Новая секта? Нет! Просто люди не хотят быть господами, а хотят – ТОВАРИЩАМИ!

Автор: | 2018-07-10
Много лет спустя.

Много лет спустя.

Раннее субботнее утро, когда только сонные бабушки спешат на рынок, а в тени деревьев еще не растаяла ночная прохлада. Мне же нужно спешить на Мотель, там будет сбор добровольцев на рытье окопов. Работы по созданию второй линии обороны ведутся с середины апреля, инициировал их «Восток», а поддержали обычные мирные граждане-добровольцы. А вообще окопы рыли с 2014 года, когда строили первую линию обороны и не прекращали рыть все годы войны, это мне уже военные сообщили.

— Ты обязательно поедь, — напутствует меня подруга Юлька. – Я очень, например, хочу знать, что никто не собирается сдаваться, что нас защитят, если вдруг что. Потому что достали эти упаднические настроения в народе. А если даже те окопы не пригодятся, то может потом наши дети там в Зарницу поиграют, когда мир наступит.

Как там говорила еще одна Юлия по фамилии Чичерина? «Вместо нас никто не полезет в наши окопы, сотни жизней мы делаем эту работу!» А раз так – еду!

— Что мне взять с собой? – звоню до поездки одному из организаторов – Олегу.

— Ничего! – смеется он в трубку. — Еда, вода и даже горячие пирожки будут, лопату и перчатки тоже выдадим, бери с собой только хорошее настроение и желание помочь. А работать будешь в дубовом лесу – просто рай!

Звучит заманчиво.

 

— Извините, а вы не на окопы случайно? – спрашиваю ее, готовясь нарваться на непонимание.

— На окопы! – с улыбкой отвечает она. И срабатывает что-то магическое – человек, которого ты до этого не знал, вдруг становится родным. Потому что сразу исчезает необходимость думать, кто перед тобой, понимаешь – свой. Такой же безумец, который вместо того, чтобы дрыхнуть в выходной день, едет неизвестно куда. Просто, чтобы хоть что-то сделать полезное, а не сидеть и стонать, как все плохо.

Виктория (имя по ее просьбе изменила) едет уже третий раз, а пожилым родителям придумывает всякий раз самые уважительные причины своего отсутствия. В этот раз сказала, что едет в парк с подругой прогуляться. Самым сложным было спрятать бутсы в рюкзак так, чтобы родители не заметили.

 

Еще одна дончанка – Женька. Кажущаяся совсем хрупкой в черном облачении — майке и широких штанах, с модными выбритыми висками, она тоже не новичок здесь.

— Родных готовила постепенно, но они уже смирились, — хохочет она. – Вот даже кепочку дали, чтобы солнышко голову не напекло и чашечку для воды. Тяжело, конечно, по первой, но приноровиться можно. Тут хорошо в паре работать – один копает, другой – откидывает, тогда дело спорится. Бывает сложно, когда корни деревьев попадаются, мужчины приходят на помощь. И тут в одиночку ничего не накопаешь, только в команде, поэтому и микроклимат здесь особый.

О том, что Женя перенесла недавно операцию на ногах, я узнаю даже не от нее, а от военного.

— Вот оторва! – и это звучит с нескрываемым восхищением, как высшая похвала. – Женька от всех скрыла, что после операции. Ни единой жалобы, работала наравне со всеми и вот опять приехала. Только потом мне сказала, когда возвращались. А вообще без девчонок сложно нам, они вдохновляют работать.

 

В Ясиноватой нас уже ждет стройная блондинка Людмила – тоже ветеран окопов. Работает на жд дороге, сейчас у нее законный отпуск, но проводит она его не на морях, а с лопатой в окопе. Ее коллега – Марина сетует, что пропустила весь июнь – в кои-то веки профсоюз ей дал путевку на море, поехала, а только вернулась – снова сюда. Затягивает!

 

— Когда возвращаешься, начинаешь мучиться – когда суббота настанет, когда на окопы.

— Я сюда езжу, потому что тут атмосфера максимально приближена к четырнадцатому году. Когда у всех прояснилась сознание, все были бескорыстные и сплоченные. Я на войну пошла с четырнадцати лет. Я из Донецка. Мне не интересно как в Донецке проводят время мои сверстники. Мне интересно быть тут, с такими же как я.

 

— Люди здесь другие. Атмосфера другая. Настоящее, что ли, — продолжает Оля, — хотя казалось бы – кто меня умной назовет – каждую субботу гонять сюда из Донецка.

— Из Донецка? А из Питера не хотела? К нам девушка из Питера приезжала. Причем, тогда как раз из-за дождя все отменилось, и она поменяла билеты, чтобы все-таки попасть на окопы. И сейчас все пишет «хочу к вам».

— А кто вы по специальности?

— Сейчас пенсионер. Работал и шофером, и на шахте, и на «Стройдетале».

— А зачем сюда приезжаете?

— Помочь. Вдруг ребятам, не дай бог, придется отступить, чтоб они пришли и было все готово. Чтоб они не тратили силы, а главное – время. Тогда времени не будет физически. Как говорится, хоть какой-то вклад.

— Вот так сразу решили ехать?

— А как же! Ничего себе – я тут родился. Я же должен хоть что-то сделать. Тесть еще в 1975 году говорил – самые лучшие вояки – это немцы и мы. Это мы их не добили, и они, собаки, опять сюда.

Раньше, как утверждают старожилы, обед привозили в полевой кухни. Сейчас же надобность отпала, ибо царский обед – первое, второе, третье и компот, приносит к окопам местная жительница, которая сама, по доброй воле, каждую субботу готовит обед на всю ораву.

— Это пирожки вам моя соседка слева напекла. А это огурчики и помидорчики с огорода соседки справа. А это компот Петровна вчера наварила и специально остудила, чтоб холодненький был.

 

Капитан Очевидность

Энтузиазм населения, уставшего быть “господами” и мечтающего стать опять ТОВАРИЩАМИ, вполне понятен. Не понятно другое. Непонятен военный смысл происходящего . Непонятно, зачем строить какую-то “вторую линию обороны” не согласовав это действие с военноначальниками, которые не могут использовать эту фортификацию, хотя-бы по причине того, что она не значится в военных планах на операцию. Более того, линия размещения войск, которая заранее известна врагу – коллективное убийство. Почему власти ДНР не организуют эту работу?

Но все ведь значительно проще! Пользуясь простодушным и понятным стремлением людей к общности и товариществу, ряд буржуазных дельцов “нарабатывает” себе электорат на предстоящих выборах. Два в одном: с одной стороны – поддержка обманутого народа, с другой – возможность упрекнуть власти в том, что они от работы в данном направлении самоустранились.

Полезное ли действие делают граждане? Объединение и товарищество – действия безусловно полезные. Но не стоит подменять классовую борьбу, примитивным сектанством, признаки которого в “окопном” мероприятии полностью налицо.

Ну и разумности тоже стоит подучиться: если есть подозрение в том, что власти не умеют организовать сопротивление войскам хунты, то какие надежды могут быть от выкопанных фортификационных сооружений? Что, по мыслям копающих, солдаты как только попадут в выкопанные народом окопы, моментально переподчинятся “умным командирам от народа” и разгромят врага? Абсурд, вы не находите?

 

Интересный материал:  С собой в могилу: Нет человека, нет и пенсии

Источник.

Просмотров: 5

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.