Новая пенсионая реформа: На наши счета положили глаз «эффективные менеджеры» госкорпораций

Автор: | 19.06.2019
Новая пенсионая реформа: На наши счета положили глаз «эффективные менеджеры» госкорпораций

Новая пенсионая реформа: На наши счета положили глаз «эффективные менеджеры» госкорпораций

19 июня 2019 года профильный комитет при Госдуме планирует рассмотреть поправки к законопроекту о системе гарантирования прав застрахованных лиц, то есть клиентов фондов по обязательному пенсионному страхованию. Об этом, в частности, сообщил представителям СМИ член этого комитета Дмитрий Скриванов. Позже эту информацию подтвердил и его председатель Анатолий Аксаков.

Сейчас, согласно действующему законодательству, в роли акционеров негосударственных пенсионных фондов (НПФ) могут выступать либо физические лица, либо «юридические лица, созданные в форме хозяйственного общества» (в форме обществ с ограниченной ответственностью или акционерного общества). Если же поправки будут одобрены, то акционерами НПФ на законных основаниях смогут становиться «некоммерческие организации, учрежденные РФ», то есть государственные корпорации (ГК). К их числу относятся, в частности, «Ростех», Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Фонд содействия реформированию ЖКХ, «Роскосмос», «Росатом» и другие.

Впрочем, как уточняют знатоки вопроса, большинство госкорпораций так или иначе уже давно присутствует в составе акционеров негосударственных пенсионных фондов через свои дочерние структуры. Правда, рядовым россиянам они известны не какими-то прорывными результатами своей деятельности, а громкими коррупционными скандалами и фантастическими доходами топ-менеджмента.

Так, ГК «Ростех» (еще в прошлом году ставшая прямым акционером НПФ АвтоВАЗ (ныне НПФ «Ростех») и НПФ «Роствертол») гремит сейчас по всей стране в связи с вызывающим многочисленные гражданские протесты строительством мусороперерабатывающих и мусоросжигающих заводов. При этом находящийся под американскими санкциями ее глава Сергей Чемезов только по приблизительным (и заниженным) подсчетам зарабатывает около 212 миллионов рублей в год.

Глава замешанной в скандале с разработкой наноасфальта для наших дорог за 1,3 миллиарда рублей корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс только за 2016 год заработал на круг более 320 миллионов рублей (этого хватило бы, чтобы обеспечить 30 тысяч российских пенсионеров).

Суммы хищений, выявленных в «Роскосмосе» Генпрокуратурой и другими контролирующими организациями после темной истории с дырой в обшивке Международной космической станции, и вовсе имеют поистине космические масштабы. А уж историю о просторном пятиэтажном московском жилище Игоря Сечина не слышал, пожалуй, только глухой.

И вот теперь вся эта околоправительственная компания получит официальный доступ к накапливаемым по копеечке в надежде на обеспеченную старость деньгам обычных россиян. Фактически это будет означать прямое вхождение государства в пенсионную систему, которая изначально позиционировалась как полностью частная, не зависящая от государства инициатива.

«СП» поинтересовалась у своих экспертов — зачем же государству вообще лезть в эту пенсионную систему?

— Негосударственный пенсионный фонд работает с накоплениями граждан, и его статус означает, что он не имеет никакого отношения к Пенсионному фонду России, — пояснил корреспонденту издания экономист Никита Масленников. — Сейчас накопительная система будет перезапускаться, переформатироваться с учетом внедрения индивидуального пенсионного капитала. И поскольку здесь меняется правовая основа, в данном случае НПФ становится управляющим, а его форма собственности, по большому счету, принципиального значения не имеет. Для регулятора главное, чтобы он был акционирован, прошел все аттестации и находился в системе гарантирования пенсионных накоплений.

— Госкорпорациям просто хочется иметь какую-то прибыль. Ведь пенсионные фонды не приносят прибыли пенсионерам, а для акционеров очень часто оказываются выгодными, — считает тему аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев.

— Кроме того, — обратил внимание Никита Масленников, — если госкомпаниям не разрешить этот заход, они могут затормозить создание своих корпоративных пенсионных систем. Или, наоборот, сложится такая ситуация, что все служащие госкомпаний массово побегут именно в корпоративную пенсионную систему, а в систему НПФ никто не пойдет совсем. Тут сразу возникает вопрос сжатия рынка. А так, даже если корпоративная пенсионная система и не будет создана, то в экономику хотя бы придут реальные длинные деньги, позволяющие что-то прогнозировать на горизонте 10−15 лет. Так что с этой точки зрения никакого противоречия или вызова не усматривается, тем более госкорпорации заинтересованы в создании своих пенсионных систем, пока нет внятного закона об индивидуальном пенсионном капитале.

А еще есть пример «Сбербанка», который, оставаясь номинально государственной компанией, является сейчас фактическим лидером рынка банковских услуг, опережая конкурентов во многих трендах по финансовым услугам, по созданию собственной экосистемы. Поэтому некоторые аналитики считают — раз есть такой успех в банковской сфере, так почему бы не попробовать развить его и здесь, отдав негосударственные пенсионные фонды под контроль госкорпораций. Таким образом они надеются на то, что на выходе будет осуществлено четкое наполнение этих самых НПФ средствами, которые будут надолго инвестированы в отечественную экономику.

«СП»: — Неужели это прямо со всех сторон положительное и эффективное решение на благо российских пенсионеров?

— Против этой системы есть определенные возражения со стороны, как экспертов, так и участников рынка, — отмечает Никита Масленников — Вот почему очень многие банки были, так сказать, «зачищены»? Да потому, что у них все нормативы по кредитованию связанного лица, собственника банка, зашкаливали. Но если сейчас будет принято это решение, не придется ли нам потом аналогичным образом «зачищать» рынок НПФ? Да, этот сектор экономики сейчас жив и способен дать довольно быстрое и эффективное развитие. Однако весь вопрос в том, как реализовать эту возможность, чтобы не возникло серьезных рисков на ровном месте.

«СП»: — Кстати, некоторые эксперты, в числе которых, например, гендиректор консалтинговой компании «Пенсионные и актуарные консультации» Евгений Якушев, считают, что официальное разрешение госкорпорациям становиться акционерами негосударственных пенсионных фондов чревато национализацией последних. Это реальный риск?

— Такая опасность всегда есть. Кроме того, здесь сразу возникает вопрос к эффективности управления средствами НПФ. Ведь если они будут национализированы, то размещение средств будет осуществляться по указке владельца. А вдруг это размещение будет неэффективным? Вдруг эти средства будут потрачены на какую-нибудь «стройку века», эффективность которой далеко не очевидна? Вдруг мы заработаем право проведения еще какого-нибудь мирового чемпионата или Олимпиады, после чего подрядчики будут посажены на многотриллионные долги?

Расплачиваться же за это в итоге придется простым гражданам, личные средства которых могут быть вложены в проекты, которые непонятно чем закончатся. Есть серьезный риск, что все закончится тем, что гражданам вернут вложения исключительно по номиналу, без инвестиционных накоплений. Извините, а где же тут подразумевавшийся заработок, который должен быть выше дохода по банковскому вкладу? Если доход будет нулевым или даже отрицательным, зачем гражданину отчислять 6% от своей зарплаты в НПФ, если их можно отнести в банк под проценты?

«СП»: — Еще какие-то риски официального вхождения госкорпораций в состав акционеров НПФ есть?

Интересный материал:  Капитал уничтожает лесной фонд России

— Достаточное количество госкорпораций находятся под секторальными или иными антироссийскими санкциями. И вдруг им дают добро на заход в долю негосударственного пенсионного капитала. Теперь попробуйте гипотетически со стороны американского Минфина и всех остальных его структурных подразделений взглянуть — не попадают ли эти негосударственные пенсионные средства под санкции? А если попадают, то как они могут работать с теми же американскими активами на рынке?

Если санкционный нажим, не дай бог, будет усиливаться, не попадут ли все госкорпорации чохом под этот пресс? Не распространятся ли санкции на все их активы? Пока в России на это четкого ответа нет, так не адресовать ли его сразу в американский Минфин? По-моему, за океаном сильно обалдеют и скажут — о, ребята, спасибо за подсказку, сейчас мы чего-нибудь тут придумаем!

«СП»: — Наши госкорпорации печально прославились на всю страну своими многомиллиардными хищениями. Тот же «Роскосмос» небезосновательно сравнивают с «черной дырой», в которую бесследно вылетают миллиарды даже не рублей, а долларов. Где гарантия, что так не произойдет со средствами негосударственных пенсионных фондов?

— Хищения — это признак все того же неэффективного управления. И если в целом в госкорпорации с этим есть проблемы, то едва ли кто-то даст гарантию, что с маленьким кусочком своего актива эта корпорация будет поступать более эффективно. Я такую гарантию, например, дать не могу, да и не буду. Потому что тут надо смотреть качество управления, состав высшего менеджмента, набор активов и портфель государственных поручений.

Если при вхождении на рынок НПФ все это будет управляться по остаточному принципу — у нас, мол, голова болит по другим поводам, так что делайте, что хотите, — ребята действительно могут сделать, что они хотят. Это требует культуры управления, которую далеко не каждая госкорпорация имеет. Взять хоть тот же «Промсвязьбанк». Он вроде бы создан для оборонного сектора, но пока его деятельность вызывает все больше вопросов, чем дает ответов.

— Как показывает опыт управления самими госкорпорациями, там далеко не все хорошо, — соглашается с коллегой Алексей Коренев. — Посмотрите, как работает «Ростех», «Роскосмос», «Росатом». Деньги часто уходя непонятно куда. Конечно, теоретически может быть ситуация, что кто-то действительно создаст хорошую команду управленцев. Но это, скорее всего, будет исключение. А в реальности будет то же самое, что и с «Роскосмосом». Анонсируем полеты на Марс и на Луну, а на деле даже космодром Восточный построить не можем, потому что деньги куда-то закопаны.

«СП»: — Так, может быть, госкорпорации и стремятся официально войти в долю на негосударственном пенсионном рынке, чтобы поменять правила игры и пополнить собственный бюджет деньгами пенсионеров?

— На деле правила не так-то легко поменять. Потому что есть как минимум регулятор, который за этим следит. Может быть, попытаются какие-то положения корректировать, но глобально-то ничего не изменишь. Все НПФ работают в рамках законодательства и менять его самостоятельно не смогут. Особо здесь, пожалуй, не размахнешься. Да и просто так руку в карман НПФ не запустишь, хотя, конечно, подозрения в этом могут возникнуть. Но, полагаю, корпорациям проще выпросить деньги из федерального бюджета, чем лезть в фонды. Это будет слишком на виду.

Хотя ничего хорошего я лично в этой инициативе не вижу. Складывается ощущение, что во всей пенсионной реформе нет четкого плана. Пытаются пробовать то одно, то другое, реформируют то тут, то там, пытаясь нащупать какой-то выход просто наугад. Ощущения, что просчитанной на много лет вперед разумной стратегии, нет. И продолжаться это слепое путешествие, судя по всему, может бесконечно. На моей памяти всегда происходят какие-то эксперименты, и всегда кажется, что вот уже наступает край. Но ничего, страна как-то выживает.

Последние реплики звучат, конечно, довольно оптимистично. И хочется верить, что те же Сечин, Чемезов и Анатолий Чубайс действительно смогут сделать что-то полезное для российских пенсионеров.

Только вот слишком свежо в народной памяти, как гарант Конституции на всю страну с высокой трибуны обещал, что пока он будет президентом, пенсионный возраст повышаться не будет, а потом в угоду нашему либерально-олигархическому правительству все же подписал людоедский закон…

Капитан Очевидность

Предложение, касающееся обеспечения доступа «государственных» корпораций к средствам НПФ, очень напоминает действия горбачёвского правительства в годы «перестройки». Тогда аналогичным образом пытались решить финансовые проблемы путём ограбления народа. Контрреволюционеры и предатели Родины видели выход из дисбаланса между товарной и денежной массы в повышении цен, в то время как надо было бороться с воровством государственных ресурсов, трясти спекулянтов. Примерно то же самое мы наблюдаем и сегодня. Видите ли, «госкомпаниям» не хватает средств на финансирование ключевых проектов. Они нас за идиотов держат? Структуры, руководство которых получает многомиллиардные прибыли и бонусы, да и к тому же направляет финансовые средства на приобретение непрофильных активов, — у них «нет денег». Сами беду сделали, а теперь хотят, чтобы трудящиеся расплачивались за проблемы, созданные олигархией! Чёрта с два! Народ больше не будет мириться с подобным беспределом. Снижение уровня общественного доверия к власти и нарастание протестных настроений прямо свидетельствует об этом.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.