Новости ПКРМ. Владимир Воронин: «В таком состоянии дальше в Молдове жить нельзя»

Автор: | 01.02.2019
Новости ПКРМ. Владимир Воронин: «В таком состоянии дальше в Молдове жить нельзя»

Новости ПКРМ. Владимир Воронин: «В таком состоянии дальше в Молдове жить нельзя»

Эксклюзивное интервью третьего президента Республики Молдова, лидера Партии коммунистов Владимира Воронина для известнейшей немецкой международной общественной телерадиокомпании Deutsche Welle (DW)

Он правил железной рукой Республикой Молдова в течение восьми лет, победив вместе с Партией коммунистов на парламентских выборах в 2001 году, несмотря на то, что никто не ожидал возвращения коммунистов во власть в постсоветском государстве. Спустя 10 лет после мятежа 7 апреля 2009 года, который он называет государственным переворотом, он утверждает, что руководил страной хорошо, а сейчас необходимо срочное изменение ситуации в стране.

Речь идет о Владимире Воронине, третьем президенте Республики Молдова и лидере коммунистов, с которым DW побеседовала о нынешней выборной кампании, о ситуации с левыми партиями и о шансах коммунистов на возвращение во власть.

DW: Господин президент, дан старт очередной избирательной кампании. С какой программой вы идете к избирателям, какие приоритеты объявила Партия коммунистов для их реализации после избрания в будущий парламент?

Владимир Воронин: Наше обращение к согражданам очень простое — в подобного рода ситуации, при нынешнем положении дел невозможно дальше жить в Молдове. Поэтому необходимо срочно менять ситуацию в стране, а возможность такого изменения возникнет, только если мы объединим все здоровые силы. Республика Молдова за последние 10 лет не достигла прогресса ни в чем. Она лишь регрессировала. За эти годы за страной закрепились два крайне негативных статуса, очень оскорбительных для нашего национального достоинства. Первый — это статус захваченного государства. Второй — статус криминального государства. Согласитесь, в таких условиях невозможно построение нормального, здорового, демократического общества.

Второе. Мы нашим гражданам напоминаем (с учетом того, что со временем многое забывается) о восьми годах нашего правления. Мы напоминаем им о тех результатах и цифрах, которые были нами достигнуты, и сравниваем их с результатами нынешней власти.

Третье. За последние годы Республика Молдова утратила приоритеты, которые были четко определены еще начиная с 2002 года. Хотя многие испугались тогда, что мы называем себя коммунистами, боялись и других страшилок, именно мы стали теми, кто поднял знамя модернизации Республики Молдова в соответствии с европейскими стандартами. Через пять лет мы добились заключения Соглашения об ассиметричной торговле с ЕС. Мы все подготовили для перехода к системе свободного передвижения наших граждан в странах Европы; и все реформы, по которым в то время мы взяли обязательства перед ЕС, были отражены в принятых парламентом законах и внедрены. К сожалению, нынешняя власть только говорит, а в последнее время уже даже и не говорит ничего, потому что они обиделись на ЕС за то, что им отказали в помощи. Они ничего не сделали для европейской интеграции, и граждане уже не доверяют им, покидают страну, работают на ВВП других стран.

DW: Последние соцопросы не оставляют вам слишком высоких шансов. Кто ваши главные оппоненты? Считаете ли Вы, что Партия коммунистов может преодолеть избирательный порог?

Владимир Воронин: Мы не верим ни одному соцопросу, поскольку все они готовятся на заказ, оплачиваются штабами конкурентов на выборах и в первую очередь Демократической партией, которая располагает даже собственной структурой, занимающейся опросами. Мы работаем очень конкретно с гражданами на местах. Нам известно мнение граждан, и мы знаем, что граждане думают о нас, а также о демократах, о социалистах и других силах, вовлеченных в эту предвыборную кампанию.

Главными нашими конкурентами на этих выборах являются, конечно, социалисты, так как они паразитируют на нашем электоральном поле. И речь идет не только об избирателях, которых они завлекают разного рода обещаниями или подарками. Речь еще и о том, что они украли у нас все наши партийные документы. Украли у нас цвет флага; их предвыборная программа в точности такая же, как наша, — они лишь заменили слово «коммунист» на «социалист». Социалисты отрицают свои дружеские, тесные и сотруднические взаимоотношения с демократами. Однако все эти годы они работали плечом к плечу, в непосредственном контакте с демократами. Если обратить внимание на результаты четырехлетней деятельности нынешнего парламента, социалисты голосовали 484 раза вместе с демократами. Они притворяются, что не вместе, но это одна банда. Они запудрили людям мозги, приняв закон о внедрении смешанной системы выборов, а Додон промульгировал постановление парламента о проведении референдума в день выборов — вопреки тому, что в 2014 году Конституционный суд высказался против этого. Мы разъясняем избирателям, что, голосуя за демократов, они тем самым голосуют и за социалистов, и наоборот. Более того, есть информация о том, что после выборов они сформируют альянс, блок в будущем парламенте.

DW: Политический туризм стал трендом в Республике Молдова. После выборов 2014 года вы были представлены в парламенте 21 депутатом, чтобы в итоге остаться лишь с семью. Какие меры внутреннего порядка вы приняли для пресечения данного явления?

Владимир Воронин: Это предательство помогло нам очиститься от предателей, от элементов, которые вступают в партию, преследуя определенные цели — к примеру, добиться должности депутата или каких-либо благ. Но предательство остается предательством, его нельзя ни простить, ни согласиться с ним, потому что они прошли в парламент не по одномандатным округам, а по партийному списку. Граждане, проголосовавшие за партию и выразившие нам доверие, голосовали не за конкретных лиц, следовательно, мандат принадлежит партии и избирателям. Их предательство — это издевательство над избирателями, проголосовавшими за нас в 2014 году. Вместе с тем они нанесли большой ущерб государству. Их спровоцировали на предательство огромными денежными суммами. Этим перебежчикам заплатили 5 млн евро. Очень большие деньги, особенно в условиях Республики Молдова. Таким образом, они создали некий фантом в нашем парламенте — я говорю о 15 депутатах, предавших нас, а также о тех, кто предал Либерально-демократическую партию, и о тех, кто ушел из партии Лянкэ и прибился к демократам. То есть законодательный орган перестал быть репрезентативным, перестал отражать волю избирателей. Соответственно, парламент давно должен был уйти в отставку, и должны были быть проведены досрочные выборы. Но мы пришли к тому, что имеем — стало возможным украсть миллиард в самой бедной стране Европы, стали возможными многочисленные нарушения национального законодательства, стало возможным придумывание законов в угоду чьим-то капризам. По указанию тех, кто захватил власть в государстве, Конституционный суд 11 раз изменял Конституцию.

DW: В случае прохождения в парламент могли бы вы войти в коалицию с другими партиями, чтобы избежать очередного политического кризиса?

Владимир Воронин: Нам не с кем ни вести переговоры, ни вступать в коалиции. Категорически — ни до сих пор, и никогда! Мы, Партия коммунистов, участвуем в парламентских выборах с 1998 года. Из девяти кампаний по выборам парламента в восьми мы победили. Мы дважды приходили к власти в стране, один раз добились конституционного большинства, несколько раз у нас было абсолютное большинство — более 50 процентов депутатов парламента. И тогда, и после 2009 года мы никогда и ни с кем не вступали в коалицию. Но это не означает, что мы в парламенте находимся в глухой оппозиции или в оппозиции независимо от того, что происходит в стране, в парламенте. Мы всегда поддерживаем — независимо, от кого исходит законодательная инициатива, — все, что связано с социальными вопросами, с улучшением жизни граждан, охраной окружающей среды. Мы категорически против проектов, обеспечивающих интересы некоторых группировок в экономической области; мы против неоправданного финансирования определенных программ; мы против манипуляций, производимых в правительственных структурах, создания не нужных никому структур-¬паразитов, расходующих публичные средства. Вот в этих вопросах мы никогда и ни с кем ни в какой сговор не вступаем.

Интересный материал:  ПОЧЕМУ СТАЛИН СМОГ ПОДНЯТЬ СТРАНУ, А НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ НЕ МОЖЕТ?

DW: На протяжении ряда лет звучат заявления, что Республикой Молдова руководит один человек — Владимир Плахотнюк. Правда ли это? Может ли один человек узурпировать власть, или за ним стоят некие заинтересованные группы?

Владимир Воронин: Думаю, что есть несколько заинтересованных групп. Невозможно для одного человека узурпировать власть. И не только в Молдове, в любой другой стране. И в мой адрес — в адрес человека, занимавшего более восьми лет должность президента республики, и не в результате искусственного создания парламентского большинства, а конституционным путем — звучали «комплименты» вроде того, что все делается по указанию Воронина. Но один человек физически не может давать столько указаний и охватить весь спектр вопросов, событий, касающихся развития страны, связанных с национальными интересами. Разумеется, согласование происходит с самыми высокопоставленными лицами. Неофициальным путем, как мы видим, многие вопросы согласовываются с так называемым президентом Додоном. Но, повторю, один человек не смог бы сделать столько, будь он хоть столиким Плахотнюком.

DW: Оппозиционные партии вступили в предвыборную кампанию в едином блоке ACUM. Являются ли они альтернативой для нынешней власти? Можно ли их считать тем политическим классом, в котором нуждается страна для изменения порядка вещей?

Владимир Воронин: В этом блоке ACUM, если посмотреть на тех, кто его возглавляет, нет личностей, которые пользовались бы полной поддержкой со стороны большинства избирателей. Не выделяется никто ни по одному из направлений. Ни Майя Санду, ни Андрей Нэстасе. Не думаю, что их ждет большой успех на выборах. Возможно, еще не пришло их время. Однако, да, есть часть избирателей, которые не голосуют ни с левыми, ни с правыми, и склоняются к этим.

DW: На протяжении нашей истории политики всё пытаются использовать геополитическую риторику. Но если отставить в сторону эти игры, какой должна быть оптимальная модель развития страны? С кем у Республики Молдова должно быть налажено стратегическое партнерство?

Владимир Воронин: 5 апреля 2001 года, когда я был избран президентом Республики Молдова, я провел пресс-конференцию. Присутствовали представители разных стран — из Европы, Америки, откуда хотите, потому что мы, коммунисты, были первыми в постсоциалистическом лагере, которые после распада СССР пришли к власти демократическим путем. Всем было интересно, кто такие эти коммунисты, растут у них рога или нет, что они собираются делать, начнут ли национализацию, будут ли что-либо разрушать? Меня на этой пресс-конференции спросили, куда мы поведем Молдову? И я ответил, что Молдова будет там, где ее интересы. Мы небольшая страна. Не можем мы, да и не нужно нам это, вмешиваться в геополитику великих держав, нет у нас в этом шансов на успех. Мы должны быть там, где есть наши интересы, интересы Молдовы. Мы нашли ту золотую середину, при которой у нас сложились хорошие взаимоотношения и с Востоком, и с Западом. Мы начали очень серьезно работать с ЕС, был трехлетний рабочий план, который мы выполнили за два года, за что были премированы Евросоюзом суммой в размере 800 000 евро. При личной поддержке американского президента Буша мы открыли первый и единственный на пространстве СНГ Национальный центр по борьбе с коррупцией.

DW: Что-то идет не так в нашей стране. Все, вроде бы, обещают лучшую жизнь, бороться с главными проблемами — коррупцией, бедностью. Но в итоге жизнь людей не особо изменилась к лучшему. Каким видите Вы будущее Республики Молдова? Считать ли Молдову несостоявшимся государством, или у нее есть шансы вернуться на нормальный путь?

Владимир Воронин: У Молдовы есть все шансы. Абсолютно все. Когда мы пришли во власть в 2001 году, внешний долг составлял 85 процентов от ВВП, заработные платы не выплачивались по 16 месяцев, электричество отключалось веерным порядком, страна была газифицирована на 7 процентов. Но мы решили множество проблем. Мы в десять раз увеличили зарплату врачей, педагогам — в восемь раз. Мы добились роста ВВП на 59 процентов за восемь лет правления. Мы строили железнодорожные пути, Джурджулештский порт, сделав Молдову морской державой. Но и этого недостаточно. Что бы ни делалось, возникают еще более важные задачи, требующие решения.

До нас говорилось, что у Молдовы нет перспектив как независимого государства. Говорилось, что мы должны быть либо с русскими, либо с румынами. Главное, что нам удалось доказать самим себе, что у Молдовы есть перспективы развития в качестве независимого — со всех точек зрения — государства. Я считаю это главным результатом нашего восьмилетнего правления.

И сегодня я тоже верю в Молдову. Мы должны дружить со всеми, а во главе угла должен находиться национальный интерес страны.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.