«Мусорная реформа» как способ грабежа народа

Автор: | 22.02.2019
«Мусорная реформа» как способ грабежа народа

«Мусорная реформа» как способ грабежа народа

В чём смысл начатой в России «мусорной реформы»? Почему на сегодняшний день она сводится лишь к росту тарифов? Нужно ли закупать за рубежом дорогостоящие мусоросжигательные заводы? И почему так необходима государственная система раздельного сбора мусора? Обо всём этом в студии программы «Точка зрения» вели разговор депутат Московской городской думы Николай Зубрилин (фракция КПРФ), академик РАН Виктор Осипов, доктор технических наук Вячеслав Мусаев и эксперт Наталья Колдобская.

Н. ЗУБРИЛИН. Приступить к «мусорной реформе» российские власти вынудили безнадёжно устаревшие технологии обращения с мусором. Его ведь у нас в основном просто сваливают в кучу на полигонах. А в результате в Московском регионе едва не произошла экологическая катастрофа. Под Волоколамском от мусорных газов пострадали дети. Крайне тяжёлое положение в Южном и Юго-Восточном округах. Большие проблемы в Балашихе, Люберцах, во многих других районах Подмосковья.

Кто-то думает, что московский мусор можно сбагрить в соседние регионы. Однако желающих принимать его практически нет. При этом даже 200 мусоросжигательных заводов, о строительстве которых объявил на своей декабрьской пресс-конференции президент Путин, это уже вчерашний день с точки зрения технологии и экологии. Сегодня нужно заниматься раздельным сбором и последующей переработкой мусора. Если говорить о твёрдых бытовых отходах, то картон, бумагу, металл, дерево — всё необходимо сортировать. Люди должны иметь возможность сдавать стеклопосуду и получать за неё деньги, как это было в советское время. Пластиковую упаковку следует отправлять на переработку, но в перспективе от неё надо отказываться. Пластиком засорили уже всю планету, это глобальная проблема.

Отмечу, что в советское время головной боли с пластиком не было. Вместо него в СССР использовалась обёрточная бумага, а для «мокрых» или жидких продуктов — вощёная бумага. Тогда молоко и соки продавались в бумажной таре. И к этому опыту надо вернуться. Пластика стало так много, что он представляет опасность для здоровья людей. И переработать его весь нереально.

В. ОСИПОВ. Сейчас у нас вообще перерабатывается ничтожное количество отходов, не более 5%. В результате Россия превратилась в страну свалок. Это 1920 официально зарегистрированных полигонов накопления отходов плюс 16 тысяч разрешённых свалок и ещё 31 тысяча свалок, созданных без разрешения. Лежащая там огромная масса мусора разрастается, приближаясь к местам проживания людей.

При этом надо признать: несмотря на пресловутую «мусорную реформу», мы ещё 10—15 лет будем вынуждены захоранивать отходы. Мощности для их переработки быстро развернуть не удастся. И надо думать о том, чтобы выбор мест мусорных полигонов и технологий работы с мусором был научно обоснованным. Чтобы не страдали экология и тем более здоровье людей. Ну и о сохранности содержимого их карманов тоже надо подумать.

В. МУСАЕВ. Хотел бы в связи с этим заметить, что бытовой мусор — это всегда что-то ценное. Бумага, металл, пластик, дерево, ветошь и так далее. Такой мусор — потенциальный товар. При правильной утилизации его можно продавать и получать прибыль. Поэтому надо подготовить закон, который упорядочивал бы этот процесс. А потом создать народные акционерные общества, которые занимались бы мусором. Контрольный пакет акций в таких обществах мог бы быть у государства. Но пока ничего этого нет. Зато растут необоснованные поборы с жителей за вывоз мусора. И «мусорная реформа» превращается в очередной бизнес-проект конкретных чиновников.

Н. КОЛДОБСКАЯ. Между прочим, в СССР ещё в 1989 году процент вторичной переработки твёрдых коммунальных отходов составлял около 20%. Действовало более 5 тысяч пунктов сбора вторсырья. После развала СССР эта система была разрушена, и теперь даже в Москве так называемый рециклинг составляет от 5 до 7%. В целом по стране ситуация гораздо хуже. А между тем норма накопления отходов в весовом эквиваленте на одного человека постоянно растёт. Всё больше упаковок, бутылок, старой электрической техники. Плюс батарейки, люминисцентные лампы: у нас всего один завод по переработке такого рода отходов в Челябинске, и тот работает нерегулярно. А налаженных программ по утилизации бытовой техники попросту не существует.

С экологической точки зрения проблема накапливается снежным комом, поэтому реформа назрела. Тем более что растёт число массовых протестов. В 2010 году протестовали против строительства кольца мусоросжигательных заводов вокруг Москвы. Год назад волнения были связаны с полигоном «Ядрово» в Волоколамском районе Московской области. Таких примеров много, и их может стать ещё больше.

В. ОСИПОВ. Протесты в известном смысле происходят из-за отсутствия научно обоснованной программы размещения огромной массы отходов на территории страны. Сегодня мусор всячески стараются спрятать где попало. Находят овраги, заброшенные карьеры, неудобья, болотистые места и сваливают туда мусор. Такие свалки вырабатывают колоссальный объём опасного биогаза. Загрязняются в том числе и подземные воды, а ведь это стратегический ресурс страны.

Что значит размещать отходы на научной основе? Если говорить просто, то в геологической среде мы должны найти участки, обладающие высокими защитными свойствами. Для этого хорошо подходят гигантские глиняные мешки. В глинистой толще можно захоранивать отходы, создавать системы дренирования воды и подачи её на очистку, там же можно собирать и подавать по дренажным системам биогаз, который затем сжигать или утилизировать. И это гораздо дешевле и экологичнее использования купленных за рубежом мусоросжигательных заводов. Тем более что система раздельного сбора мусора для таких заводов пока не создана. Спрашивается, кто заинтересован в том, чтобы государственные деньги расходовались так не-осмотрительно?

Интересный материал:  Мария Панова. Разделяй и властвуй

Н. ЗУБРИЛИН. Контроля за использованием денег — и государственных, и тех, что взимаются с граждан, — действительно очень недостаёт. Именно из-за этого «мусорная реформа» обогащает недобросовестный околомусорный бизнес и чиновников исполнительных органов на местах, где проводится сбор и переработка мусора. У нас в Московском регионе были случаи, когда общественников и экозащитников избивали, побрасывали им компрометирующие предметы, а потом проводили обыски. Так, в Коломне недавно прошли обыски у десятка активистов, один задержан, против него заведено уголовное дело. Это говорит о том, что коррупционеры и недобросовестные чиновники, заинтересованные в незаконном мусорном бизнесе, готовы действовать очень жёстко. Могу сказать, что и «мусорная мафия» действительно существует.

В. МУСАЕВ. Ещё в 1990-е годы бандиты курировали мусорные свалки. А сегодня эти люди вхожи в коридоры власти.

В. ОСИПОВ. Соглашусь, что сегодня для тех, кто занят «мусорной темой», главное — это прибыль: как нажиться за счёт общенародной проблемы. И мало кто думает об экологии и технологических прорывах. Поэтому многое будет зависеть от избранной государством стратегии. Дело в том, что расходы на цивилизованную утилизацию отходов огромные. Стоимость переработки полного цикла (раздельный сбор и сжигание) — тысяча евро за тонну. Это, условно говоря, среднеевропейские затраты. Москва производит пять с половиной миллионов тонн мусора ежегодно. Переработка всей этой массы по европейским стандартам обойдётся в 5—6 миллиардов евро. Не слишком ли дорого? Так что совершенно неправильно увлекаться только западными технологиями. Надо вспомнить о собственных разработках и использовать их.

Н. КОЛДОБСКАЯ. В любом случае люди должны научиться сортировать свой бытовой мусор, а государство должно наладить систему сбора такого рассортированного мусора. Без этого говорить о «мусорной реформе» бессмысленно.

В. МУСАЕВ. Если власть будет применять старые технологии и при этом осуществлять поборы с населения под видом «мусорного тарифа», проблема не будет решена никогда. Деньги уйдут в песок.

Программу «Точка зрения» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу:http://www.rline.tv.

«Земля и люди»

КОЛЛЕКТИВНЫЕ формы собственности и производства подтверждают свою эффективность даже в современных условиях. В Оренбургской области успешно работает СПК имени Гагарина: руководителя предприятия здесь выбирают сроком на 5 лет, бригады осуществляют деятельность на хозрасчётной основе. Лёгкой такую жизнь не назовёшь, но и банкротство коллективу не грозит. Как 200 оренбургских крестьян совместными усилиями успешно ведут хозяйство, рассказывается в специальном репортаже «Земля и люди».

Премьера специального репортажа состоится на канале «Красная Линия» в четверг, 28 февраля, в 22.20.

Юрий Мелитонян

Капитан Очевидность

Любые «преобразования», проводимые властью капитала, направлены на предоставление олигархии дополнительных возможностей обогащения. Последнее происходит ценой нанесения урона обществу. Достаточно посмотреть на итоги гайдаровско-чубайсовских экспериментов («шоковой терапии» и приватизации), «реформ» электроэнергетики, ЖКХ, здравоохранения и т.д. То же самое наблюдается и в мусорном вопросе. Фактически речь не идёт о борьбе за чистоту экологии. Напротив, всё будет делаться так, как выгодно недобросовестному мусорному бизнесу и покровительствующему ему чиновничеству. А экологические проблемы не исчезнут. Для их решения нужно предпринять комплекс мер. Так, должен стоять вопрос о развитии мусоропереработки. Данное мероприятие требует планового характера руководства данной отраслью, экономикой в целом. Но в действиях властей нет намёка на готовность воплотить в жизнь подобные идеи. Всё сводится только к одному — как бы содрать побольше с людей. Недаром народ активнее протестует против людоедской политики.

Источник.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.