Об «управляемых» эпидемиях

Автор: | 01.06.2020
1+
Об «управляемых» эпидемиях

Об «управляемых» эпидемиях

На статьи РП о «борьбе» фашистов с «эпидемией коронавируса» могут поступить критические замечания. Часть из них, видимо, коснётся того, что при возникновении действительных эпидемий буржуазия будет вынуждена бороться с ними по-настоящему, т.е. спасая себя, она будет невольно защищать и спасать трудящихся в своих странах.

Логика в таких замечаниях есть. Во-первых, если большая часть рабов заболеет, то она станет нетрудоспособной, физически неспособной приносить капиталистам прибыль. Если часть рабов умрёт, то уменьшится резервная армия безработных, что несколько затруднит снижение зарплаты работающим и не позволит капиталистам быстро мобилизовать рабочих в моменты некоторого оживления производства.

Во-вторых, эпидемия так или иначе затронет и богатые слои населения. Эти слои не смогут надёжно укрыться от эпидемии, разве что быстро уехав от заразного района в безопасные места. Но, во-первых, таких подходящих мест при масштабной эпидемии может и не оказаться, а во-вторых, в этом случае капиталисты, их ближайшая государственная и управленческая обслуга утратят контроль над производством и обществом и рискуют потерять своё исключительное положение в том и в другом.

Так могут утверждать наши критики.

Но всё же вредно измерять новое положение дел старой меркой, т.е. бездумно и механически ссылаться на работы Энгельса по положению рабочих в Англии и Германии. Опасно при оценке текущих событий упускать из виду их развитие и постоянное изменение. То, что было невероятно вчера, становится обычным делом сегодня. Ошибкой будет считать эпидемию лишь природным явлением, в котором главными обстоятельствами и движущими силами являются биологические и географические факторы, такие, как свойства микробов и условия окружающей среды. Такой же ошибкой будет считать эпидемии стихийными явлениями, в которых человек может влиять только на последствия, оставляя в недосягаемости их причины и ход. Такие взгляды на эпидемии являются устаревшими не только в медико-санитарном и научном смысле, но и в политическом.

В современных условиях буржуазия вполне может управлять эпидемиями, использовать их как оружие в классовой борьбе. Современные средства и методы борьбы с эпидемиями позволяют это делать. Ведь такие средства являются «двусторонними», как ракеты: они могут приносить величайшие блага, а могут доставить величайшие бедствия, в зависимости от того, в руках какого класса находятся эти средства.

У каждой эпидемии есть три главные составляющие: источник заражения, механизм распространения инфекции и восприимчивость населения к этой инфекции. Эти составляющие едины и взаимосвязаны. Может ли нынешнее правительство развитой капиталистической страны влиять на эти составляющие эпидемии?

Приходится признать, что может.

В состоянии ли власти такой страны быстро ликвидировать или локализовать источник заражения? Да, в состоянии, если это выгодно финансовому капиталу или требуется ему по политическим соображениям данного момента. Такая ликвидация или локализация стоит дорого, это правда. Но когда эпидемия грозит миллиардными убытками, никто не будет считать, во сколько миллионов обойдётся локализация источника заражения. Тем более что все эти миллионы будут переложены на плечи рабочих и трудящихся.

Есть и обратное положение, когда нужно подавить мощную стачку или восстание и провести для этого «ограниченную» эпидемию в том или ином районе. Технически здесь особых проблем нет, если в руках есть подготовленные органы государства, средства борьбы и казна. Хотя на такую «локальную» эпидемию хватит средств у любой группы финансового капитала, ведь речь идёт о десятках или сотнях миллионов. А такие деньги для олигархии — это небольшие деньги. При такой «локальной» эпидемии техника и организация современного развитого государства позволяют удерживать эпидемический процесс в границах нужного района, а также регулировать его ход и исход внутри этого района. Это означает, что эпидемия становится управляемой.

Могут возразить, что это касается только отдельных эпидемий, таких как тиф, туляремия, лихорадка. А как быть с холерой, чумой, которые могут передаваться через почву и воду? Как быть с гриппом и ОРЗ, которые вообще передаются через необъятную воздушную оболочку? Можно ли говорить о локализации и управлении такими инфекциями? Что, снимать верхний слой почвы? Перекрывать реки и подземные воды? Улавливать и дезинфицировать воздух над целыми странами?

Нет, для этого достаточно полицейскими мерами огородить район с источником заразы и ввести там карантин. Затем перейти к воздействию на механизм распространения инфекции и на восприимчивость к ней населения. И здесь для буржуазии открываются широкие возможности террора и принуждения.

Но прежде стоит развеять миф о том, что олигархии и её высшим управленцам необходимо постоянно находиться возле своих предприятий и учреждений. Во время эпидемии, особенно, если она организована и используется против рабочего класса, конкретным финансовым магнатам, президентам и министрам вовсе не обязательно находиться в столицах и в промышленных центрах. Больше того, тузы капитала и без эпидемий живут там, где считают нужным. Для контроля за управлением своими предприятиями и банками у них есть интернет, специальная связь и т.п. Вполне можно контролировать «Роснефть», сидя в Исландии, а «Нафтогаз України» — сидя в Тирольских Альпах. Частный, но важный вопрос в том, кому принадлежат те технические средства, через которые идёт такой контроль. Например, часть спутников, защищённых линий и серверных узлов специальной связи принадлежит NASA или Европейскому космическому агентству. А кто хозяин этих агентств? Правительства США, Германии, Франции, Англии. А кто определяет политику этих правительств и назначает их? Наиболее сильные группы мирового финансового капитала. Видимые верхушки этих групп — это крупнейшие банки и головные конторы корпораций. Хозяева этих банков и корпораций напрямую или через ряд промежуточных звеньев, через фирмы, правительства и своих представителей контролируют целые отрасли и даже большие части народного хозяйства полуколониальных и зависимых стран.

Второй вопрос. Всё же кто-то должен представлять этих хозяев на местах, проводить их волю, принимать конкретные решения? Да, должен. Для этого есть обширный слой государственных и «частных» управленцев среднего и верхнего уровней. Они живут, как правило, на местах, стало быть, могут испытывать на себе весь вред той или иной эпидемии. Будут ли они в таких условиях выполнять волю хозяев, сидящих вдалеке, в горах или на тропических островах?

Для ответа нужно выяснить, где и как они получают зарплату, %%, премии, надбавки и иные льготы. Они могут получать всё это на месте, а могут часть получать за границей в виде денег, акций, недвижимости, отдыха и т.п. Но, в конечном счёте, получить всё это управленцы могут только по разрешению тех хозяев, которые живут вдалеке, и которых, может быть, эти управленцы и в глаза не видели. Но они хорошо чувствуют на своей шее невидимую руку своих хозяев, от которой зависит вся материальная жизнь. Для этого «чувства» не надо, чтобы эти хозяева жили неподалёку от предприятий, организаций и тех мест, где живёт персонал.

Интересный материал:  Как бороться за свои права при пандемии

Смогут ли крупнейшие капиталисты и примыкающие к ним высшие слои так организовать деятельность на местах, чтобы оградить от эпидемий нужную обслугу и часть рабочих? Вполне смогут. Здесь новый фашизм будет воздействовать на все три составляющие эпидемии. Правительства, а также частные вооружённые силы корпораций будут беспощадно изолировать заражённые районы и неограниченно распоряжаться внутри них. Правительства и корпорации уже показали, что способны останавливать все виды физического сообщения людей в масштабах целых районов, стран и групп стран. В дальнейшем эти методы могут только усиливаться и изощряться.

Что касается распространения инфекций по воде и особенно по воздуху, то, во первых, заражённые воду и воздух можно очистить и сделать доступными «по талонам» для известного круга лиц. Во-вторых, этот известный круг лиц можно защитить в групповом и индивидуальном порядке. Но главное здесь в том, что буржуазия будет выборочно и целенаправленно влиять на третью составляющую эпидемии, на восприимчивость населения к конкретной заразе. Например, при том же гриппе, малярии или холере жилые и производственные районы можно разделить на условно «чистые» и условно «грязные». «Чистыми» объявляются те районы, где по преимуществу живут состоятельные слои, управленцы, высшая и средняя обслуга, часть силовых органов, ведущие брехуны и т.д. В этих районах проводится действительный комплекс противоэпидемических мер, тщательная подготовка воды, очистка и дезактивация почвы, а также полная вакцинация населения. Тем самым, эти районы, так или иначе, изолируются от источника заражения, в них затрудняется перенос инфекции и, главное, резко увеличивается невосприимчивость населения к инфекционной болезни.

В таких условиях управленцы и обслуга, снабжённые прививками, чистой водой, витаминами, добротной пищей, медициной, средствами индивидуальной защиты и стационарными мерами предохранения от инфекции (санитарными шлюзами в зданиях, системами водоочистки, УФ-дезинфекцией и фильтрацией воздуха в помещениях, системами периодической обработки воздуха аэрозолями, снижающими % патогенных микробов и т.п.), получают возможность действовать в рабочих районах и на прибыльных предприятиях.

Эти управленцы и обслуга, очевидно, будут получать какую-то доплату. Но в условиях эпидемии такой «доплатой» от хозяев могут быть настоящие прививки себе и семье, средства защиты (пропитанное антимикробное бельё, одежда, респираторы, профилактические лекарства и т.д.), пассивные условия быта, защищающие от эпидемии (добротное жильё, курорт, доступ к чистой воде, близость хвойного леса, кондиционирование и обработка воздуха, строгая санитария и гигиена в частных детских садах и т.д.).

Да, обеспечение такой эпидемической чистоты тоже заберёт у капиталистов часть прибыли. Но эта часть относительно невелика и не сравнится с той массой прибыли, которую капиталисты надеются получить с помощью фашизма и эпидемического оружия.

Что касается рабочих, то указанные меры будут применяться к ним выборочно, превращаясь в руках буржуазии в средство раскола рабочих, в средство подавления классовой борьбы, в средство получения послушных рабов. Так, рабочим в эпидемической обстановке могут предложить спасительную вакцинацию, доступ к чистой воде и т.д. для их самих и семей — в обмен на ряд условий, выгодных работодателю. Хочешь жить и сохранить детей от болезни — соглашайся на самые рабские, лагерные условия.

Здесь может и не потребоваться силовое вмешательство государства: разобщённые и напуганные рабочие массы в условиях действительной эпидемии будут вынуждены сдаться. И если эпидемия в таких условиях превращается в биологическое оружие, то средства борьбы с эпидемией превращаются в новые средства классовой борьбы буржуазии с пролетариатом.

Ясно, что не везде буржуазия сможет использовать эпидемии против рабочих, ограничившись более традиционными фашистскими методами. Ясно и то, что в качестве своего биологического классового оружия капитал будет выбирать наиболее подходящие возбудители болезни и те формы их распространения, которые будут соответствовать обстановке, месту и времени.

Сегодня всё меньше оснований считать, что всё сказанное выше есть фантазии. Буржуазия в своём развитии к историческому концу обязательно пойдёт на любые невиданные преступления. Можно не гадать, какие конкретные преступления против народов она совершит завтра и в ближайшем будущем, но суровые законы развития капитализма подводят его к использованию всех средств в борьбе с революцией, а значит, к использованию эпидемий и управлению ими в своих целях.

Здесь не нужно считать, что буржуазия — полная дура и что первые же игры с заразными болезнями угробят её саму. Эпидемии её не угробят, они лишь могут дополнительно сыграть против неё при подъёме классовой борьбы рабочих и остальных людей труда. При этом не исключено, что конкретным поводом к революционному взрыву может стать какое-нибудь незначительное событие, связанное с эпидемией.

Не нужно также считать, что этот краткий набросок охватывает детали биологической войны капитала против труда и даёт конкретный сценарий развития нашей жизни на ближайшие месяцы и годы. О деталях стоит говорить отдельно, а жизнь намного богаче и неожиданнее самых хороших и правильных теорий. Здесь лишь показывается, что буржуазия имеет основания и возможности идти на биологическую атаку рабочего класса. В свою очередь, пролетариату и остальным трудящимся нужно такую возможность иметь в виду и рассматривать её, как одну из новых форм классовой борьбы.

М. Иванов

Источник.



1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.