О дистанционном обучении

Автор: | 2020-04-10
3+
О дистанционном обучении

О дистанционном обучении

В понедельник, 6 апреля в России наконец закончились необычайно длинные весенние школьные каникулы, за время которых наши дети не сумели толком отдохнуть, но зато изрядно отвыкли от школы. Однако посещать её они по-прежнему не имеют возможности, так как переведены теперь на дистанционное обучение через Интернет.

Официальная причина всего этого издевательства хорошо известна — со всех экранов раздаются крики о борьбе со «страшной коронавирусной опасностью».

А что на практике? На практике вирус COVID-19 оказался не опаснее всех прочих сезонных вирусов ОРВИ, зато «борьба» с ним стала ещё одной петлёй на шее рабочих и всех трудящихся.

Чем же обернулась для наших детей дистанционная учёба?

Откровенным маразмом, если говорить честно и прямо. К дистанционному обучению оказались не готовы ни дети, ни учителя. Для начала нужно было обеспечить компьютерами, планшетами и интернет-связью все школы и все семьи в стране, а также всех школьников внутри каждой семьи. Да и школьных учителей нужно было подготовить соответствующим образом, также обеспечив каждого учителя необходимым оборудованием. Но ничего этого сделано не было. Минпросвещения РФ даже не скрывал, что

«инфраструктурная обеспеченность российских школ позволяет полноценно реализовать дистанционное обучение лишь для четверти учащихся

Зато дистанционное обучение уже введено!

Для богатой семьи компьютер, конечно, не проблема. Совсем другое дело — семья рабочего или мелкого служащего. Здесь и один-то компьютер — редкость! Что уж говорить о нескольких компьютерах и дополнительной технике, без которой обучаться дистанционно невозможно.

Рассчитывать на помощь буржуазного государства рабочему, конечно, смешно. Но ещё смешнее было предложенное в Ленинграде представителями государственной власти «решение»:

«Обращаюсь к каждому петербуржцу, — написал на своей странице ВКонтакте губернатор Петербурга Александр Беглов, — если в вашей семье есть невостребованный планшет или ноутбук с выходом в интернет, которым вы готовы поделиться — сообщите об этом, пожалуйста, на горячую линию Комитета по образованию».

У малосознательных политически читателей здесь может возникнуть вопрос: что же, собственно, плохого во взаимопомощи, к которой призывает губернатор? Во взаимопомощи, конечно, ничего плохого нет. Но ровно до тех пор, пока она не является прикрытием для экономии буржуазных капиталов! Деньги, стекающие в закрома буржуазного государства и оседающие в карманах бизнеса, целиком составлены из неоплаченного труда рабочих — это деньги рабочих. Поэтому за каждым случаем, когда власти призывают граждан к взаимной материальной поддержке, а само буржуазное государство помогать людям отказывается, скрывается ловкий обман, а то и новый грабёж. Это тем более верно, когда взаимопомощь предлагается использовать для решения искусственной, навязанной самими властями проблемы.

Если в Ленинграде такая ситуация, то представьте себе, что творится в городах поменьше! А в посёлках? Там ситуация вообще плачевная, потому что малообеспеченных, а то и прямо нищих семей там на порядок больше. Получается, что российское государство фактически отказалось от взятого на себя по Конституции РФ обязательства учить детей бедняков — большую часть населения России. Да и более обеспеченным семьям не слишком повезло, ибо они оказались невольными участниками очередной грандиозной профанации, поскольку от дистанционного обучения их дети более грамотными и образованными не станут. И вот почему.

Допустим, что компьютер и планшет имеются. Теперь нужно связаться с учителями и выполнить все их инструкции, которые у каждого учителя зачастую различны. Как связаться? А как бог на душу положит. Здесь и Zoom, и Google Class и банальный WhatsApp… Кому что в голову придет. И это неудивительно. Учителя сами в полной растерянности, они разобщены не только со своими учениками, но и друг с другом. Единой схемы удаленной работы с учениками в стране нет, никто ее не удосужился разработать! Ситуацию удаётся хоть как-то поставить под контроль там, где есть крепкий родительский комитет — там же, где его нет, нет фактически ничего.

Никакой государственной поддержки переход на дистанционное обучение не получил — абсолютно никакой. Это факт.

Наконец, родители пытаются сделать самое сложное — суметь как-то объяснить ребёнку, что́ теперь ему со всем этим делать, как теперь учиться? А как можно ему это объяснить, когда сами родители прекрасно понимают, что никакая это не учёба, а имитация обучения, откровенная профанация. Пустой, монотонный, изнуряющий процесс создания видимости учебы, в результате которого в голове у ребенка всё равно ничего не отложится.

Причём родители устают от такой «учёбы» не меньше, чем дети! Конечно, родители и до этого тратили массу сил и времени, чтобы помочь своим детям освоить рваную, нелогичную и перегруженную посторонними вещами школьную программу (откровенно говоря, просто идиотскую!). Другого выхода у них не было, потому что никакой ответственности за знания учеников школа и учителя в буржуазной России давно уже не несутТеперь преспокойно можно отсидеть 9 классов, имея «неуд» по всем предметам каждый год! Но с введением дистанционки на родителей свалился сейчас весь процесс обучения, всё то, что раньше школа всё-таки брала на себя.

Родители сегодня пытаются хоть как-то организовать учебный день ребёнка, который дистанционка целиком превратила в нескончаемое домашнее задание по всем предметам. Дети из-за этого систематически переутомляются, их внимание рассеяно, они не знают, когда и за что браться, чтобы всё успеть сделать. И практически не отдыхают нормально, не общаются со своими сверстниками, не учатся жить в коллективе! При этом они, конечно, много бездельничают, перемежая это тягостное безделье (ничегонеделанье!) с попытками решить задачу или написать сочинение. Ясно, что настоящим отдыхом этот процесс не является, также как он не является и настоящей учёбой.

Нужно также учесть, что современная школа — не только дистанционная!, — построена практически на голом тупом контроле: проверить, что ученик совпадает с установленным шаблоном — это сейчас её единственная и главная функция. Учителей, которые становятся частью этого контрольного механизма, дети начинают всерьёз бояться, особенно младшие. Многие из них начинают думать только об отметках, а вовсе не о том, чтобы понять предмет. Короткая практика уже показала, что при дистанционке это ненормальное положение становится многократно хуже.

При дистанционке дети из под контроля учителя поступают под контроль компьютерных программ и зачастую остаются с ними один на один. Это страшная ситуация! Получается, что вместе с дистанционным обучением нам подсунули ещё и переход на тестовую систему. Видя такую ситуацию, многие родители кидаются ребёнку помогать — помогать уже не с решением задачи, а с тем, как победить эту чёртову машину, с тем, как оформить задание, чтобы она его наконец проглотила! А что видят в это время дети? Дети видят, что нервы у родителей уже на пределе, что родители сами часто пасуют и отступают перед формализмом криво-косо сделанной программы. И здесь страшно становится уже не только младшим школьникам! Это же не обучение, а пытка, сплошная нервотрепка!

Что же со всем этим нам делать, товарищи?

Только одно — немедленно остановить дистанционное обучение! Немедленно прекратить этот маразм и вернуть наших детей в нормальные школы!

Интуитивно чувствуя верное решение, некоторые родители требуют выставить ребёнку двойки за четверть уже сейчас, лишь бы освободить его от каторжного дистанционного «обучения»! Но это не выход! Отказы от дистанционки в личном порядке, даже массовые, обернутся лишь новой проблемой для детей и для родителей, поскольку по действующим буржуазным инструкциям никто знаний школьникам давать не обязан, а значит пропущенную четверть наверстать бесплатно в государственной школе уже не удастся. Поэтому действовать нужно всем вместе, коллективно.

Необходимо потребовать от Министерства образования возвращения нормальной очной формы обучения, причём — с обязательным бесплатным восполнением пропусков школьной программы, которые возникли по вине власти!

Учителя не способны вести уроки, дети не способны учиться. Ясно, что дальше так продолжаться не может. Если мы поймём это сами и донесём это до своих друзей, знакомых, соседей, у которых те же проблемы, и организуемся для борьбы, то тогда горький опыт дистанционного «обучения» останется для нас в прошлом.

Но даже если мы сейчас добьемся возврата наших детей в школы, забывать этот печальный опыт нам ни в коем случае нельзя!

Несмотря на открытое недовольство и явный крах системы дистанционного обучения сегодня, нам нужно готовиться к тому, что попытки внедрить его в России будут продолжены. И если сегодня такая, явно провокационная, попытка была сделана в обстоятельствах инсценированного форс-мажора, то следующие попытки, надо думать, будут производиться уже продуманно и по плану — урок за уроком, класс за классом, школа за школой. И всё это — под бесстыдную демагогию, рассуждающую о «преимуществах современных технологий» там, где реальных преимуществ у них нет и быть не может!

Интересный материал:  СЕРГЕЙ УДАЛЬЦОВ: СОЦИАЛИЗМ ОТДЕЛЬНО, А ПУТИН ОТДЕЛЬНО

И это не преувеличение и не фантазии напуганных родителей. Есть одно обстоятельство, которое говорит именно за такое развитие событий в будущем. Дело в том, что дистанционное обучение уже входит в рекомендованный Президентом Российской Федерации план развития отечественного образования. И одной дистанционкой этот «план развития», увы, не ограничивается.

«Прошу Правительство совместно с регионами с учётом демографического и других факторов определить, сколько необходимо дополнительных школьных мест, внести необходимые изменения в национальный проект „Образование”. Здесь нужно искать гибкие решения: не только строить школы, но и эффективно использовать всю образовательную да и другую инфраструктуру для этих целей, возможности современных технологий в интересах обучения детей.

Сейчас практически все школы России подключены к интернету. В 2021 году они должны получить уже не просто доступ в сеть, а высокоскоростной интернет, что позволит в полном объёме приступить к цифровой трансформации отечественной школы, обеспечить доступ педагогов и учеников к передовым образовательным программам, внедрять индивидуальные подходы к обучению, направленные на раскрытие способностей каждого ребёнка.» (В. В. Путин, Послание Федеральному Собранию 15 января 2020 г.).

Сказано это было отнюдь не по поводу «коронавирусной опасности», а в качестве направления и плана развития отечественного образования. Что же мы здесь видим?

Правительство призналось в том, что на всех детей школ не хватает (особенно печальное положение со школами создалось в новых микрорайонах). Строить школы оно вроде как не отказывается, но стремится сократить как можно больше это строительство, предлагая вместо этого переход на «современные технологии», т.е. попросту говоря, на всё ту же дистанционку, которой мы имеем «удовольствие наслаждаться» уже сейчас!

Цели буржуазно-фашистской власти ясны: она не желает тратить государственные средства на образование народа, на создание соответствующей образовательной инфраструктуры. Ведь эти средства очень нужны российскому олигархату, терпящему громадные убытки в кризис.

В бесстыдную тираду о «передовых программах», о «раскрытии способностей ребёнка» не даром закрались слова об «индивидуальном подходе к обучению»: ясно, что на деле это будет не индивидуальный, а классовый подход! Буржуазное государство намерено, наконец, заставить трудящихся России платить за среднее образование, а детей тех, кто платить не сможет, — отправить на бесплатную дистанционку, лишив их живого общения с учителем и друг с другом. В этом случае гарантии обеспечения бесплатного среднего образования, указанные в Конституции РФ, будут формально соблюдены, а на самом деле огромное количество детей из рабочих семей останется необразованными.

По сути, фашиствующая буржуазная власть собирается лишить наших детей образования, вот в чем главный смысл этого заявления Путина! И если мы попадёмся на её уловку о «цифровом развитии» и не сумеем вовремя предотвратить тотальную дистанционку, нас всех ждет следующее:

  • дальнейшая изоляция рабочих и трудящихся друг от друга (нет собраний, родительских комитетов, контактов родителей и детей, и т. п.);
  • полный политический и идеологический контроль над сознанием наших детей со стороны фашистской буржуазии;
  • провал самого обучения на базе примитивных курсов, отсутствия письма, бумажных книг, трудов, физической культуры, походов, классных часов, общих занятий и т. п.

Это своего рода открытая тюрьма, из которой выйдут «квалифицированные» рабы и пушечное мясо, а также фашистские штурмовики и полицаи для расправы с народом.

Понятно, что это целиком фашистская программа, направленная не на развитие, а на уничтожение образования. И между прочим, для её реализации не потребовалось вносить никаких поправок в действующую Конституцию. Поистине, «потенциал Конституции 1993 года далеко не исчерпан»!

Впрочем, одна поправочка, касающаяся этой темы, всё же имеется: в добавочной статье 67-1 нового закона о поправках в конституцию указывается «приоритет семейного воспитания». Заметьте, не общества, не школы, а семьи! Здесь явно скрыто стремление фашистской власти переложить на семьи трудящихся всю заботу об образовании детей. Что это, как не шаг в сторону отмены обязательного и доступного всем общего бесплатного образования?

Обратите внимание, как все тонко и тщательно делается. Фашистская власть не заявляет прямо народу России, что она отменяет всеобщее бесплатное образование. Она отлично понимает, чем это для нее кончится — народ тут же встанет на дыбы. Поэтому фашисты уничтожают наше право на бесплатное образование исподтишка, постепенно, мелкими мерами в течение многих лет. А буржуазная пропаганда посредством СМИ прикрывает эти антинародные действия, насаждая среди трудящихся искажённые представления о «преимуществах современных технологий», которые никаких преимуществ перед очным обучением не имеют.

Нам могут сказать: есть дети, которые по состоянию здоровья или по условиям жизни — например, в условиях обильных сезонных снегопадов или в горных районах — не могут систематически посещать школу. И что для них обучение «по кабелю» было бы спасением и удобным выходом. Но удобным оно является только для фашистского государства, которое готово ухватиться за любой прецедент «успешного» внедрения дистанционки, чтобы потом распропагандировать его в СМИ.

Есть другое решение проблемы организации обучения в подобных случаях, и оно гораздо удобнее народу России: снежные заносы должны расчищаться, а у детей должна быть возможность получать полноценные знания в ближайшей к месту жительства школе. С болеющими детьми должен заниматься учитель, а не родители — такая практика существовала в советской школе и давала, как известно, прекрасные результаты. Беда в том, что всё это невозможно при капитализме, как и многие другие хорошие и нужные трудовому народу вещи. Но это не значит, что сейчас мы должны мириться с тем, что предлагает нам фашистская власть.

Могут ещё спросить: как же можно отрицать такую очевидную полезную возможность Интернета, если с его помощью талантливый учитель имеет возможность выступить не только перед своим классом, но и перед тысячами и может быть даже миллионами школьников?

Но ответ и здесь будет аналогичным предыдущему. Да, Интернет заключает в себе множество полезных возможностей, но все эти возможности для народа пока только потенциальные. Этим полезным возможностям Интернета мешает раскрыться сегодняшнее общественное устройство, в котором жизнь абсолютного большинства людей подчинена чуждой им цели — увеличению капитала горстки монополистов. Для фашистской власти будет выгодно, если один учитель сможет обслуживать сотню и тысячу учеников, ведь остальных учителей тогда можно будет уволить, не платить им зарплату. А значит десятки тысяч учителей в России останутся без средств к существованию. Вот потому-то социализм жизненно необходим не только рабочим, но и всем остальным трудящимся, в том числе учителям, если они хотят, чтобы их труд был востребован обществом и высоко оценивался им.

Могут ещё напомнить, что в СССР школьники тоже смотрели учебные фильмы. Верно, смотрели. Однако просмотр учебного фильма на уроке в советской школе был только дополнительной формой подачи учебного материала. Основной же формой обучения являлся рассказ учителя, его объяснение темы урока. Учитель, таким образом, находился всегда в непосредственном контакте со своими учениками. Это был нормальный учебный процесс, где усвоение знаний учащимися контролировалось и направлялось не «удалённым», а настоящим учителем.

Вопросов можно привести много, но ответ на них будет один: дистанционное обучение это не обучение. Это замаскированный отказ государства от проведения всеобщего среднего образования для абсолютного большинства населения — для рабочих и всех трудящихся! И потому мы должны требовать отмены дистанционного обучения.

На этой позиции, товарищи, нужно стоять твёрдо и непреклонно, потому что количество «благих побуждений» фашистской власти в направлении «цифровой трансформации школы» будет изо для в день только расти.

* * *

В связи со всем вышесказанным, мы требуем:

Немедленной отмены дистанционного обучения в российских школах и полного прекращения попыток его внедрения!

Общего обязательного бесплатного ОЧНОГО и равного для всех школьного образования!

Введения запрета на замену обыкновенных печатных учебников электронными книгами и планшетами!

Строительства новых школ в целях повышения доступности бесплатного ОЧНОГО образования для всех детей, во всех уголках нашей страны!

Возвращения к советской школьной программе!

МЛРД «Рабочий путь»



Просмотров: 0

3+