Объединение марксистских кружков у истоков рабочего движения в России

Автор: | 2020-10-22
1+
Объединение марксистских кружков у истоков рабочего движения в России

Объединение марксистских кружков у истоков рабочего движения в России

Объединение марксистских кружков у истоков рабочего движения в России

Нынешняя политическая ситуация в России возрождает обоснованный интерес молодежи к марксизму и на­следию В.И. Ленина, к изучению тео­рии, с помощью которой, как пока­зала практика, можно и нужно объяс­нять ход общественного развития и существенно на него влиять.

В этой связи хотелось бы позна­комить интересующихся этим вопро­сом с некоторыми страницами из ис­тории становления марксизма в Рос­сии, для чего предлагаем нижеследу­ющую публикацию.

К концу 80-х годов (19-го столе­тия) в Петербурге имелся целый ряд не связанных друг с другом кружков — «большей частью марксистского на­правления, где изучались обществен­ные науки, политическая экономия и особенно «Капитал» Маркса».

Кружки комплектовались из моло­дёжи, по преимуществу из студентов Технологического Института, который с начала возникновения социал-демок­ратического движения и вплоть до ре­волюции 1905 года являлся одной из основных баз марксистов.

«Знакомство с теорией Маркса, и, в частности с «Капиталом», — вспо­минает Красин, — чаще всего имело место у технологов просто уже по одному тому, что здесь можно было достать «Капитал», который в библио­теке имелся в 4 или 5 экземплярах, тогда как в библиотеках других выс­ших учебных заведений книгу Маркса вообще нельзя было получить. Несом­ненно, что и соприкосновение с рабо­чей средой во время практических за­нятий в мастерских и на фабриках и заводах пробуждало у технологов ин­терес к рабочему движению».

Наибольший вес имел студенче­ский кружок, в который входили тех­нологи: поляки — Лелеваль, Баньков- ский, Бурачевский, Косинский и Ци- винский, русские Епифанов и Брус- нев. Кружок установил связь с рабо­чими, и его члены, являясь сторонни­ками марксизма, вели среди них про­паганду идей научного социализма.

В 1889 г. кружком «была сделана первая попытка организованно объе­динить все студенческие кружки Пе­тербурга и связать их с рабочими». / Существенную роль в этой работе иг­рали М.И. Бруснев и В.С. Голубев/.

«Бруснев, — вспоминает Н.К. Круп­ская — был чрезвычайно умным и ка­ким-то необыкновенно простым чело­веком, целиком ушедшим в рабочее движение».

«М.И.Бруснев, — характеризует его Красин, — был вполне сложившимся марксистом, великолепно знал всю тог­дашнюю литературу социализма и был главным организатором и вдохновите­лем всей пропагандистской работы».

«В.С.Голубев был таким же маркси­стом, как и Бруснев, отрицал террор и в то же время вёл подлинную социал- демократическую работу, неутомимо шагал из одного рабочего района в дру­гой, не возбуждая также, как и Брус­нев, благодаря своему ультра-демокра- тическому виду ничьих подозрений»…

Со стороны рабочих выдвинулся на руководящую роль в организации ткач Ф.А. Афанасьев, проведший всю жизнь на фабриках и зверски убитый черносотенцами в 1905 году в Ивано­во-Вознесенске.

«Имя Фёдора Афанасьева, — ука­зывает Красин, — принадлежит к числу тех имён, которые на вечные времена должен чтить рабочий класс. Уже в те дни вся его жизнь была посвящена ис­ключительно пробуждению сознания и организации рабочего класса. Несмот­ря на своё слабое здоровье этот чело­век носил в себе неисчерпаемый запас энергии и страсти и весь был полон пла­нов, вечно будил и толкал менее разви­тых рабочих, организовывал кружки, кассы взаимопомощи, использовал каж­дое событие фабричной жизни, каждый номер газеты, чтобы указать рабочим на их интересы и призывать их к объе­динению, к борьбе за отстаивание сво­их интересов». Он воспитывал в круж­ках стойких борцов за рабочее дело».

«Фёдор Афанасьев был одним из того десятка руководителей тогдашне­го рабочего Питера, которые стояли во главе нескольких подпольных рабочих кружков и выступали руководителями рабочих при отдельных, тогда ещё едва начинавшихся массовых выступлениях».

Весной 1891г. Афанасьев переехал в Москву и поступил на Прохоровскую мануфактуру. Вскоре в Москву с той же целью был направлен из Питера ещё и другой член организации — рабочий Хренов, который поступил на механи­ческий завод, а осенью переехал в Мос­кву сам Бруснев и вошёл в группу Ка­шинского.

«Работа в Москве развивается до­вольно ходко, — сообщали Красину Бруснев и Кашинский, — привлечены де­сятки интеллигентов, вполне подготов­ленных для пропаганды, и Фёдору Афанасьеву удалось завести доволь­но широкие связи в рабочих кругах» и приступлено к организации «такой же сети рабочих кружков и того же направления, какие в Петербурге».

В августе 1897 года Афанасьев приехал в Иваново-Вознесенск. Мно­го лет, до самой смерти, он жил, работал и боролся в этом текстиль­ном крае — «царстве ситца и чахот­ки». Его знали ткачи и металлисты Иванова, Кохмы, Шуи, Тейкова. Ра­бочая молодежь любовно называла его Отцом. С приездом Афанасьева в Шую здесь усилилась революцион­ная пропаганда. Он стал во главе Шуйской организации. Отсюда че­рез И.В. Бабушкина шли корреспон­денции в «Искру».

Летом 1904 года Федор Афана­сьев возглавил Иваново-Вознесен­скую партийную организацию. Пятый год стоял на пороге. В январе Ива­ново-Вознесенские большевики под­няли рабочих на стачку. Она была потоплена в крови, но борьба не за­тухала. 1 мая за городом была про­ведена массовка. А 12-го разрази­лась всеобщая политическая стачка, организованная большевиками во гла­ве с Афанасьевым и посланцем Мос­ковской организации М.В. Фрунзе. Стачка длилась 72 дня. Ею было ох­вачено около 70 тысяч человек. Для руководства стачкой создали Совет рабочих депутатов.

В ходе стачки Совет превра­тился в настоящий орган рабочей власти. В.И. Ленин отметил: «Ива­ново-Вознесенская стачка показа­ла неожиданно высокую полити­ческую зрелость рабочих». И не­малая заслуга в этом принадле­жала Федору Афанасьеву.

В дни Октябрьской всероссий­ской политической стачки тысячи рабочих Иваново-Вознесенска, ру­ководимые большевиками, вышли на улицы города с лозунгами: «До­лой самодержавие!», «Да здрав­ствует революция!» Они раскры­вали ворота тюрем, освобождая политзаключенных.

Но и «черная сотня» не дре­мала. 22 октября (4 ноября) 1905 года (115 лет назад — ред.) гро­милы напали на рабочих. Неболь­шая горстка демонстрантов про­билась к реке Талке. Здесь их на­стигли черносотенцы, здесь при­нял лютую смерть любимый учи­тель иваново-вознесенских рабо­чих, их Отец.

Однако вернемся к 90-м го­дам 19-го столетия. Тогда в Пе­тербурге объединено было двад­цать кружков, которые охватыва­ли главнейшие механические за­воды города, в том числе Пути- ловский, Обуховский и Балтий­ский. Всю организационную рабо­ту вёл рабочий комитет, состоя­щий вначале исключительно из од­них только интеллигентов-пропа- гандистов.

«Центром тяжести всей нашей работы, — говорил Красин, — была пропаганда. Пропаганда была поставлена с такой основа­тельностью и даже академизмом, которых не наблюдалось в пос­ледующие годы».

«Сеть рабочих кружков, — вспоминает один из современни­ков, — начала покрывать окраин­ные рабочие кварталы столицы, солидно и всесторонне подготов­ляя будущие кадры деятелей из рабочей среды», и вскоре число кружков «достигло 40 — 50».

Кружки организовывались двух типов, подобно тому, как это де­лали Федосеев в Казани и Абра­мович в Минске, низшие и выс­шие. Руководители организации, «чтобы сделать рабочего вполне восприимчивым к идеям социализ­ма, чтобы подготовить действи­тельных вождей рабочего клас­са, способных разбираться в труд­ной обстановке борьбы с капита­лом и самодержавием», полага­ли, что «необходимо прежде все­го познакомить их с основами ес­тествознания и, в особенности, с теорией эволюции, переходя от эволюции планетных систем к эво­люции органического мира и к эво­люции человеческих обществ и их институтов».

В соответствии с этими усло­виями шло обучение: в низших — грамоте, арифметике, химии, ес­тествознанию; в высших — чита­лись курсы по истории культу­ры, политэкономии и истории ра­бочего движения, излагалась те­ория научного социализма.

Стремились выработать из участников кружков вполне раз­витых и сознательных социал-де­мократов, которые могли бы за­менить пропагандистов-интелли- гентов и явиться организатора­ми и руководителями рабочего движения, создать «русских Бе­белей».

«Мы, социал-демократы, — отмечает Бруснев, — шли к ра­бочим с целью приготовить из них преданных и сознательных руководителей рабочего движе­ния, так как основой наших взглядов на рабочее движение было то, что «освобождение ра­бочих должно быть делом са­мих рабочих».

Поставленные себе организа­цией задачи в значительной сте­пени были ею разрешены. Вос­питанные ею рабочие-пропаган­дисты явились через несколько лет основным ядром первой под­линной социал-демократической организации — «С.-Петербургс­кого Союза за освобождение рабочего класса», созданной в 1895 году В.И. Лениным.

Систематическую работу организации сильно нарушала студенческая текучесть. … Нуж­но было найти постоянную опо­ру для организации, которая, не­смотря ни на что, была бы пре­емственной, непрерывной. Такой опорой могли быть только сами рабочие.

Вследствие этого осенью 1890 г. организация приступила «к переустройству всей сети ра­бочих кружков на новых осно­ваниях: каждый кружок имел своего руководителя или орга­низатора из рабочих. Во главе всей организации стал комитет из представителей рабочих от районов и один представитель из интеллигентов». …

«Была ли у нас программа, — спрашивает в своих воспоми­наниях Голубев и отвечает: — в сущности мы не имели строго определённой программы и, с современной точки зрения, не выражали каких-либо строго партийных взглядов. Но нас на­зывали социал-демократами в отличие от народовольцев. И это название в значительной степе­ни было правильно. Мы не были народовольцами, потому что от­рицали террор, потому что счи­тали необходимым образование самостоятельной рабочей партии, потому что теоретически были близки к марксизму… Относи­тельно самостоятельности рабо­чего движения нужно отметить, что оно было как бы нашим сим­волом веры. Свою роль, как ин­теллигенции, мы понимали, как служебную и только временно руководящую».

«Идея, что освобождение ра­бочего класса есть дело рук са­мих рабочих, — указывает дру­гой организатор Бруснев, — про­водилась нами во всех рабочих кружках и была уже твёрдо ус­воена нашими рабочими, даже не занимавшими руководящего по­ложения»…

Зимой 1890-91 г. «брусневцы» руководили двумя стачками — на фабрике Тортон и в Порту. Пос­ле этих стачек «особенно стала чувствоваться необходимость в постоянном печатном органе, где сообщались бы сведения о ра­бочем движении на разных заво­дах и фабриках».

Для удовлетворения этой по­требности организация приступи­ла к выпуску рукописной газеты. Составлял газету Голубев, иног­да Бруснев «на основании мате­риалов и корреспонденций, посту­пающих в центр из рабочих круж­ков». Газета переписывалась в нескольких экземплярах при по­мощи копировальной бумаги. «Но­мера газеты зачитывались до того, что от них в конце концов оставались лишь клочки».

В том же 1891 году органи­зация приняла участие в похоро­нах писателя Н.В.Шелгунова, не­задолго перед смертью которо­го, по инициативе своих рабочих членов, она преподнесла умира­ющему публицисту адрес.

«Читая Ваши сочинения, — пи­сали в адресе рабочие, — мы уз­нали, как наши товарищи, рабо­чие Западной Европы, добились прав, боролись за них, соединя­ясь вместе. Мы поняли, что нам, русским рабочим, подобно рабо­чим Западной Европы, нечего рас­считывать на какую-нибудь вне­шнюю помощь, кроме самих себя, чтобы улучшить своё положение и достигнуть свободы».

Рабочие явились на похоро­ны сплочённой группой и, хотя присутствовали далеко не все уча­стники рабочих кружков, количе­ство их, по определению Брус- нева, «достигало 70-100 человек, но постороннему наблюдателю число участников могло показать­ся значительно большим, так как к процессии пристало много ра­бочих, случайно проходивших мимо и привлечённых необычай­ным зрелищем — участием рабо­чих со своим венком в похоро­нах писателя». Венок рабочие за­казали сами, сами же составили надпись: «Указателю пути к сво­боде и братству».

Эта первая политическая ра­бочая демонстрация, организо­ванная ими самими, демонстра­ция сознательной рабочей силы, произвела сильнейшее впечатле­ние на администрацию.

По материалам кн. Н.М. Гла­голева «Идеи научного социа­лизма утверждаются в России» и ст. в ТР № 415 «Отец иванов­ских рабочих»

Источник.

Интересный материал:  Я хочу жить в стране, где Законы пишут честные люди. А ты?


Просмотров: 57

1+