Мирно или немирно

Автор: | 2021-08-11
Мирно или немирно?

Мирно или немирно?

Мирно или немирно?

Нас часто спрашивают, каким будет переход к новому, социалистическому строю – мирным или немирным. Спрашивают, в основном, те, кто боится гражданской войны, а также те, кто этот страх культивирует и эксплуатирует.

Что ж, страх понятен. Люди боятся не только за себя. Чем развитее страна, тем война для неё страшнее. Сожжённые, разорённые города и деревни восстановить тем легче, чем слабее развиты технологии; если же технологии высокоразвиты – то восстановить их будет сложно. Кроме того, все представляют, чем грозит война стране, в которой есть даже зачаток атомной энергетики. А количество стран, в которых её нет вообще, стремительно уменьшается.

Но чем понятнее этот страх – тем омерзительнее спекуляции на нём со стороны господствующего класса. Потому что именно они, и никто другой, готовы развязать гражданскую войну ради того, чтобы продолжать обладать собственностью и властью. Прекрасно иллюстрирует это положение высказывание украинского чиновника о том, что они готовы взрывать свои АЭС.

Между тем, капитализм – в наше время строй губительный. Дальнейшее его существование грозит уничтожить всё живое на Земле. Капиталисты развязывают между собой войны и без революций, и войны эти не менее разрушительны и губительны, чем гражданские. Собственно, и гражданские войны могут быть как между пролетариями и буржуазией, так и между буржуазными кланами, как например, гражданская война в Сирии, где воюют кланы буржуазии за контроль над нефтепроводами. Или в современном Афганистане. Война – как гражданская, так и между государствами – редко бывает следствием обострившейся классовой борьбы, чаще она – дитя конкуренции, и чтобы изжить войну, надо устранить экономическую систему, основанную на конкуренции.

А каким путём пойдёт устранение системы? Начнём с того неоспоримого факта, что решить эту проблему убеждением господствующего класса невозможно. Ни один господствующий класс свою власть не уступит добровольно. Да, бывали в прошлом ситуации, когда большая часть феодалов обуржуазивалась, и тогда революция проходила относительно мирно. Именно так было в царской России. Но, во-первых, именно опыт царской России лучше всего показывает, что чем мирнее переход к новому строю, тем больше в нём пережитков прошлого, мешающих дальнейшему развитию (если даже такой архаизм, как наследственные сословные привилегии просуществовал вплоть до ноября 1917 года!) Во-вторых, там феодалу надо было сделаться буржуа. Это он мог, хоть и со скрипом. Но здесь речь идёт об обществе диктатуры пролетариата, то есть, чтобы капиталистам оставаться в господствующем классе – им придётся становиться работниками наёмного труда. Чтобы капиталист добровольно пошёл на это – даже теоретически предположить невозможно.

Революция без революционной ситуации невозможна. Как писал В. И. Ленин:

«Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причём не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы, наверное, не ошибёмся, если укажем следующие три главные признака:

1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде своё господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетённых классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется ещё, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.

2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов.

3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.»

Огромной ошибкой было бы считать, что низы всегда не хотят жить по-старому. Как бы тяжела ни была жизнь низов про капитализме – они к ней уже приспособились, и им кажется, что пере-приспосабливаться будет ещё труднее. Но в годы кризиса их нужда принимает крайние формы, и большинству становится ясно, что дальше терпеть нельзя.

Но далеко не всякая революционная ситуация может перерасти в революцию – для этого необходим, кроме объективных, ещё и субъективный фактор – готовность к революции пролетариев, их сплочённость и организованность. Революция может пройти мирно только при глубоком кризисе верхов, таком глубоком, что сопротивления они оказать не смогут, и при очень высокой организованности людей наёмного труда, в особенности, рабочих. То есть, чтобы революция прошла мирно, надо, чтобы организованность пролетариев превосходила организованность буржуазии.

Именно так было в России в 1917 году. Ведь тогда всё решило не взятие Зимнего дворца, а установление Советской власти на местах. Без него революцию в Петрограде ждала бы судьба Парижской коммуны. В 2/3 этих мест установление Советской власти прошло мирно, без вооружённой борьбы. А последующая гражданская война была вызвана, во многом, интервенцией Антанты, которая стремилась разделить Россию на колонии или сферы влияния, по примеру Китая. Так что интервенция была бы и без революции, но не факт, что без неё Россия смогла бы прогнать интервентов.

А наращивать организованность и сплочённость пролетарии могут только в классовой борьбе. Организовывая забастовки и поддерживая уже организованные. Организовывая народные предприятия и помогая уже организованным бороться против рейдерства.

И в выборах участвовать надо, это тоже одна из форм классовой борьбы. И добиваться победы на выборах – тоже. Только надо отчётливо понимать, что без революционной ситуации капитализм отменить «сверху» не получится, а если взяться за непосильную работу – можно надорваться и впасть в такой оппортунизм, по сравнению с которым английские лейбористы революционерами покажутся.

Интересный материал:  Храним правду об Иосифе Сталине

Единственное, что могут сделать коммунисты на выборных должностях для победы революции в будущем – это следить, чтобы не принимались законы, мешающие пролетариям бороться против буржуазии. И чтобы буржуазия не действовала против пролетариев в обход этих законов.

Пролетариат заинтересован в том, чтобы его власть установилась мирно. Потому что последствия гражданской войны, при любом её исходе, разгребать придётся именно ему. Но буржуазия будет заинтересована в её развязывании, в надежд вернуть власть и награбленные богатства. Так что буржуазия, спекулирующая на страхе перед гражданской войной, по сути дела, угрожает ею.

Алеся Ясногорцева

г. Актобе

Капитан Очевидность Во многих сидит навязанный буржуазной пропагандой стереотип: “революция — это гражданская война”, который опираясь на заклинание “только б не было войны” ведёт к отрицанию допустимости революции. Что подразумевает автор под “побеждать на выборах”, из текста однозначно не понятно. Возможно, имеется ввиду возможность победы отдельных кандидатов. Но вряд ли это та “победа”, которая приведет к власти трудящихся, к установлению социализма. Участие в выборах может быть разным и зависит от состояния экономики и расстановки классовых сил, от разъяснительной работы о сути выборов в буржуазный парламент до активного бойкота. Ясно главное – пока рабочий класс не будет организован на самостоятельную борьбу, пока не будет готов идти до полного взятия власти в свои руки, до тех пор невозможно говорить о победе.

Источник.



Просмотров: 453

Мирно или немирно: 1 комментарий

  1. Эдуард

    Читаешь статью и чувствуешь – автор оппортунист, его самого пугает революция. Как и перепуганный обыватель – тот надеется, что есть хороший, правильный капитализм. ( ,,Ведь есть же нормальные страны – Швеция,Швейцария, там сотни лет никакой войны, это у нас, русских, все не как у людей…”)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.