Николай Платошкин: «Зеленский — гламурный бандеровец, он хитрее Порошенко»

Автор: | 30.04.2019
Николай Платошкин: «Зеленский — гламурный бандеровец, он хитрее Порошенко»

Николай Платошкин: «Зеленский — гламурный бандеровец, он хитрее Порошенко»

Пять лет назад, 2 мая 2014 года, мир потрясла страшная трагедия — в Доме профсоюзов в Одессе заживо сожгли людей. Тех, кто успевал выскочить из горящего здания, добивали на улице. Произошедшее стало одной из самых черных страниц в истории Украины, охваченной Майданом, и всего мира.

Этим страшным событиям посвятил свой фильм «Remember Odessa — Не забудем, не простим» известный немецкий режиссер-документалист Вильгельм Домке-Шульц. Мировая премьера картины состоялась в Москве накануне пятой годовщины одесской трагедии.

По словам режиссера, снять фильм ему год назад предложили его друзья из Одессы, где он раньше часто бывал.

«В тот же день, когда появились в новостях ужасные сообщения и были показаны кадры, у меня появилась глубокая эмоциональная потребность рассказать человечеству, обществу об этих событиях», — поделился он воспоминаниями.

Эта история глубоко затронула режиссера, ему не потребовалось много времени для принятия решения, потому что он был хорошо информирован о произошедшем в этом украинском городе. Первым побуждением режиссера было создать художественный фильм, но это было невозможно, и он остановился на варианте художественно-документального фильма.

«В первую очередь, меня волновали не вопросы вины, а перипетии этих событий, которые, с моей точки зрения, имеют масштаб шекспировских драм, потому что там есть и философские аспекты, и общественные взгляды и участники, которые позволяют показать весь спектр человеческой природы.

Он подчеркнул, что его посланием к человечеству стало то, что «нельзя позволять идеологизировать себя до такой степени, что ты превращаешься в человека, ненавидящего подобных себе только из-за того, что они думают по-другому». Режиссер уверен, что проблема толерантности — это общечеловеческая тема, мировая тема. И этот вопрос, считает он, должны задавать себе зрители в конце фильма.

Фильм состоит из двух пластов: материала, который режиссер снимал сам в 2018 году, и документальных съемок 2014 года, которые ему предоставили одесские друзья.

Режиссер отметил, что в первые дни мая съемка проходила на Куликовом поле и в ней участвовали как сторонники, так и противники Майдана.

«За 30 лет профессиональной деятельности я сделал много репортажей. Мой профессиональный подход состоит в том, чтобы у меня были герои протогонисты, со своими характерами. Мне надо показать, как эти люди мыслят, почему совершают те или иные поступки», — рассказал он.

По его словам, со стороны радикальных националистов никто ему вопросов не задавал, они чувствовали себя в своей среде и были уверены в своей правоте. А вот родственники погибших и люди, пострадавшие на Куликовом поле, заметил он, чувствовали свою эмоциональную незащищенность.

«У них была очень драматическая ситуация и несколько раз звучал вопрос: откуда вы, где вы собираетесь показывать?» — рассказал он. Узнав, что режиссер из Германии, они не стали возражать против съемки. Обеим сторонам было ясно, что съемка и показ фильма связаны с риском, так как люди могут быть «подвергнуты репрессиям».

«Этот страх чувствовался в их голосах, поведении. Но и я, и они осознавали, что если мы не расскажем об этом, не проявим мужество, то не выполним свою задачу», — подчеркнул режиссер.

По его словам, в ходе работы надо было обеспечить контакты с людьми, группами, которые характеризовали произошедшие события с разных позиций.

«Я думаю, мне это удалось», — сказал документалист.

Он также рассказал, что в Европе практически невозможно найти финансирование для фильма, который снимается не по заказу. Не захотели в западных странах его и показывать, объяснив это тем, что ни СМИ, ни фестивалям, ни общественным организациям картина не интересна.

Западное общество в идеологическом смысле, по мнению режиссера, очень расколото. В зависимости от позиции той или иной группы фильм и может восприниматься, независимо от того, кто его снимал — российский или немецкий режиссер.

«Это будет носить клеймо „российская пропаганда“, если содержание фильма не совпадает со взглядами носителей идеологии», — пояснил он. При этом, добавил Домке-Шульц, пророссийски настроенные люди обладают гораздо более широким спектром информации, и он надеется, что они будут смотреть этот фильм, так как он соответствует их мировоззрению. Русофобски настроенная группа даже не допускает иную точку зрения на проблему.

Своим фильмом режиссер задает вопрос о возможности диалога и даже примирения этих двух групп.

Глава Фонда защиты национальных ценностей, журналист Александр Малькевич, предваряя показ, рассказал, что этот фильм режиссер снимал не по заказу, а по велению души.

«Мы познакомились с ним, когда работа уже была сделана. Мы загорелись желанием помочь продвинуть этот фильм, чтобы его увидели в России, в Европе, во всем мире, потому что это честный объективный взгляд на то, что произошло пять лет назад в Одессе — 2 мая», — сказал он.

Александр Малькевич подчеркнул, что режиссер сделал фильм полностью сам, на свои деньги. При этом в показе фильма документалисту отказали даже фестивали альтернативного кино, «потому что такое там показывать нельзя».

Глава Фонда также сообщил, что 30 апреля в 19:00 в Музее Победы на Поклонной горе состоится показ фильмы для широкой общественности.

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николай Платошкин в беседе с корреспондентом заявил, что в ситуации, которая происходит вокруг расследования одесской трагедии, есть вина и России.

— Им, на Западе, про Одессу говорить не выгодно. Они этот режим привели к власти. Они будут рассказывать, что их друзья сожгли 48 человек?!

С другой стороны, а мы-то что за это время сделали? Мы помогли родственникам сожжённых подать иски в ЕСПЧ? Можно было это сделать. Мы же помогали, например, нашему партизану в Латвии Кононову, которого там судили. Почему здесь этого не могли сделать? Мы подавали в какие-то международные инстанции, инициировали заседание Совета безопасности?

Есть такая вещь как международные общественные трибуналы. Организуются юристы исключительно западные, не наши, чтобы не было подозрений, что Россия манипулирует, вызываются свидетели и прочие. У этих трибуналов очень большой общественный резонанс, хотя они не могут выносить обязательные для исполнения приговоры. Почему мы ничего не делаем? Почему МИД этим не занимается?

Их (Запада — ред.) интерес замять эту тему мне ясен. Мы для них мухи, комары и прочее, которые умирают где-то в районе Татарии. Когда был теракт в Петербурге, они отказались расцветить Бранденбургские ворота российским флагом, хотя делали это в отношении Парижа, Брюсселя.

2 мая в Москве на Манежной площади у стелы города-героя Одессы будет возложение цветов в память о тех, кого заживо сожгли. Пусть люди придут, своим присутствием покажут, что им не все равно.

Интересный материал:  Александр Кравец: «У Полежаева два пунктика и они взаимосвязаны: Колчак и культовые сооружения»

«СП»: — На Украине завершились президентские выборы. Есть надежда, что новые власти завершат расследование, которое уже пять лет тянется?

— Зеленский — это гламурный бандеровец. Он гораздо хуже Порошенко, потому что похитрее и поновее. Пока он себя разоблачит, и люди поймут, что он еще хуже, пройдет время. Ничего не сдвинется. Они расследуют дела 10 коррупционеров, которые что-то украли. А здесь они ничего делать не будут, так как вся эта власть на этих трагедиях — на Майдане, в Одессе, в Донбассе — и основана. И между Зеленским и Порошенко в этом смысле нет никакой разницы.

Капитан Очевидность

То, что Зеленский принадлежит к бандеровскому лагерю, очевидно всем и каждому. По крайней мере, озвученные им позиции во время открытых предвыборных дебатов с Порошенко, заставляют в этом убедится всех и каждого. Кто как не он критиковал прежнее руководство Украины за то, что оно, видите ли, неспособно вернуть Крым и Донбасс? Разве соответствующие заявления не носили недвусмысленного характера? То есть, Зеленский относится к тем, кто фактически стремится заставить жить и говорить по украински всех, кто не желает этого. Принцип права народов на самоопределение игнорируется. Соответственно, для русскоязычных граждан сохраняется опасность. Далее, что такое «возвращение Крыма Украине»? Фактически это насильственное отторжение части территории нашей страны. Иных мнений здесь быть не может. И только одно это позволяет понять, что разница между Зеленским и Порошенко минимальная (если она вообще имеет место).

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.