Народный герой и реванш белогвардейщины

Автор: | 2020-10-23
1+
Народный герой и реванш белогвардейщины

Народный герой и реванш белогвардейщины

Народный герой и реванш белогвардейщины

Как сообщило на своем интернет-сайте оренбургское войсковое казачье общество «17 октября 2020 года, в приделе храма Вознесения Господня в селе Красном Оренбургской области был открыт памятник казачьему полковнику Тимофею Ипполитовичу Сладкову (1884 – 1956 гг)». Событие само по себе малоинтересное широкой общественности, даже если учесть, что сей полковник участвовал в Империалистической и Гражданской войнах.

Впрочем, уже само название статьи именует Сладкова «победителем Чапаева». По иронии судьбы или как оговорка по Фрейду «победитель» закавычен самими же казаками. Мне сложно судить, насколько авторитетны в казачьей среде лица, финансировавшие установку памятника, и насколько их мнение отражает позицию всего казачества. Известно, что казаки теперь разные. Кого-то называют ряжеными за отсутствие реальных заслуг перед обществом и страсть к увешиванию себя побрякушками, а кто-то служит и трудится на благо нашей страны. Не меньше вопросов вызывает и открытие памятника на территории православного храма («так как казаки в современной России выступают продолжателями традиций служения Отечеству и вере», – уверяет автор информационного материала). Правда, итоги гражданского противостояния уже давным-давно, аж в 1923 году, подвел Патриарх Тихон: «Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежёвываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции». Но что последователям белогвардейщины слова Святителя, прошедшего к признанию Советской власти через думы и скорби. Для беляков «история Гражданской войны в России (1917 – 1922 гг.) до сих пор переосмысливается, вспоминаются и реабилитируются имена незаслуженно забытых ее участников». Каким судом реабилитируют «незаслуженно забытых» мне неизвестно.

Что касается Чапаева, он отнюдь не забыт. Истинный народный герой, сын народа, человек великой храбрости, смекалки и благородства, Василий Иванович и сейчас всем известен. О нем снимают фильмы и передачи. Его присутствие в народном фольклоре свидетельствует об истинной народной любви и популярности.

Впрочем, и полковник Уральского казачьего войска Тимофей Сладков, не должен быть отнесен к «незаслуженно забытым». Именно он, будучи командиром белоказачьего полка, а потом и дивизии, возглавил в сентябре 1919 года карательный отряд, который прошел рейдом по тылам​ красных войск и совершил атаку на станицу Лбищенская. В ходе жаркого ночного боя беляками был уничтожен штаб 25-й дивизии вместе с ее командиром Василием Ивановичем Чапаевым.

Бои на прикаспийских территориях носили крайне ожесточенный характер. Многие населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. За Чапаева был народ, против – колчаковцы – лучшие офицерские и казачьи части, снабженные интервентами всем необходимым. Удача в бою переменчива. Сегодня красные безудержно наступают, завтра контратакуют белые. Теперь, спустя сто лет, можно было бы отнести лбищенский рейд белоказаков к несомненной тактической и пропагандистской удаче. Если бы… Если бы это был честный бой.

Над захваченными врасплох безоружными людьми (многие даже не относились к боевым подразделениям чапаевцев) была учинена звериная расправа. Вспомним Д.Фурманова: «Разъяренные, рассвирепевшие казаки, узнав, что в руки попал «сам комиссар», даже и не подумали что-либо узнавать от него, допрашивать и выпытывать, — они горели звериной охотой поскорее учинить над ним кровавую расправу. Выволокли на волю — каждому хотелось первому всадить ему в грудь холодное лезвие… Потрясали над головой оружием, скрещивались, звенели шашками, с остервенелыми лицами ждали, когда его бросят на землю… И как только бросили, — в горло, в живот, в лицо воткнулись шашки и штыки… Началась вакханалия. Но и этого было мало: ухватили за ноги, ударили, размахнувшись, с такой силой, что разлетелась черепная коробка, выскочили мозги… Потом рвали, драли, кололи и резали его одежду, пинали этот сгусток мяса и крови, каждый метил пнуть непременно в лицо… Тут же поблизости стояли несколько пленных красноармейцев; они с ужасом смотрели, во что превращен был славный комиссар Павел Степаныч Батурин. Несчастные! Они почти все до одного — уже через несколько минут — сами погибли под казацкими шашками…».

Не щадили белобандиты и сдавшихся в плен. Красноармеец И. Володихин вспоминал: «Мы старались прорваться, но я был тяжело ранен, и меня схватили казаки. На допросе мне штыком прокололи руку, потом ударом приклада сбили с ног, и я потерял сознание. Когда пришел в себя, приказали вырезать на теле знак звезды, а от следующего удара я снова потерял сознание. Очнулся уже во рву среди трупов расстрелянных товарищей, когда в город вошли чапаевцы…».

Ординарец Чапаева Петр Исаев, знаменитый Петька, честный и преданный делу освобождения народа боец «остался на берегу до конца и, когда винтовка стала не нужна, выстрелил шесть нагановских патронов по наступавшей казацкой цепи, а седьмую — в сердце. И казаки остервенело издевались над трупом этого маленького рядового, но такого славного, благородного воина. С большим трудом потом опознали товарищи эту раздавленную в песке кровавую массу человеческого тела…».

Одно дело враг, поражающий тебя в честном бою. Другое – нелюдь, калечащий даже трупы. Впрочем, как писал Ромен Роллан «во все времена белые армии похожи одна на другую».

Полковнику Сладкову досталась «честь» калифа на час. Убить Чапаева у него получилось. Но победить поднявшийся народ – нет. Совсем скоро Михаил Васильевич Фрунзе издает приказ по фронту: «Пусть не смущает вас ничтожный успех врага, сумевшего налётом кавалерии расстроить тыл славной 25-й дивизии и вынудить её части несколько отойти к северу. Пусть не смущает вас известие о смерти доблестного вождя 25-й дивизии Чапаева и её военного комиссара Батурина. Они пали смертью храбрых, до последней капли крови и до последней возможности отстаивая дело родного народа».

Мощными ударами красных был восстановлен дрогнувший было фронт. Белоказаки стремительно откатывались к Гурьеву и форту Александровский. Через полгода с белогвардейщиной в Прикаспии было покончено. Сладков с остатками своих подчиненных эвакуировался под защиту англичан в персидскую Басру (в спешке бегства оставив даже жену с ребенком).

Интересный материал:  Александр Кравец потребовал убрать в Омске памятную доску Колчака

В эмигрантском безопасном далеке полководческие дары полковника не были оценены. Пришлось довольствоваться подсобной работой на ферме богатого француза. Так и истлела бы память о белогвардейце, но вот нашлись в родных пенатах идейные последователи. Вот только в родных ли пенатах? Родиной Сладкова был Уральск, теперь он на территории Казахстана. Насколько я понял из восторженных публикаций о Сладкове, казахстанские власти кумира себе в виде белого полковника не сотворили. Потому памятник был установлен в населенном пункте, никакого отношения к Сладкову не имеющем. Каков его статус тоже юридически не совсем мне понятно – предмет религиозного назначения? Частная собственность?

К чести казахстанцев сказать, что они остерегаются переписывать историю. На Украине вот не испугались. Пытаются в Белоруссии. С моей точки зрения переписывание истории – тревожный симптом оранжевых революций. Что сказать о памятнике убийце Чапаева? Лично для меня – это плевок в душу. Мой прадед Константин Александрович Иванов – славный кавалерист, чапаевец, в честь него меня назвали, наверное, переворачивается в гробу. Да и не для меня одного. Мы все с трудом отходим от оранжевого перестроечного морока, с его «новой правдой», «плюрализмом» (плюй в реализм), «белыми пятнами истории». Рейтинг Сталина зашкаливает. О каких бы достижениях не говорили даже официальные СМИ (в военном деле и судостроении, литературе и разведке, балете и освоении космоса), приходится признать, что были они в Советское время выдающимися. Даже высшая власть с оговорками, но признает красный ХХ век. Кому снова понадобилось бередить старые раны. И где? На Урале, где кровавым потопом, не забытом и поныне, прошла колчаковщина. Или они следуют словам черного барона Врангеля, что гражданская война не закончилась, а лишь приняла новые формы.

Нам война, а тем более гражданская, не нужна. Но если господа её так упорно навязывают, то они её возможно получат.

Константин Ерофеев

От редакции: гражданская война, как известно, это высшая форма классовой борьбы, которая при капитализме, конечно, никогда не заканчивается. Естественно, что войны никто не хочет. Но если господа её так упорно навязывают, то они её возможно получат.

Источник.



Просмотров: 57

1+