились к категории высшей степени срочности. Чтобы представить важность восстановления угольной промышленности Донбасса для фашистской Германии, следует отметить, что в этой директиве было записано следующее: «Провоз материалов для восстановления и строительства угольной промышленности из Германии осуществлять как перевозки вооруженных сил. Удовлетворение потребностей угольной промышленности в ремонтных мастерских ставить наравне с потребностями войск».

Оккупированная территория Сталинской области была включена в так называемую военную зону, подчиненную непосредственно командованию немецко-фашистской армии. «Новый порядок» в этой зоне определялся приказом начальника штаба верховного главнокомандования вооруженных сил Германии Кейтеля от 23 июля 1941 г., в котором говорилось: «…наличных вооруженных сил для поддержания безопасности будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление будет караться не путем судебного преследования виновных, а путем создания такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая будет достаточна для того, чтобы искоренить у населения всякое намерение сопротивляться. Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем драконовских мер».

16 сентября 1941 г. он же в своем приказе рекомендует руководствоваться при этом следующими положениями: «а) каждый случай сопротивления немецким оккупационным властям, независимо от обстоятельств, следует расценивать как проявление коммунистических происков;

б) чтобы в зародыше подавить эти происки, следует по первому поводу немедленно принять самые суровые меры для утверждения авторитета оккупационных властей и предотвращения дальнейшего расширения движения. При этом следует учитывать, что на указанных территориях человеческая жизнь ничего не стоит, и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью».

Гитлеровцы самонадеянно полагали, что им удастся заставить такими драконовскими методами работать на себя советских людей.

Однако захватническим планам гитлеровцев по добыче угля для вермахта и работающей на него промышленности не суждено было сбыться. Для обеспечения партийного руководства борьбой за их срыв ЦК ВКП(б), ЦК КП(б)У, областные комитеты партии приняли меры по усилению массово-политической работы среди населения оккупированных врагом районов и укреплению сети подпольных органов. В обращениях и листовках ЦК КП(б)У и правительства республики, военных советов Юго-Западного и Южного фронтов, которые переправлялись на временно оккупированную территорию Украины в миллионах экземпляров, содержался призыв развернуть повсеместную борьбу против экономических мероприятий фашистских оккупантов под лозунгом «Ни одной тонны угля, ни одного килограмма металла врагу!».

И гитлеровский механизм ограбления и эксплуатации угольного бассейна с первых дней оккупации забуксовал.

В старейшем шахтерском районе Горловке с первых дней фашистской оккупации начал действовать подпольный горком партии во главе с С.Н.Щетининым. Коммунисты развернули большую работу на шахтах «Кочегарка», им. Ленина, им. Калинина, им. Румянцева и др. Они установили связь с Енакиевской подпольной партийной организацией, с большевистским подпольем Амвросиевки. Организаторская и массово-политическая работа подпольщиков была направлена на решение главной задачи – сорвать попытки фашистских оккупантов использовать природные богатства и промышленность области для нужд гитлеровской армии. На первый план выдвигался саботаж работ на шахтах и заводах. Эффективность массового саботажа усиливалась диверсиями подпольщиков. Для проведения диверсий на шахтах и промышленных предприятиях Горловский подпольный горком партии создал специальную группу во главе с коммунистами А.С.Сотниковым и А П.Клубуком. Эта группа провела ряд значительных диверсий на шахтах и предприятиях Горловки, Никитовки, Артемовска. В результате массового саботажа шахтеров и диверсий подпольщиков оккупантам не удалось наладить добычу угля на шахтах Горловки.

Подпольная группа на шахте № 5/6 им. Димитрова Красноармейского района в составе 39 человек, в том числе 8 коммунистов и 13 комсомольцев (руководитель шахтер А. С. Скиба), начиная с октября 1942 г. систематически устраивали завалы лав, в результате чего шахта не выполняла установленного ей задания. На шахте № 12/18 Донско-Буденовского района механик Б.Белоусов, десятник И. Алексеев, посадчик М.Иванкин организовали шесть завалов лав и пять завалов штреков. На шахте № 9 Чулковка подпольная группа под руководством коммуниста Н.Г.Шляхова дважды организовывала завалы, в результате которых шахта длительное время не работала.

Также настойчиво саботировали мероприятия захватчиков шахтеры Ворошиловградской области. Невыход их на работу был массовым явлением, несмотря на жестокие репрессии оккупантов.

Многогранную деятельность осуществляла Краснодонская подпольная партийная организация во главе с Ф.П.Лютиковым. Его ближайшим помощником был коммунист Н.П.Бараков. Выполнению главной задачи – развернуть борьбу трудящихся района против попыток фашистских оккупантов восстановить шахты и наладить добычу угля – было подчинено территориально-функциональное построение краснодонского подполья.

Подпольщики не только сами затягивали сроки ремонта механизмов, без которых невозможно было восстановить шахты, но и организовывали работу других патриотов по срыву мероприятий фашистских оккупантов. Дело восстановления шахт дирекциона № 10 не двигалось с места. В дикой злобе гитлеровцы живыми закопали в землю в парке им. Комсомола 32 советских патриота.

В результате массового саботажа шахтеров за весь период фашистской оккупации в Краснодонском районе гитлеровцам не удалось восстановить ни одной из 7 крупных шахт, количество добытого угля на мелких шахтах было весьма незначительным, его хватало лишь для поддержания работы самих шахт. Саботаж мероприятий фашистских оккупантов по налаживанию работы угольных шахт на территории Ворошиловградской области был повсеместным.

Гитлеровцы вынуждены были признать, что борьба против них в Донбассе «широко развернулась с первых дней оккупации и руководили этой борьбой подпольные большевистские организации». В результате, как отмечал начальник хозяйственной инспекции группы армий «Юг» Гайдекамф, «положительных результатов мы не добились, так как в большинстве случаев на шахтах и рудниках советские рабочие саботировали все восстановительные работы и скрывали оборудование, спрятанное при отступлении советских войск».

Борьба шахтеров Донбасса под руководством партийного подполья против мероприятий оккупантов по использованию шахт сорвала расчеты гитлеровцев на получение необходимого количества угля.

Немецкое руководство вынуждено было констатировать «…обеспечение углем промышленных предприятий, расположенных в зоне Донецкого угольного бассейна, например, заводов в Мариуполе, «Азовстали» и им.Ильича, в последние месяцы следует со всей однозначностью признать абсолютно неудовлетворительным…».

Таким образом, планы фашистских оккупантов по использованию угольной промышленности потерпели крах. Несмотря на все усилия военно-экономических органов нацистов, на жестокий террор объем добычи угля был незначительным. Из доклада штаба экономического руководства «Восток» от 30 сентября 1944 г. следует, что добыча каменного угля в Донбассе в период его оккупации составила лишь около 4,1 млн. т. Довоенная его добыча превышала 90 млн. т в год. Оккупанты смогли получить всего лишь около 1,5 процента довоенной добычи угля. Более того, как свидетельствуют немецкие документы, на Украину со времени ее оккупации фашистами и до 1 января 1944 г. было завезено из Германии каменного угля и кокса 861 878 т. В первой половине 1944 г. железнодорожный транспорт, электростанции и отдельные промышленные предприятия потребляли только привозной уголь из Верхней Силезии.

Западные фальсификаторы истории народной войны на временно оккупированной гитлеровскими захватчиками территории Советской Украины пытаются объяснить провал фашистских планов добычи угля в Донбассе не всенародной борьбой против экономической политики германских империалистов, а тем, что значительная часть оборудования шахт была вывезена или выведена из строя, а надшахтное хозяйство разрушено. Факты говорят об обратном. Истории известен преступный документ фашизма – приказ немецкого верховного командования от 7 сентября 1943 г. о разрушении Донбасса, в котором требовалось от командования войсковых частей и войск СС, чтобы при отступлении с Украины «не остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта, которая бы не была выведена на долгие годы из строя… Противник должен найти действительно тотально сожженную и разрушенную страну».

Шахты Донбасса были подвергнуты гитлеровцами варварскому разрушению. Но советские люди в невиданно короткие сроки восстановили их, донецкие шахтеры стали выдавать уголь на-гора. Как говорилось выше, в Краснодоне за время оккупации, несмотря на жесткие репрессии, гитлеровцам не удалось восстановить ни одной крупной шахты, а добыча угля на мелких шахтах была весьма незначительной. Отступая, фашисты разрушили и затопили все шахты района. Краснодон советские войска освободили 15 февраля 1943 г., а уже в апреле подавляющее большинство шахт «Краснодон-уголь» были восстановлены. Коллективы шахт № 3-бис, № 12 и других этого треста выполнили план на 110-200 процентов. Апрельский план угледобычи комбинат «Ворошилов-градуголь» выполнил на 105,8 процента, было выдано на-гора 63 762 т угля. Освобождение территории Сталинской области от немецко-фашистских захватчиков было завершено в сентябре 1943 г. В результате патриотического трудового подъема шахтеров уже в октябре добыча угля по комбинату «Сталинуголь» составила 168 894 т, или 109 процентов плана.

Через два месяца после освобождения от немецко-фашистских захватчиков в Донбассе было восстановлено 18 основных и 376 мелких шахт, а уже в первой половине 1944 г. среднесуточная добыча угля, в целом по Донбассу составляла 44,7 тыс. т, т. е. была в 12 раз выше, чем максимальная среднесуточная добыча угля в условиях фашистской оккупации.

Необходимо отметить, что восстановление экономики на временно оккупированных территориях СССР началось еще в условиях продолжающейся Великой Отечественной войны. Важную роль в решении этой задачи сыграло Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» (21.08.1943).

10 сентября 1943 г. войска Красной Армии освободили Мариуполь. При отступлении из города фашистские варвары полностью разрушили на заводе им. Ильича доменный, чугунолитейный, сталелитейный, прессовый, термический и другие вспомогательные цехи, взорвали все три мартеновские и прокатные цехи, вывели из строя все энергетическое хозяйство. И сразу же 13 тыс. рабочих и несколько сот инженерно-технических работников добровольно пришли на завод и начали разбирать развалины. Труженики Мариупольского завода им. Ильича в рекордно короткие сроки восстановили мартеновские печи №№ 1, 2, 6 и к 18 ноября 1943 г. дали 5,5 тыс. т стали. Потерпели также крах фашистские планы использования гигантов советской металлургии: «Запорожстали», «Днепроспецстали», алюминиевого, ферросплавов и других заводов Запорожья.

В результате непрекращающихся саботажных действий рабочих фашистским оккупантам не удалось использовать мощность Макеевского металлургического завода. За весь период оккупации здесь было выплавлено лишь немногим более 1 тыс. т стали, т. е. четвертую часть довоенной суточной производительности мартеновского цеха. Металлургам Макеевки помогали коксохимики местного завода. Подпольные молодежные группы Б.П.Рясного, Е.С.Кленцова, действовавшие на Макеевском коксохимическом заводе, затягивали восстановление коксовых батарей, а когда они были введены в строй, нарушали технологию приготовления кокса, выпускали его низкого качества, что в свою очередь негативно сказывалось на металлургическом цикле выплавки металла.

По заданию партийного подполья диверсионная группа в составе Н.М.Дементьева, Г.И.Харченко, А.А.Ожигова, А.Ф.Махонька, действовавшая на Торецком металлургическом заводе Сталинской области, уничтожила трансформаторы и другое электрооборудование, вывела из строя мартеновскую печь.

Гитлеровцы планировали получить уже в 1943 г. 1 млн. т металла, на деле же поступило всего 35 тыс. т. Для сравнения заметим, что металлурги Украины с первых же дней после освобождения от немецко-фашистских захватчиков с огромным подъемом начали восстанавливать свои заводы. Только в Сталинской области за 8 месяцев было восстановлено и введено в строй действующих 4 доменные и 12 мартеновских печей, 2 бессемеровских конвертора, 8 прокатных станов, 36 коксовых батарей. Восстановленные заводы дали стране более 70 тыс. т чугуна, 110 тыс. т стали, 40 тыс. т проката, свыше 300 тыс. т кокса.

Массовость актов саботажа, организованных подпольщиками и осуществленных рабочими, инженерами и техниками по собственной инициативе, сорвали планы фашистских захватчиков по использованию металлургических заводов Донбасса и Приднепровья.

Саботаж мероприятий захватчиков по восстановлению предприятий и отдельных цехов в машиностроительной промышленности также тормозил осуществление планов гитлеровцев по использованию этой отрасли для ремонта и производства военной техники и транспортных средств. Большую работу в этом направлении проводили подпольщики Харькова, Сталино, Краматорска, Киева, Ворошиловграда, Кировограда и других городов.

В Харькове оккупанты предпринимали энергичные меры по восстановлению механических цехов тракторного, электромеханического заводов, завода «Серп и молот». Но трудящиеся города под руководством подпольщиков саботировали все их мероприятия. Это вынуждены были признать немецкие власти.

Информационно.

Большой размах приобрела работа по восстановлению разрушенного немецко-фашистскими захватчиками народного хозяйства, В Майкопе, Донбассе, Харькове – всюду из пепла и руин поднимались заводы и фабрики, В Харькове начали работать турбогенераторный, электромеханический и тракторный заводы. Восстановление шахт Донбасса дало возможность увеличить в 1944 году добычу угля в стране на 18,6 процента по сравнению с 1943 годом. В 1944 году стали выпускать продукцию крупнейшие промышленные предприятия Юга: металлургические заводы – Енакиевский, Макеевский, Сталинский, Ворошиловский, Ново-Краматорский машиностроительный завод и другие. Была пущена первая турбина Зуевской электростанции, начались работы по восстановлению Днепрогэса, В 1944 году достигла полной мощности Волховская гидроэлектростанция. По мере освобождения советской земли от оккупантов быстро восстанавливались железные дороги и мосты на важнейших коммуникациях. В 1943 году было восстановлено 19 тысяч километров железнодорожных путей.

В борьбе за выполнение постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 21 августа 1943 года «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» были достигнуты большие успехи в восстановлении сельского хозяйства.

Освобожденные города и села становились тылом победоносных советских войск, и этот тыл должен был стать прочной опорой фронту. Партия и правительство обратились к населению тыловых областей, краев и республик с призывом взять шефство над освобожденными от немецко- фашистских захватчиков районами. Это предложение встретило единодушную поддержку.

В возрождении народного хозяйства освобождённых районов приняли участие все советские республики, прежде всего РФССР.

В сентябре 1943 г., когда Красная Армия вела бои на Украине, а Ленинград еще не был полностью освобожден от блокады, на заводах этого города для электростанций Кадиевки и Днепропетровска строились турбогенераторы. В целом к выполнению заказов для Донбасса в Ленинграде было привлечено до 20 предприятий.

Трудящиеся Челябинской области оказывали помощь Курской, Новосибирская – Воронежской, Азербайджан – Ставропольскому краю, Казахстан – городам и районам Орловской, Ленинградской и Калининской областей. Мордовская автономная республика шефствовала над Гомельской областью и Гомелем, шахтеры и металлурги Кузбасса, Урала, Караганды и Киргизии – над Донбассом, железнодорожники Молотовской и Рязано-Уральской магистралей – над Белорусской железной дорогой, женщины Караганды – над детскими учреждениями Минска и Витебска, студенты Ленинграда – над 28 педагогическими училищами Белоруссии.

Интересный материал:  Попытка вброса на выборах в Аксайском районе Ростовской области

Промышленность Урала и Сибири, значительно выросшая за счет эвакуированных предприятий в 1941-1942 гг., теперь помогала встать на ноги народному хозяйству освобожденных областей. Например, Молотовская область, которая приняла десятки заводов с Украины, в числе первых включилась в это всенародное дело. Промышленные центры области взяли шефство над предприятиями Украины и южных областей: Лысьвенский район – над Константиновским металлургическим заводом, Чусовской – над Краматорским имени Куйбышева; трудящиеся Краснокамска взяли на себя заботы о Новочеркасске, Березников – о Таганроге, горняки Кизела помогали Донбассу, Ростову, Сталинграду. В порядке шефской помощи десятки эшелонов с машинами, оборудованием для школ, вузов, больниц и других учреждении, а также со скотом были направлены в подшефные города и районы.

Едва только было завершено освобождение Донбасса, как из Челябинской области в адрес донецких шахт отошел эшелон с оборудованием в составе 60 вагонов. Горняки Прокопьевска прислали 23 вагона с шахтными механизмами, Тула – 2 эшелона с материалами. Из Горьковской области на работу в Донбасс было мобилизовано до 6 тыс. рабочих, 4600 электромехаников и направлено 120 металлорежущих и до 700 других станков, кузнечно-прессовое оборудование. Было возвращено свыше 35 тыс. голов крупного рогатого скота, свыше 31 тыс. овец, более 6400 лошадей. Помощь в Донбасс шла с Урала, из Сибири, Поволжья, Московской и других центральных областей.

Наряду с отгрузкой оборудования и материалов трудящиеся Кемеровской области делились с донбассовцами обувью, детской одеждой, собирали денежные средства. Горняки Кемерова послали инвентарь для трех детских садов, оборудование и учебные пособия для неполной средней школы. Колхозы области отправили в районы Донбасса 4900 голов крупного рогатого скота, 19 тыс. овец и другого мелкого скота, несколько сот лошадей, зерно, картофель и другие продукты.

Предприятия Украины получили в порядке шефской помощи в 1943 г. 7 турбин, 4500 металлорежущих станков, 6 тыс. автомашин, 300 тыс. т металлических труб, 15 тыс. т цемента, 450 тыс. куб. м строительного леса, 300 тыс. кв. м оконного стекла и пр. 75 ленинградских заводов участвовали в изготовлении оборудования для Украины. 57 заводов страны поставляли все необходимое для восстановления комбината «Запорожсталь».

Одновременно поднималась из руин промышленность Украины. Еще гремела канонада на улицах городов, поселков и над степными южными просторами, а на заводских и шахтных дворах уже начинал биться пульс созидательной жизни.

Казалось невозможным вернуть быстро к жизни важнейшую угольно- металлургическую базу на юге Советского Союза, которую гитлеровцы методически и планомерно пытались уничтожить. Здесь подверглись полному или значительному разрушению 28 металлургических, 9 трубных, 28 коксохимических заводов, 27 предприятий огнеупорной промышленности, 28 горнорудных предприятий. Только в Сталинской и Ворошиловградской областях Донбасса было разрушено и затоплено 306 шахт. В первой из этих областей уцелело лишь 12 мелких шахт с общей суточной добычей, не превышающей 500 т угля.

Накануне отступления гитлеровцы заминировали завалы в шахтах, а в некоторых местах подожгли пласты угля. Для восстановления подземного хозяйства предстояло осуществить ремонтные и строительные работы гигантских масштабов. Прежде всего требовалось наладить откачку воды, которой под землей скопилось до 250 млн. кубометров. Глубина затопления во многих шахтах составляла от 200 до 700 м. За время восстановления Донбасса из затопленных подземных выработок было выкачано 700 млн. кубометров воды, которой хватило бы для того, чтобы наполнить озеро площадью 140 кв. км и глубиной 5 м. В отечественной ж мировой практике не было случаев осушения таких огромных подземных бассейнов.

По указанию ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР восстановительные работы в Донбассе должны были вестись на новой, более совершенной технической основе, чтобы добыча угля после ввода шахт в строй осуществлялась при помощи современной передовой техники и механизации. Проектные институты, размещенные на Урале, разрабатывали новые типы насосов, подъемных и врубовых машин и других видов оборудования.

Борьба за изгнание гитлеровцев с Украины только начиналась, когда ГКО 22 февраля 1943 г. принял постановление «О восстановлении угольных шахт Донбасса», которое содержало комплексную программу необходимых мероприятий. Тогда же ЦК КП(б)У совместно с политорганами Красной Армии развернул массовую партийно-политическую работу среди населения освобожденных местностей, призывая его включиться в восстановление родного края.

Руководители промышленных предприятий Донбасса с небольшими группами инженеров и техников продвигались вслед за наступающими частями Красной Армии. Гитлеровские войска удерживали позиции в 16 км от Ворошиловграда, в течение более полугода они обстреливали город из дальнобойных орудий и подвергали его бомбардировкам с воздуха. Но на мелких шахтах Краснодонского, Свердловского, Ровеньковского, Успенского, Боково-Антрацитовского районов области шахтеры уже вели работы. Из-за отсутствия механизмов уголь горнякам приходилось добывать на мелких шахтах вручную, поднимать его на-гора лебедками.

Через полгода, к августу 1943 г., усилиями рабочих на комбинате «Ворошиловуголь» было восстановлено 5 угольных трестов, объединявших 35 шахтоуправлений. Добыча угля к этому времени составила здесь до 600 тыс. т. Четыре эшелона топлива было отправлено для предприятий Москвы, Донбасса п Поволжья сверх плана. Горняки освобожденных районов Ворошиловградской области уже в июне 1943 г. заняли первое место во Всесоюзном соревновании угольщиков и получили переходящее знамя ГКО. Несмотря на все трудности, с марта по август 1943 г. в освобожденной части Донбасса было добыто более 1 млн. т угля.

Восстановление угольного Донбасса сопровождалось массовым героизмом советских людей. На самых трудных и ответственных участках создавались комсомольско-молодежные бригады, в составе которых молодежь осваивала шахтерское дело. Обучали юношей и девушек старые горняки. Так, стахановец M.М.Парамзин, имевший 30-летний стаж, на шахте № 6 треста «Свердловуголь» обучил шахтерскому мастерству 12 девушек комсомольско-молодежной бригады Зины Зарубиной. Уже в июле 1943 г. эта девичья бригада выполняла нормы на 200% и дала сверх плана 1 тыс. т угля.

Одну из юношеских бригад возглавлял 16-летний Борис Беликов. После изгнания гитлеровцев он пришел на шахту Михайловского шахтоуправления треста «Фрунзеуголь» и, овладев под руководством знатного стахановца JI.Т.Голоколосова профессией навалоотбойщика, уже в июле выполнял нормы на 300%. Беликов, как и многие его товарищи, через полгода завоевал почетное звание мастера угля.

С полным освобождением Донбасса от гитлеровских захватчиков восстановление шахтного фонда бассейна получило еще больший размах.

В октябре 1943 г. президиум ЦК профсоюза работников угольной промышленности Донбасса обратился ко всем рабочим с призывом начать поход за скорейшее восстановление шахт.

Наибольшие трудности пришлось преодолеть при восстановлении промышленности крупнейшей области Донбасса – Сталинской. До войны ее металлургия поставляла 30% общесоюзного производства чугуна, 20% стали и столько же проката, ее коксохимические заводы давали 45% производства кокса в стране. Здесь находились 12 машиностроительных заводов, из которых крупнейшими были Краматорский и Горловский, 22 электростанции.

Много героического труда вложили рабочие в восстановление металлургии. На Мариупольском заводе «Азовсталь» наиболее мощная доменная печь № 4 взрывами была настолько деформирована, что, по правилам, ее полагалось демонтировать. Тогда группа инженеров во главе с коммунистом А.С.Каминским разработала оригинальный проект восстановления путем выпрямления конструкций домны и их передвижки, что и было осуществлено. В том же городе на заводе имени Ильича 18 ноября 1943 г. три восстановленные мартеновские печи выплавили первые 5,5 тыс. т стали.

В декабре енакиевские металлурги восстановили и задули две доменные и одну мартеновскую печь и пустили прокатный стан. Завод вошел в строй с полным металлургическим циклом. На заводе имени Дзержинского за три месяца, с ноября 1943 г. по февраль 1944 г., были введены в действие доменная и три мартеновские печи, тонколистовой стан, газогенераторы в рельсобалочном цехе, электростанция и 65 км внутризаводских рельсовых путей. В течение трех месяцев после освобождения Макеевки на заводе имени Кирова были восстановлены четыре мартеновские печи, подготовлены к пуску доменная печь № 2, агломерационные ленты, прокатный стан 330.

К концу 1943 г. в девяти промышленных областях Украины было восстановлено и введено в действие 2376 предприятий – четвертая часть всех действовавших в республике в 1940 г. В больших масштабах развернулось и восстановление разрушенного железнодорожного хозяйства, что способствовало успеху наступательных операций Красной Армии. За два-три месяца первого полугодия 1943 г. в освобожденных районах было введено в эксплуатацию 6600 км железнодорожных линий, а за весь год – 19 864 км.

Во втором полугодии 1943 г. топливная промышленность освобожденных районов дала стране 11,5 млн. т угля и 21 тыс. т нефти. Некоторых успехов достигла и металлургия: за год было произведено 270 тыс. т чугуна, до 80 тыс. т стали и 5 тыс. т проката. В сельском хозяйстве возрожденные совхозы и колхозы провели озимый сев.

Одновременно с вводом в действие предприятий промышленности и транспорта восстанавливались школы, техникумы и высшие учебные заведения, а также сеть учреждений здравоохранения – поликлиники и больницы.

По призыву ЦК ВЛКСМ комсомольские организации страны приняли участие в восстановлении библиотек и изб-читален в освобожденных районах, а также в создании специальных детских домов для детей, лишившихся родителей. Выли сделаны первые шаги по восстановлению жилого фонда в городах и в сельской местности. Но впереди еще предстояли длительные и трудные работы.

Активный участник восстановительных работ в Донбассе академик А.М.Терпигорев, анализируя этот сложный процесс, писал: «Помню, как мы собирались на бесчисленные совещания, чтобы из множества вариантов ведения восстановительных работ выбрать тот, который наиболее целесообразен, наиболее экономичен и обеспечивает наиболее быстрые темпы восстановления. Здесь в спорах рождались технические решения, которые в сочетании с героизмом и самоотверженностью донецких шахтеров приносили замечательные плоды».

Следует отметить, что в 1944 г., как и в первые годы войны, промышленное производство всех союзных республик продолжало подчинят ь прежде всего потребностям фронтам. Естественно, что в течение 1944 и первой половины 1945 годов, поскольку война была еще в разгаре, трудности в экономики в целом, и в промышленности в частности, были еще велики. Но ничто не могло помешать стремлению советского народа добиться решающих успехов в подъеме индустрии и всего хозяйства СССР. Максимальная мобилизация резервов, высокая организация производства могли обеспечить выполнение конкретных задач государственного плана промышленного развития СССР в завершающий период войны. К этому были направлены усилия Коммунистической Партии и Советского правительства. Коммунисты, как и в первые годы войны, находились на передних рубежах экономики.

Улучшение работы угольной промышленности, электростанции создало более благоприятные условия для металлургической и железнорудной промышленности. Вступали в эксплуатацию восстановленные рудники Украины и Юга. Коллективы предприятий, поставлявшие оборудование для военных заводов, достойно выполняли свою задачу.

Еще в феврале 1944 г. ГКО принял решение «О развитии производства металлорежущих станков на предприятиях Наркомата станкостроения». Восстанавливались и расширялись Краматорский, Киевский, Лубенский, Новочеркасский, Гомельский, ленинградские и другие станкостроительные заводы. Увеличивался выпуск оборудования на всех предприятиях станкостроения. Конструкторы искали наиболее совершенные и экономичные образцы новой продукции.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны по-прежнему огромное военно-хозяйственное значение имело ускоренное восстановление промышленности Украинской ССР, особенно южной угольно-металлургической базы. Возрождению Донецкого угольного бассейна и Южной металлургии Коммунистическая Партия и Правительство уделяли самое пристальное внимание. За два года, прошедших после освобождения Донбасса, на восстановление только угольной промышленности этого- крупнейшего бассейна было затрачено 2,5 млрд. руб.

Партийные организации Москвы, Ленинграда, Свердловска, Челябинска, Кемерова и других городов и областей возглавили патриотическое движение трудящихся по оказанию помощи освобожденным районам Украины.

ВЦСПС предложил профсоюзным организациям оказать всестороннюю помощь Донбассу в восстановлении культурных, спортивных и бытовых учреждений, осуществить шефство промышленных предприятий над шахтами и заводами всесоюзной кочегарки. Комсомол страны также организовал шефство над угольным бассейном. По путевкам комсомола, сюда отправилось свыше 100 тыс. юношей и девушек. Свыше 70 заводов Ленинграда приняли участие в техническом оснащении первой угольно-металлургической базы страны. Надпись на мемориальной доске, установленной в турбинном зале Донецкого металлургического завода, гласит: «Турбогенератор в 5000 киловатт сделан в Ленинграде в период блокады».

37 промышленных предприятий Москвы участвовали в возрождении заводов и шахт Донбасса, Приднепровья и Криворожья. Коллективы 57 предприятий братских республик внесли свой вклад в восстановление завода «Запорожсталь».

Восстановительные работы в Донбассе позволили к середине 1944 г. несколько уменьшить дефицит в топливном балансе страны. Однако достигнутый уровень добычи угля был явно недостаточным и резко отставал от возросших потребностей хозяйства. ГКО в постановлении от 18 июля 1944 г. вновь обратил внимание партийных, советских и хозяйственных организаций на то, что «восстановление угольной промышленности Донбасса, особенно шахт, добывающих коксующиеся угли, является первоочередной государственной задачей, без решения которой немыслимо восстановление черной металлургии, всей промышленности, железнодорожного транспорта и электростанций на Юге».

В постановлении указывалось, что важнейшей задачей Наркомугля СССР, хозяйственных руководителей, партийных и профсоюзных организаций Донбасса является восстановление шахт на новой, более высокой технической основе, дальнейшая механизация процессов добычи угля и подземной откатки, широкое применение передовых методов труда. Наряду с крупными подлежали восстановлению также мелкие и средние шахты, что требовало меньших затрат сил и времени.

22 августа 1944 г. состоялся партийно-хозяйственный актив горняков Сталинской области, в работе которого принял участие нарком угольной промышленности СССР В.В.Вахрушев. Участники актива обсудили мероприятия по выполнению постановления ГКО от 18 июля 1944 г. Большое внимание было уделено выявлению неиспользованных резервов повышения производительности труда, улучшению работ по откачке воды, из затопленных шахт и увеличению добычи угля.

Незадолго до окончания войны, 13 апреля 1945 г. ГКО принял постановление, предусматривающее значительное расширение фронта работ в Донбассе. Были определены конкретные меры по восстановлению всех основных 220 шахт бассейна и увеличению добычи угля в 1945 г. Большое внимание ГКО и ЦК ВКП(б) уделили обеспечению кадрами восстанавливаемых шахт. В Донбасс были возвращены многие эвакуированные рабочие, инженеры, техники. По мобилизации в 1944-1945 гг. сюда прибыло 293 тыс. рабочих.

Много настойчивости, творческой инициативы и изобретательности проявили советские люди, возвращая жизнь угольной базе Юга страны.

По мере расширения фронта восстановительных работ резко возросла потребность в крепежном лесе, доставка которого производилась из глубинных районов страны. Тогда передовые горняки многих шахт трестов «Донецкуголь», «Дзержинскуголь», «Ворошиловградуголь» и других предложили заменить крепежный лес местными материалами. Стали применяться такие заменители, как камень, кирпич, бетонные и железобетонные блоки. Ценное начинание передовых горняков Донбасса получило поддержку партийных и государственных органов, было одобрено ГКО.

Большую изобретательность и находчивость проявили многие рабочие, инженеры при откачке воды из затопленных шахт. Одно лишь предложение уменьшить размеры насосов для откачки в вертикальных стволах позволило сэкономить более 1,1 млн. руб.

В борьбе за возрождение Донбасса выросли замечательные мастера. Страна узнала имена многих выдающихся новаторов добычи угля. Одним из них был старый забойщик шахты «Кочегарка» Г.Ф.Сидорченко, который не только сам трудился самоотверженно, но и взялся обучать женщин и молодежь горняцким профессиям. Благородный пример служения Родине показал семидесятилетний забойщик шахты «Грузская» Макеевского района И.Е.Алейников. Вместе со своим сыном и тремя дочерьми он с первого дня освобождения родной шахты добывал уголь.

На Украине получило распространение шефство колхозов над шахтами. В 1944 г. 17 областей Украины приняли шефство над 23 угольными трестами Донбасса. Колхозники снабжали шахтеров продовольствием, со¬действовали плановому обеспечению угольной промышленности рабочей силой.

Всего за два года после освобождения здесь было восстановлено и введено в действие 129 основных и 889 средних и мелких шахт, около 2 млн. кв. м производственных площадей и свыше 1,5 млн. кв. м жилой площади. Среднесуточная добыча угля достигла 38,5% довоенной. К началу 1945 г. уголь уже добывался в Донбассе на трех шахтах из каждых четырех, действовавших здесь до войны. В 1945 г. горняки Донбасса выдали на-гора 38,4 млн. т угля против 21,1 млн. в 1944 г. Шахтерский Донбасс снова занял первое место в стране по добыче угля, убедительно показав всему миру жизнеспособность советского строя, непоколебимую решимость народа быстро залечить раны, нанесенные войной.

От угольщиков Донбасса в созидательном труде не отставали горняки Криворожья и Никополя. К июлю 1945 г. в Криворожском бассейне были восстановлены 34 средние и мелкие шахты. Металлургические заводы получили миллионы тонн высококачественной железной руды. К двухлетию освобождения в Никопольском марганцевом бассейне мощность шахт составляла 56% довоенной.

Много труда было вложено советскими людьми в возрождение южной металлургии. На Енакиевском металлургическом заводе, где в 1943 г. были восстановлены доменная печь и полный металлургический цикл – производство чугуна, стали и проката, в 1944 г. в строй действующих вошли еще две доменные печи. К двухлетию освобождения Донбасса па заводе был достигнут довоенный уровень выплавки чугуна.

Восстановительные работы на Юге особенно усилились с осени 1944 г. Началась планомерная реэвакуация оборудования с металлургических, заводов Востока. Всего до середины 1945 г. на южные металлургические заводы прибыло около 75 тыс. т различного оборудования. Если в 1943-1944 гг. в южной металлургии вводились в строй объекты, не требующие слишком больших капиталовложений и нового оборудования, то, начиная с 1945 г., восстановительные работы сопровождались большой реконструкцией и новым строительством. В 1945 г. началось восстановление сверхмощного блюминга на Макеевском заводе.

Быстрыми темпами возрождались также предприятия нерудных ископаемых и коксохимические заводы. В июле 1945 г. на Мариупольском; коксохимическом заводе была введена в действие самая мощная на Юге коксовая батарея. В том году металлурги Донбасса и Юга, включая Крым и Северный Кавказ, дали народному хозяйству 1,6 млн. т чугуна, более 1 млн. т проката и 3,1 млн. т кокса. На многих восстанавливаемых металлургических заводах были освоены новые виды промышленной продукции, которые не выпускались до войны.

Оживала и машиностроительная промышленность Юга, поставлявшая оборудование для предприятий черной металлургии, угольной промышленности и электростанций Донбасса. Уже в начале 1944 г. наладил серийное производство отбойных молотков, вентиляторов, насосов и прочего» оборудования Горловский машиностроительный завод имени Кирова. Начали давать продукцию Ново-Краматорский, Ворошиловградский имени Октябрьской революции, электротехнический, тракторный, турбинный, паровозостроительный заводы Харькова. К сентябрю 1944 г. выпуск продукции предприятиями угольного машиностроения Юга достиг 30% довоенного уровня. В 1944-1945 гг. все крупнейшие предприятия машиностроительной промышленности Украины возобновили производство. До конца 1945 г. в республике было восстановлено и введено в действие до 30% довоенных мощностей предприятий.

Возрождалась и энергетика. В январе 1944 г. дал ток предприятиям Донбасса первый турбогенератор Зуевской районной электростанции, восстановленный в рекордно короткий срок – за 30 дней. Вступили в строй турбогенераторы Рутченковской ГЭС, а также электростанции малых и средних мощностей промышленных предприятий.

В восстановлении энергохозяйства принимали участие молодежь Сталинской области и специальные отряды монтажников из Москвы, Иванова и Ижевска. Усилиями рабочих, инженеров и конструкторов в 1944 г. были восстановлены турбогенераторы на всех заводских станциях Донбасса. К концу 1945 г. в бассейне вступили в строй все электростанции, за исключением Кураховской ГРЭС. Однако довоенный уровень производства электроэнергии этими станциями не был достигнут.

В 1945 г. развернулись работы на Днепровской гидроэлектростанции- имени В.И.Ленина. В ее возрождении участвовало 120 промышленных предприятий 53 городов страны. 25 тыс. молодых рабочих и колхозников 25 национальностей поднимали из руин энергогигант страны.

При поддержке братских республик трудящиеся Украины уже в военные годы добились заметных результатов в восстановлении народного хозяйства.

Приведенные выше примеры со всей очевидностью подтверждают всенародный характер процесса восстановления хозяйства районов, освобожденных от захватчиков. Экономика поднималась из руин и ставилась на службу фронту. В восстановительных работах на всех ранее оккупированных территориях, в том числе и на территории Украинской ССР, самоотверженно участвовали русские, украинцы, белорусы, молдаване, эстонцы, латыши, литовцы, а также представители других народов СССР. Их героический подвиг на трудовом фронте обеспечил военную политическую и экономическую победу над нацистской Германией в годы Великой Отечественной войны. Великая Победа мая 1945 года была обеспечена братским единством на фронте и в тылу, организующей ролью Партии и политического руководства Советского Союза. Это действительно была Великая Победа – Одна Победа на всех.

К сожалению, сегодня на Украине это братское единство предано забвению. Более того, Украина за последние годы потеряла флагманы своей промышленности и планомерно превращается в сельскохозяйственное государство. Здесь правомерно привести цитату В.И.Ленина: «… политика – концентрированное выражение экономики…». На Украине сегодня интенсивно осуществляется процесс деиндустрилизации, что подтверждается статистическими данными: авиастроение – в 1991 году произведено 250 самолетов, в 2019 – 0; энергетика – в 1991 году 279 млрд квт.-ч. в год, в 2019 – 159,4 млрд квт.-ч. в год; высшие учебные заведения – в 1991 году 910, в 2019 – 657.

Источник.



Просмотров: 0