Наследники Дзержинского

Автор: | 2021-03-02
Наследники Дзержинского

Наследники Дзержинского

Наследники Дзержинского

Некоторое время назад в информационное пространство страны ворвалось, полетело над низинами официоза и болотом великосветских сплетен яркой кометой, имя Феликса Эдмундовича Дзержинского. Внезапно прислушавшаяся к общественникам власть, перспектива возврата на Лубянскую площадь монумента авторства Вучетича, голосование на Активном гражданине. Всё это возникло как-то вдруг – и завертело, закрутило, овладело вниманием общественности. Споры, дебаты, ролики и статьи. Навязанное соперничество с Александром Невским, живо заставившее всколыхнуться воспоминания о некогда гремевшем и вызывавшем вокруг себя не менее кипучую борьбу мнений конкурсе Имя России. Там тоже в итоге достали из загашников князя новгородского и достаточно цинично использовали, назначив его победителем, как личность, за которой, вроде бы, не стоит ничего политически злободневного и актуального. Попутно упростив оригинальную и неординарную историческую фигуру Александра Ярославича до лубочного безликого “защитника земли Русской” – так, что его вполне можно было заменить каким-нибудь мифическим богатырём Святогором.

В точности также, как и на конкурсе 2008 года, в дело пошли накрутки и махинации, успешно вскрытые дотошными интернет-пользователями, разбирающимися в основах матстатистики. Они произвели анализ, выстроили весьма наглядные диаграммы с характерной “ступенечкой” резкого взлёта числа голосующих за нужную кандидатуру. Намечался скандал с разоблачениями, а потом… Всё окончилось ещё резче и неожиданное, чем начиналось. Скучным и пресным заявлением Сергея Семёновича Собянина, отправившего на правах градоначальника всю тему с памятником на Лубянке опять пылиться в долгий ящик. Цитировать его дотошно, целиком – слишком много чести. Да и места в нерезиновой, в отличие от собянинской Москвы, статье тоже.  Ограничимся финальной частью:

“Разные точки зрения на историю неизбежны. Но памятники, которые стоят на улицах и площадях, должны не раскалывать, а объединять общество. Поэтому я считаю правильным остановить этот процесс и пока оставить Лубянскую площадь в том виде, как она есть сейчас.

Хочу поблагодарить всех неравнодушных граждан, которые активно участвовали в этой дискуссии, и очень прошу их согласиться с этим решением. По правде говоря, у нас сегодня огромное количество более актуальных тем. А к этому вопросу мы наверняка еще вернемся и вместе примем правильное и разумное решение”.

Резюмируя, шиш вам вместо монумента, а вы держитесь там, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья! Классика жанра.  Вообще эта чудесная манера властьимущих современной России уходить от неудобных ей тем и личностей под предлогом того, что их обсуждение “раскалывает общество”. Господа, общество уже расколото. Прежде всего – на классы, но, понятно, этого вы никогда публично признать не сможете, чёрт с вами. Усилиями властвующей клики “Страна Рублёвка” уже давно откололась и так далеко отошла от “Страны глубинки, что впору вспомнить крылатую фразу из фильма Кин-дза-дза про “правительство на другой планете”. Есть и другие линии разлома, их масса.

Но примем даже слова господина Собянина за чистую монету – уже масса интересного выходит. Во-первых, что же это за народное единство такое хрупко-фарфоровое, если его так легко можно скомпрометировать, заставить пойти трещинами – всего-то обсуждая целесообразность возвращения на место некогда стоявшего там монумента давно покойному человеку? А ну как действительно придётся нашему Отечеству – и обществу – пройти через полосу испытаний? Это ведь не то что раскол получится – разлетится всё на мелкие осколочки… Во-вторых, остаётся диву даваться как легко – и даже, надо признать, не без изящества – не каждый поймёт – господин Собянин дал понять, что считает граждан вверенной в его руки столицы баранами. Скотиной, которая вообще обыкновенно не имеет собственного мнения – так, жуёт, мычит – и обретает его, только если ей свыше подбросят, как кость собаке кинут, какую-то тему для обсуждения. Правда ведь, никто до истории с памятником не задавался вопросами истории, не давал внутренних оценок личностям Феликса Дзержинского, или Александра Невского. Хотя, наверное, наше высшее чиновничество просто привыкло, что ничто в мире не может делаться без их указки. Чтобы солнце утром поднялось на небосклоне, непременно надо оформить для светила специальное предписание с печатью и подписью.

Что мы имеем в сухом остатке? Разочарованную публику, по-прежнему торжественно сверкающую клумбой — что старик проплешиной Лубянскую площадь. И вопрос – а для чего вообще потребовалось городить огород? Да ещё и ценой дискредитации Активного гражданина, возможность искажения народного волеизъявления на котором сделалась для всех очевидной истиной. Либерал-популисты традиционно прокричали слово “Навальный” – дескать, власти бы хоть что придумать, но только бы не обсуждала вся Россия “берлинского пациента”. Охранители выкатили обновлённые теории заговора о внешнем управлении страной, доблестном Путине, который как настоящий Штирлиц вот уже 20 лет деятельно притворяется, что гробит Россию, чтобы однажды вычистить азом всю пятую колонную и спасти родину-мать. Вот и опять – окрик из Вашингтона – и пришлось Владимиру Владимировичу сдавать назад, шифроваться. Другой Владимир – Вольфович – в традиционном стиле соригинальничал: предложил установить на Лубянке не людей – морока только от них и кривотолки, а фонтан. Только вот сыреет уже порох в пороховницах: вышло не эпатажно, а просто глупо. Вот ведь досада…

Между тем поразмыслить над тем, для чего господствующей клике потребовалось заваривать кашу вокруг Дзержинского остаётся. Если целью было навсегда предохранить себя от перспективы возврата Феликса на законную позицию – вот чтобы ни петиций, ни писем, ни вообще ничего – то возможности для этого имелись. Спасибо дружно голосовавшим в едином порыве компьютерным ботам и проинструктированным на сей счёт московскими соцработниками, Невский лидировал. Ничто не мешало так и объявить его победителем, поставить нечто пошловато-пафосное в стиле памятника Владимиру Красно Солнышко со здоровенным крестом. Ну повозмущался бы кое-кто нечестностью при голосовании. И что? Это ведь не выборы, с закреплённой юридически процедурой, а так. Даже в суд не на кого подавать. Нет, тут нечто иное… А может правда просто эдакая красная тряпка для отвлечения внимания? И опять – не верю. Дзержинский – тема серьёзная. Зачем ворошить её ради заполнения информационного поля – тут ведь подойдёт любой “белый шум”, лишь бы погромче. Технология уже давно отработанная. СМИ покладисто и умело слепят сенсацию национального масштаба из какой угодно похабной ерунды, очередного онанирующего Дзюбы.

С точки зрения автора вся история вокруг памятника Дзержинскому – это, во-первых барометр, призванный дать достаточно точный и правдивый замер общественного мнения. Показать властьимущим насколько силён в массах запрос на социальную справедливость – в том числе достигаемую через решительные и беспощадные меры. Социология давно уже превратилась в ещё один политический инструмент, она правится, перелицовывается под нужды момента. Однако на этом пути можно зайти однажды чересчур далеко – и перестать различать истинное положение вещей и собственный ангажированный вымысел. В год выборов в Госдуму, в момент, когда Левада-центр сообщает – уже 41% опрошенных россиян не желает видеть Владимира Путина президентом после 2024 года, завзятым лжецам потребовался надёжный способ почувствовать под собой страну.

Интересный материал:  «Майдану» не бывать в Белоруссии!

Во-вторых же, что ещё важнее, господствующим классом была сделана первая попытка, эдакий предварительный подход к снаряду, в деле приватизации образа и наследия Железного Феликса, его перелицовывания под свои нужды. И, пожалуй, это отчасти даже хорошо – что памятник пока что не появился на Лубянке: значит, до поры задача признана нерешаемой. Приватизация – вот самое главное слово господствующей ныне системы. С ним она родилась, под этим девизом существует, хватая и присваивая: материальные ценности, труд. И даже историю и память. Кажется – нереально. Как отделить Дзержинского ото всего, что для него было самым важным, святым, от дела всей его жизни? От борьбы за социализм. Но вода точит камень. Когда-то столь же немыслимой показалась бы идея о том, что можно из Победы в Великой Отечественной попытаться вымыть, вытравить помаленьку красный цвет. А теперь… Многим по-прежнему памятен костюмированный парад, организованный Российским Военно-Историческим Обществом, где на советской технике красовались двуглавые орлы вместо звёзд. Бравурные марши военных парадов на 9 мая сочетаются с унизительно нищетой и ненужностью ветеранов во все остальные дни в году. С постоянными призывами хранить и чтить память павших, провозглашаемой на словах борьбой за историческую справедливость, совмещаются почётная доска в честь маршала Маннергейма и иже с нею. Присвоить можно всё, любую ценность – если не давать своевременно отпор грабителю.

Но Дзержинский…. Нет, всё-таки слишком боязно! Ведь жадная свора помнит, что такое для ей подобных было ЧК во главе со своим основателем. Боится до дрожи того опыта, смыслов, образов. Железный Феликс, бритвенно острый и в то же время цельный, как монолит: подпольщик и руководитель могущественной спецслужбы. Рыцарь революции. Так вот запросто не подступишься. В первой попытке с точки зрения властьимущих что-то пошло не так. Не туда завернуло. Не возникло нужных ассоциативных рядов.

В частности с нынешними ФСБ и ФСО. Эти господа хотели бы освоить наследие Дзержинского, его моральный авторитет. Выступать перед народом в качестве его преемников. Вот мол, тоже давим злобную гидру, душим врагов – и не стесняемся при этом в средствах. Только нынешняя госбезопасность к прежней имеет отношения не больше, чем современные российские руководители – к победе над фашизмом. Охранка, третье отделение ЕИВ канцелярии – вот духовные отцы теперешних органов. Как бы не Гестапо. Дзержинский показателен как раз тем, что, находясь на своём архиответсвенном посту, никогда не позволял служебному взять в себе верх над человеческим. Не очерствел, не сузил кругозора, не изменил ни в чём принципам, которые пронёс через всю свою биографию. Его именовали иногда карающим мечом советской власти, но он не стал инструментом. Никогда! Памятник – это символ. Но за любыми лукавыми знаками всегда стоит конкретика дел. Служат всегда не просто, абстрактно, а кому-то и чему-то. ФСБ и ФСО служат буржуазному режиму, вогнавшему Россию в состояние перманентного кризиса и всё глубже погружающемуся туда самому, являя черты уже открытой диктатуры.

Компартия столкнулась с ними в полной мере. Репортажи последнего времени напоминают сводки времён какого-нибудь 1907 года. Здесь арестовали коммунистов. Там судят. А вот уже приговорили. Широка страна моя родная – и по нынешнему всплеску силового давления впору изучать её географию. В Карелии задержан первый секретарь республиканского комитета КПРФ, член регионального парламента Евгений Ульянов. За страшное преступление. Поводом послужило то, что депутат посмел провести 23 февраля в государственный праздник  встречу со своими избирателями в центре Петрозаводска у памятника Ленину. В Ярославле за это же полиция прессует областного депутата и лидера КПРФ в регионе Александра Воробьева. В Саратове продолжаются атаки на Николая Бондаренко. Ставит рекорды по репрессивной части Пенза: на 20 суток арестован первый секретарь обкома ЛКСМ РФ, депутат Пензенской гордумы Александр Рогожкин, руководитель фракции КПРФ в Пензенской гордуме Александр Смирнов и 2-й секретарь обкома ЛКСМ Александр Ермаков — на 7 и 4 суток. В Ульяновске силовики оказывают давление руководителя фракции КПРФ А.Габадтинова.

В Москве нагрянули с обысками к главе муниципального совета депутатов района Щукино  и кандидату в депутаты Государственной думы от КПРФ по 206 избирательному округу. Отсидел пятнадцать суток – и, слава богу, вышел на свободу молодой коммунист Алексей Редин. Автор этих строк лично брал у него короткое интервью. Настроение у Алексея боевое, голос уверенный. Взяли его в оборот 31 января в 500 метрах от метро Сухаревская, когда он с товарищами занимался информированием граждан о проведении шествия КПРФ 23 февраля, раздавая листовки. Как? Некий персонаж, одетый по гражданке, не представившись и не предъявляя никаких документов, просто подбежал, ухватил за рукав и скомандовал идти с ним. Самое натуральное разбойное нападение. Потом был переполненный людьми автозак, пародия на суд, куда людей заводили пачками и объявляли им приговоры скопом под копирку. И изолятор в районе Истры. К слову, там по словам Алексея отношение было куда человечнее, нежели в Москве.

Понятно, партия не сдастся и не отступит. Нас не выйдет запугать репрессиями, господа! Скорее только напротив мобилизовать – и очистить от попутчиков, сплотить в по-настоящему боевую структуру. Ещё недавно буржуазный режим играл с нами в шахматы. С форой в пару-тройку фигур и так и норовя стащить с доски пешку, стоит только чуть отвлечься. Теперь начал играть в Чапаева. Что ж, значит и нам пришло время отреагировать соответствующе… А ещё заявить – не примазывайтесь, подлецы! Прочь от светлого имени! Истинные наследники Железного Феликса – те, кто сейчас сражается за торжество левой идеи, за справедливость и социализм, презирая опасность – и смело принимая отмеренную режимом на свою долю чашу страданий!

Что до памятника – он непременно будет водружен на своё место. Однажды. После победы…

Иван Мизеров

Источник.



Просмотров: 147

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.