Об «устаревшем марксизме» и его актуальности в наши дни

Автор: | 25.10.2018
Об «устаревшем марксизме» и его актуальности в наши дни

Об «устаревшем марксизме» и его актуальности в наши дни

Об «устаревшем марксизме» и его актуальности в наши дни

Сейчас точка зрения «устарелости» учения К. Маркса чрезвычайно популярна среди молодёжи. В нём старательно находят неточности и несоответствия, ссылаются на XXI век с его повсеместной информатизацией, резкое сокращение промышленного пролетариата. Так ли это на самом деле, и в чём основная актуальность марксистской теории на сегодняшний день?

Нельзя не признать, что многие замечания современных оппонентов Маркса соответствуют истине. Да, промышленные рабочие в том виде, в каком они существовали на момент жизни знаменитого теоретика, претерпели значительные изменения; информатизация стала неотъемлемым атрибутом повседневности; межгосударственные связи сделались сильнее и глубже. Но основная важность марксистской теории для современности заключается в другом.

Экономические закономерности, открытые К. Марксом, можно невооружённым глазом наблюдать по сей день — они никуда не делись и не аннигилировались вышеизложенными несоответствиями нашего времени. Какие бы партии ни стояли у власти, какими бы лозунгами они не прикрывались, общественным (а, следовательно, и государственным) базисом всегда будут являться экономические отношения. Капиталистическое государство может сколько угодно называть себя государством социальным, демократическим и т. д., но интересы крупного капитала для него всегда будут превыше любых словесных ширм.

Ярким примером служат недавно согласованные российско-китайские договорённости по продаже мёда. Что выгоднее продавцу: сбыть товар оптом для перепродажи в Китай крупными предпринимателями или мёрзнуть на рынке и продавать по баночке? Ответ очевиден. Итог — резкий взлёт цен на мёд (на примере столичных ярмарок) и труднодоступность данного товара для потребителя среднего достатка. Выгодно это российским гражданам, о которых так печётся «демократическое» правительство? Поддерживает ли данная акция пресловутый «средний класс» (любимый фетишбуржуазной пропаганды)? Ответ, опять-таки, очевиден. Договор выгоден крупным предпринимателям, имеющим прибыль с перепродажи.

Капиталистическое общество, в том числе и современное, устроено таким образом, что интересы крупного бизнеса всегда будут основными. Все разговоры о государстве, нивелирующем влияние рынка на граждан, — не более, чем удобное прикрытие. Крупные бизнесмены всегда сумеют пролоббировать свои выгоды в экономической, политической, законодательной и иных сферах, да и многие государственные чины относятся именно к этому классу, а значит, будут оказывать ему протекцию. Поэтому здесь великий теоретик Маркс, по-прежнему, прав: государство — лишь машина для подавления одного класса другим, оно никогда не будет абстрактным судьёй между различными классами.

Основной интерес крупного предпринимателя — прибыль. И капиталистическое государство максимально стремится ему содействовать, нередко идя для этого на ущемление интересов остальных своих граждан. Если государство разумно, то оно будет максимально стараться «усидеть на двух стульях», угождая крупным бизнесменам и, по остаточному принципу, всем остальным. Для этого нередко приходится использовать страны «третьего мира», что, например, успешно проделывают в странах Запада. Тогда удаётся поддержать более-менее достойный уровень жизни простому обывателю, что, впрочем, из-за противоречий развития капиталистического общество (бедный беднеет, богатый богатеет) всё равно не может продолжаться вечно. Морально-этическую сторону использования людей других стран для процветания жителей собственной мы в данном случае опускаем вовсе. Если же капитализм «дикий», как в России, то интересы наёмных работников и мелкого бизнеса практически сразу множатся на ноль, что мы и наблюдаем у нас сегодня. Впрочем, так называемый «мелкий бизнесмен» в любом случае стремится либо перерасти в крупного и диктовать остальным свою волю, либо сам «прогорает» и выдавливается в наёмного рабочего. Этим обусловлен всё более увеличивающийся разрыв между  сужающейся группой монополистов-бизнесменов и нарастающей армией наёмных работников. Опять-таки, всё это — вполне современные явления, и их объяснение мы встречаем у «устаревшего» К. Маркса.

Мы рассмотрели общество капиталистическое. Как видим, немецкий теоретик не так уж и неактуален в данном вопросе. Но как же сегодня представить себе социализм и диктатуру пролетариата без подавляющей массы «промышленных пролетариев?» Кто он такой, пролетарий двадцать первого столетия?

Ответ прост. Пролетарий сегодня — любой человек, вынужденный продавать свой труд и не имеющий частной собственности на средства производства. Это, во многом, и представители сферы услуг, и работники научной сферы и сферы образования и медицины, и многие другие категории людей. Все они вынуждены наниматься по той цене, которую диктует рынок, продавать свой труд, не выручая за это прибыли, а получая заработную плату, крайне зависимую от экономических колебаний. Как можно заметить, такой пролетарий вполне находит себе место в современном обществе информационных технологий и глобальных межгосударственных связей.

Так каким же будет социалистическое государство двадцать первого века, государство диктатуры современного пролетариата? Что необходимо для подобной диктатуры?

Во-первых, упразднение частной собственности на средства производства. Да-да — страшные слова, вызывающие судороги гнева у ненавистников «отсталой Совдепии». А между тем, именно упразднение частной собственности устраняет как класс тех самых крупных бизнесменов-монополистов, в обслугу которых постепенно превращается любое капиталистическое государство. Исчезает при этом и средний бизнес, но, как было сказано выше, и при капитализме золотой середины не бывает: мелкие бизнесмены либо постепенно эволюционируют в крупных, либо пожираются более энергичными конкурентами и пополняют армию наёмных работников.

Из этого следует полная национализация водных и земельных ресурсов, земных недр, промышленных предприятий и т.д. Олигарх А. больше не сможет продавать лес из своих личных угодий за границу и класть в карман прибыль: лес становится народным достоянием, на нём не наживаются отдельные личности. Его используют для наших с вами нужд, нужд простого населения. То же самое и с остальными ресурсами. Государственный экономический объект (к примеру, сеть магазинов) не сможет назначать цены на хлеб в три раза дороже, чем у соседнего ларька. Ценовой контроль становится не номинальной, а реальной обязанностью государства, цены не «отпускаются» на радость узкой группы бизнесменов и огорчение рядовых покупателей.

Интересный материал:  Отношение марксистов к смерти

«Тоталитаризм!» — воскликнут сейчас некоторые читатели. «Отсталый, неактуальный тоталитаризм, который, наверняка, проникнет и в политическую сферу!»

Нет, устраивать «отсталый тоталитаризм» никто не собирается. Но суть современный диктатуры большинства трудящихся граждан над нетрудовым меньшинством, получающем прибыль за счёт чужого труда,  будет состоять как раз в том, что лоббирование интересов крупного бизнеса в политике под прикрытием вывесок «либерализм», «консерватизм»  и т.д. станет невозможным. Допускается плюрализм мнений, но не допускается экономический обман и торжество группы лиц над основной массой граждан (а рынок, как мы видим, — это практически всегда использование большинства меньшинством, причём в основе своей без желания этого большинства). Это ли не истинная демократия и власть народа?

В общем, XXI век, конечно, значительно отличается от XIX-XX по многим важным аспектам, но экономические процессы, описанные у К. Маркса (с небольшими поправками) мы наблюдаем и по сей день. Так что отправлять марксизм в утиль, как ни крути, рановато.

Н. Снегиревич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.