На кого работаете, братья? Патриотизм и принуждение

Автор: | 2021-10-06
На кого работаете, братья? Патриотизм и принуждение

На кого работаете, братья? Патриотизм и принуждение

На кого работаете, братья? Патриотизм и принуждение

Когда речь заходит о патриотизме в буржуазном мире, точнее о том, что любой патриотизм в капиталистической стране совершенно чужд и враждебен интересам трудящихся, вспыхивают отчаянные споры. Очень часто, сторонники, по словам Ленина, оборончества: обманутые буржуазной пропагандой люди, спутавшие Советский патриотизм с защитой буржуазного «отечества», приводят в качестве примера партизанское движение в России во время войны 812 года. Действительно, во время войны с Наполеоновской армией возникло партизанское движение в которое входили в том числе и крепостные крестьяне.

Партизаны весьма ощутимо изматывали французские войска и были постоянной «головной болью» для снабженцев французской армии. Но и тут все совсем даже не просто: как мы знаем из истории войны 1812 года, первый партизанский отряд был создан по инициативе вовсе не крестьян, а Барклая-де-Толли под командованием генерала Винцингероде. То есть, речь шла на самом деле не столько о партизанском отряде, сколько о диверсионной группе в которую набирали, в числе прочих, крепостных крестьян. Логика создания такого «партизанского» движения была вполне очевидной: Наполеон, как впоследствии и Гитлер, рассчитывал на молниеносную войну. Он предполагал захватить Россию за двадцать дней. Тыловое обеспечение армии Наполеона рассчитывало именно на такой срок. На такой-же срок были и запасы продовольствия и фуража. Если же, при помощи диверсионных групп отбить какую-то часть этих запасов, то в армии Наполеона начнется голод.

Для целей партизанской, а на самом деле — последовательно-диверсионной деятельности, были переброшены в тыл к французам т. н. летучие гусарские подразделения. Знаменитый Денис Давыдов, например, писал генералу Багратиону следующее:

«Ваше сиятельство! Вам известно, что я, оставя место адъютанта вашего, столь лестное для моего самолюбия, вступая в гусарский полк, имел предметом партизанскую службу и по силам лет моих, и по опытности, и, если смею сказать, по отваге моей… Вы мой единственный благодетель; позвольте мне предстать к вам для объяснений моих намерений; если они будут вам угодны, употребите меня по желанию моему и будьте надеждны, что тот, который носит звание адъютанта Багратиона пять лет сряду, тот поддержит честь сию со всею ревностью, какой бедственное положение любезного нашего отечества требует…»

Кстати, приказ Багратиона о создании летучего партизанского полка был последним перед Бородинским сражением, где Багратион был смертельно ранен. Отряд состоял из 50 ахтырских гусар и 80 донских казаков, которых Давыдов отбирал лично. Его соратниками были однополчане, офицеры Ахтырского полка штабс-ротмистр Николай Григорьевич Бедряга, поручик Дмитрий Алексеевич Бекетов, поручик Пётр Иванович Макаров, старший вахмистр отряда гусар Шкляров, вахмистр Иванов, а также командиры-казаки — хорунжие Талаев и Астахов и урядник 10-го Иловайского полка Крючков.

Сразу же по завершении боя за Шевардинский редут отряд Давыдова отделился от действующей армии и отправился в рейд по тылам французской армии.

На территории захваченной французами Давыдов обнаружил «общее добровольное ополчение поселян». Общая численность партизанского ополчения, включая и летучий полк Давыдова насчитывало до 300 всадников. Мы не станем развивать тему о боевой эффективности т. н. «партизан» в ходе кампании. Приведем лишь фрагмент из его «Дневника партизанских действий»:

«…На рассвете мы атаковали в виду города неприятельский отряд, прикрывавший транспорт. После стремительной атаки большая часть прикрытия рассыпалась, успех превзошел моё ожидание: 270 рядовых и 6 офицеров сложили оружие, до 100 человек легло на месте. Сей транспорт состоял в новой одежде и обуви на весь 1-й Вестфальский гусарский полк и (по найденной накладной) стоил 17 тысяч франков».

Быстрые его успехи убедили Кутузова в целесообразности партизанской войны, и он не замедлил дать ей более широкое развитие и постоянно присылал подкрепления.

В октябре отряд Давыдова, увеличившийся до 700 человек, разгромил пехотный батальон, взяв 200 пленных, захватил 41 фуру с продовольствием и транспорт с обмундированием на целый полк, снова атаковал гонявшегося за ним противника, уничтожив около 800 солдат и офицеров и столько же взяв в плен. На ликвидацию отряда Давыдова противник направил крупные силы, но партизаны внезапно атаковали и рассеяли их авангард.

Именно в результате того, что часть действующей армии централизованно направлялась на, как называли ее тогда, «партизанскую», а на самом деле — разведывательно-диверсионную работу, а так-же в результате того, что армия Наполеона проводила политику «вжженной земли», сжигая на своем пути города и села, что привлекало в разведывательно-диверсионное подразделение Давыдова крестьянское ополчение, войну 1812 года стали называть «Первой Отечественной».

Но нужно понимать, что во-первых: слабо обученные и довольно малочисленные по сравнению с регулярной армией подразделения из крестьян, были вынуждены сражаться для сохранения самой своей жизни с войсками французов. Во-вторых, основной размах т. н. «партизанского» движения происходит под руководством и по призыву командиров, направленных в тыл для проведения разведывательно-диверсионных операций с привлечением крестьянской массы.

То есть, если убрать привнесенную правящим классом идею русского патриотизма, то истинный смысл т. н. «патриотизма» большинства из сражающихся крестьян был в элементарной самозащите от реальной опасности уничтожения голодом. Опасности исходящей непосредственно от армии Наполеона, проводившей тактику «выжженной земли». В-третьих, крепостные крестьяне совершенно привычно подчинялись приказам бар. Если барин приказывал идти в партизаны — крепостной послушно шел. Тем более, что такой приказ соответствовал и его, крепостного, целям — попытаться защитить себя и свою семью от губительной силы, которую применяли захватчики-французы.

Интересный материал:  Буржуи-аутсайдеры на Украине заговорили о создании из их страны ЮЗФО России

Вот еще интересный эпизод из т. н. «партизанской» войны 1812 года:

В конце ноября М. И. Кутузов приказал Давыдову занять Гродно

«и очистить окрестности оного более через дружелюбные переговоры, нежели посредством оружия».

9 декабря гарнизон Гродно, состоявший из 4 тысяч солдат и офицеров и 30 орудий, оставил город.

Гинзбург в книге «Война 1812 года и русские евреи», приводит слова «партизана» Дениса Давыдова:

“Напротив того, все вообще евреи, обитавшие в Польше (то есть Белоруссии и Литве), были столь преданы нам, что во всё время не хотели служить неприятелю в качестве лазутчиков и весьма часто сообщали нам важнейшие сведения о нём». В преданности евреев России Давыдов был настолько уверен, что, заняв Гродно, передал охрану порядка в городе местному кагалу.”

Если следовать из логики, что партизаны во время войны 1812 года следовали некому «патриотизму», то вызывает, как минимум, недоумение, отсутствие такого патриотизма у, например, еврейского населения Польши.

Что следует из вышесказанного?

Во-первых: т. н. «народное партизанское движение» во время войны 1812 года было в-основном, хорошо организованным разведывательно-диверсионным мероприятием, созданным, скоординированным и поддерживаемым, в т.ч. и личным составом, со стороны руководства Русской армии. Все успехи т. н. Партизан — это успехи, на самом деле регулярных подразделений русской армии, направленной в тыл к французам и выполнявшим боевые задачи, которые ставили военачальники, руководящие всей кампанией в целом.

Во-вторых: те крестьяне, которые принимали активное участие в партизанской войне, были вынуждены защищать не столько и не только некое «Отечество», сколько защищаться от неминуемой смерти. Смерти ужасной. Голодной смерти. Необходимость защищаться от смерти у крестьян возникла в результате тактики «выжженной земли», которую совершенно сознательно применяли французы.

В-третьих: сам термин «Отечественная война» в отношении к войне 1812 года был использован правящей в России тех времен феодальной элитой для того, чтоб подчеркнуть особую значимость их — элиты, заслуг во время этой войны.

Если вернуться к нынешней ситуации, например в РФ, то никакая тактика «выжженной земли» вероятными противниками буржуазной России не планируется по причине того, что в нынешних условиях — условиях империализма, характер войны кардинально поменялся. Империалисты всех стран, включая и РФ, борются не за контроль над некими территориями, а за контроль над рынками сбыта. Ликвидация населения на территории — это ликвидация цели их борьбы: рынка сбыта. Передел мира в империалистический период подразумевает не владение некими территориями и даже не политический диктат правительствам завоеванных стран, а контроль экономический. Нынешние войны — это войны за прямую выгоду тем или иным кланам империалистов. Отсюда и наблюдаемые «странности» в ходе этих военных кампаний, когда страны, вроде-бы находящиеся в состоянии вооруженного противостояния, однако, одновременно находятся в тесных партнерско-торговых отношениях между собой.

Нужно ли трудящимся таких стран смотреть на своих соседей, как на врагов? Нужно ли трудящимся убивать и умирать за некий «патриотизм» «своего» государства? Нужно ли поддерживать призывы патриотов и лживую пропаганду буржуазных дельцов, направленные против какого-угодно народа, какой-угодно страны? Есть ли в этом у трудящихся хоть малейший интерес, хоть малейшая польза? У крестьян во время войны с Наполеоном выхода другого не было, а как насчет нынешних времен?

Когда ситуация в России приводила к массовой гибели крестьянского населения, а это в «России, которую мы потеряли» происходило регулярно в 3-5 лет за счет голода и болезней, вызванных политической системой внутри страны, то те-же крестьяне поднимали «партизанские» восстания и против «своих родных» грабителей и убийц — господ, ровно так-же, как поднялись соратники Давыдова из крестьян против убийц и грабителей в 1812. Эти «партизанские» бунты старательно расстреливались войсками «Отечества», о чем царедумцы в последнее время вспоминать, конечно, не любят. Как не любят современные буржуазные СМИ называть цифры беспризорников, людей живущих в крайней нужде, людей лишенных хотя-бы ежедневного куска хлеба. Отечество ли Россия для такого населения? Родина ли?

Или Родину защищали российские парни, погибшие в Сирии? «Работайте братья!» – это звучит достойно, звучит героически. Но вот ведь в чем вопрос: «На кого работаете, братья? На «своих» буржуев, или на наш народ?».

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Иван КЭП



Просмотров: 173

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.